В недавнем прошлом – создатель гудвилов и лондонский вояжер, участник регулярных роуд-шоу, банкир Игорь Ким расстался со старыми привычками. Гудвил или деловую репутацию он списывает сразу, стоит им только появиться на балансе его банка. А занимать деньги на западных рынках больше не хочет из принципа, даже когда есть такая возможность. Таковы уроки кризиса и горький опыт, полученный Кимом при слиянии его "Урсы" с "МДМ-банком" Александра Попова. Ким использовал приобретенный опыт в новом проекте. В результате у него получился банк для водителей автобусов и других представителей low-класса, живущих вне института социальных лифтов.

ВЕЛИКИЙ КОМБИНАТОР

Банк "Восточный" по итогам третьего квартала ворвался в Топ-10 розничных банков по объему кредитов физлицам и Топ-3 самых филиальных банков. Он обогнал розницу "МДМ Банка", "Юникредита", "Уралсиба" и метит в пятерку крупнейших розничных банков, где доминируют госбанки. По территориальному охвату он уже к ним приблизился: розничная сеть больше только у Сбербанка и "Россельхозбанка". В этом году "Восточный" вошел в рейтинг 1000 мировых банков, составленный "The Banker". По версии журнала, банк входит в двадцатку самых быстрорастущих банков мира (+74% за 2010 год) и в сотню самых доходных (с доходностью капитала 31%). Стратегию агрессивного роста в новом проекте Игоря Кима (15,4%) поддерживают другие совладельцы: давние партнеры Александр Таранов (7,3%) и Андрей Бекарев (8,2%), а также акционеры банка с мировым именем – фонд прямых инвестиций Baring Vostok (30%) и IFC (13,9%).

Фактически, Игорь Ким разменял банк "Урса", который выстраивал почти двадцать лет назад, на новый банковский проект – "Восточный экспресс банк". В первом Ким-стратег потерпел поражение, во втором – претендует на громкий успех. И та, и другая истории не закончены, и поэтому рокировка еще более удивительна: что бы ни случилось, свою партию на банковском рынке Ким играет блестяще. Но, похоже, сам процесс для него важнее инвестиционной цели: за два десятка лет банкирской карьеры он провел 20 сделок по слиянию и поглощению и только один банк продал. В итоге он умудряется регулярно пролетать мимо списка Forbes богатейших бизнесменов России. За последние пять лет он попадал туда лишь дважды: в 2009-м (93-е место, $660 млн) и в 2011-м, когда "золотая сотня" была расширена до 200 бизнесменов (186-е место, $500 млн). До этого, в 2008-м, состояние Кима, по оценке Forbes, было в два раза больше – $1 млрд, но "входной билет" для попадания в список был чуть выше и банкира в нем не оказалось. Таким образом, в кризис Ким потерял половину своего состояния и не восстановил его после кризиса.

ЗАКАТ "УРСЫ"

Основной актив Кима – "Урса Банк" – в 2007 году оценивали почти в $3 млрд, а долю Кима – в миллиард (35,5%). К этому времени, по итогам консолидации четырех кредитных организаций Сибири и Урала, капитал "Урсы" составлял $1,2 млрд, банк входил в двадцатку крупнейших. Он позиционировал себя как универсальный, а фондировался в основном за счет займов на рынках капитала, в том числе на западных, что и стало одной из главных причин обесценения актива. Доля клиентских средств была слишком мала для того, чтобы банк мог пережить кризис без особых проблем. Отношение кредитов к депозитам составляло 235%, к концу 2008-го планировалось снизить этот показатель на треть, однако радикально изменить ситуацию это уже не могло. Финансовый кризис охладил интерес инвесторов к вложениям в ценные бумаги банков. В результате, к середине 2008-го акции "Урсы" торговались на две трети дешевле, чем годом ранее. До краха Lehman Brothers оставалось два месяца, но уже тогда капитализация банка опустилась ниже стоимости капитала на конец года.

Трудности Ким считал временными и потому весной 2008-го решил найти партнера, который поможет с источниками финансирования, чтобы банк мог развиваться. И такой партнер нашелся в лице Александра Попова – его "МДМ-банку" как раз не хватало сильной розницы. Объединенный банк, по замыслу его архитекторов, должен был войти в десятку крупнейших, но этого не произошло. Уже после объявления о сделке, сделанного в декабре 2008-го, "Урса" потеряла почти четверть капитала – был списан гудвил, полученный при присоединении "Уралвнешторгбанка" и "Сибакадембанка". В итоге "Урса" была оценена с дисконтом и доля Кима в "МДМ Банке" оказалась невелика. Ким (10,8%) и Попов (52,2%) подписали акционерное соглашение, по которому управляют совместной долей на равных и в течение пяти лет не могут выйти из бизнеса. Однако взгляды на будущее банка, как позже выяснилось, у них отличаются радикально.

Краеугольным камнем принятой стратегии "МДМ Банка" стали "низкий аппетит к риску", "низкие цели по прибыльности" и "отсутствие конкретных целей роста". Высокодоходные направления были ограничены, экспресс-кредитование свернуто. После проведенной интеграции капитал банка практически не менялся и стоимость активов Кима, соответственно, не росла. Оставаться в проекте дальше для него не имело смысла. В конце октября источники "Ведомостей" сообщили, что расчеты по сделке с пакетом Кима уже начались. За его большую часть он получит "Латвийский торговый банк", остальное деньгами. С учетом размера капиталов ЛТБ И "МДМ Банка", общая цена выкупа вряд ли превысит 10 млрд руб, что в три раза меньше, чем стоимость его пакета в 2007 году.

ЭКСПРЕСС "ВОСТОЧНЫЙ"

"Урса" был главным, но не единственным активом в банковским бизнесе Кима, который сам он именовал "банковским альянсом". Большинство других банков в прошлом году были присоединены к хабаровскому "Восточному". Среди них пермский "Камабанк", томский банк "Движение", ростовский "Ростпромстройбанк" (ранее поглотивший "Южный регион") и московский "Эталон-Банк". Кроме того, "Восточный" приобретал банки у иностранцев: "Городской ипотечный банк" у Morgan Stanley, "Сантандер консьюмер банк" у испанского Santander – его портфель перевел на себя, лицензию в июле перепродал ЛК "Европлан". В конце октября копилку Кима пополнил "Барклайс Банк", который, как и другие "дочки" нерезидентов, был куплен им и группой инвесторов со значительным дисконтом. Теперь "банковского альянса Кима" больше не существует. "Мы – единственный представитель этого альянса, – заявил после консолидации предправления "Восточного экспресса" Сергей Власов (владеет 12,4% банка). – Собственно, мы всех поглотили".

Бизнес-модель "Восточного" проста, относительно устойчива и доходна одновременно. Банк кредитует физлиц за счет средств, привлеченных в частные вклады, продуктовая линейка включает все виды кредитования физлиц – от экспресс-кредитования до ипотеки. Цель банка, как заявляют его акционеры, – кредитование клиентов в нише, которую занимают так называемые водители автобусов, не имеющие возможности значительно улучшить свое положение и перейти в более статусную группу, а заодно поменять банк. Средством для этого служат депозиты физлиц со ставками выше рынка – это позволяет финансировать быстрорастущий кредитный портфель. Следствием повышенных ставок является приток крупных вкладчиков: три года назад на вклады, превышающие уровень госгарантий, приходилась пятая часть депозитов, сейчас более половины. Акцент – на короткие сроки 3–6 месяцев, что позволяет привлекать значительный объем средств и избегать повышенного процентного риска. Фондирование за счет средств, привлеченных на рынке облигаций, согласно стратегии, не должно превышать 10%.

Доля розницы у "Восточного" в активах очень высока (см. таблицу), почти как у "ХКФ-Банка", но и доля вкладов значительна. Единственный розничный банк с более или менее похожей моделью – "ВТБ24". Однако в разрезе группы ВТБ структура его бизнеса выглядит, как у ряда других универсальных банков, фондирующих корпоративный сегмент за счет физлиц. По всем признакам, Ким построил действительно уникальный банк, взяв лучшее из своих прежних проектов. При этом у "Восточного" нет тех недостатков, которые были у "Урсы". Доля рыночных займов в привлеченных средствах незначительна, сеть плотно покрывает территорию страны, а не отдельные регионы, в капитале не учитывается гудвил приобретенных банков. Кроме того, он присоединяет только меньшие по размеру банки, стремясь избежать негативных последствий столкновения корпоративных культур. Единственное, от чего Киму не удалось избавится в новом проекте, – от высокого уровня просрочки.

ВЕЧНЫЙ КЛИЕНТ

До последнего времени "Восточный" не раскрывал всю информацию о просроченных кредитах в отчетности по международным стандартам. В ней банк указывал только долю просроченных платежей (5%), без учета всего тела кредита, как это обычно делается в МСФО. Менеджмент банка считает критическим уровнем вдвое больше, так как высокая доходность покрывает все издержки. В отчетности за полугодие, опубликованной вчера, банк представил новые данные: оказывается, с учетом всего тела кредита просрочка составляет 17,6%, с начала года этот показатель вырос на 1,2 процентных пункта. В целом, этот показатель соответствует уровню плохих кредитов ряда розничных банков, если учитывать не только просроченные, но и списанные кредиты. Настораживает то, что резервы, созданные на потери по ссудам, покрывают менее половины плохого портфеля (46%). При этом достаточность капитала банка, составляющего 13,3 млрд руб., невысока (11,9%). При начислении более значительных резервов от прибыли может не остаться и следа: в прошлом году банк заработал 2,2 млрд руб., план на 2011 год – 2,8 млрд руб.

В отчетах банк указывает, что рост бизнеса происходит без ухудшения качества кредитов, а раскрываемый уровень кредитного риска не отражает наличие обеспечения и залогов. Кроме того, банк декларирует наличие многоуровневой системы оценки кредитоспособности заемщика, способной принять решение с минимально допустимым риском невозврата. На основе анализа базы данных, включающей данные более миллиона клиентов, банк снижает ставки определенным категориям заемщиков – например, женщинам автокредит обойдется дешевле. Как бы то ни было, быстрорастущих банков, ориентированных на клиентов с низкими доходами, без просрочки не бывает. Тем более, если банк идет туда, где у него нет конкурентов, и открывает отделения в городах с населением от 30 000. А "Восточный" – именно такой.

"У нас очень благодатная клиентская база – признался Власов "Эксперту". – В нашей нише у людей объективно нет социальных лифтов. Пришел к нам в банк человек водителем автобуса – и на пенсию он уйдет водителем автобуса. Такие клиенты никуда от тебя не уходят. Другое дело – в корпоративном сегменте. Сначала ты выдал ему кредит на миллион рублей, потом понадобилось два, потом – 10, потом – 50, потом – 100. Рано или поздно он соскакивает в крупный федеральный банк, потом – в "Сбер", потом – в западный банк. А наш клиент – вечный. Главная задача – первый раз заполучить его. Ну, а потом уже он наш весь с потрохами". Сам Ким недоступен для журналистов уже два года – с тех пор, как объединение "Урсы" и "МДМ" юридически состоялось. В окружении банкира говорят, что он увлечен новым проектом и до поры до времени на публику с ним не выйдет.

Игорь Ким о банковском бизнесе

В бизнесе важны четыре составляющие. Это доступ к капиталу, твоя бизнес-модель и система продаж, персонал. Ну а четвертая составляющая – самая высшая, на мой взгляд, – бренд.("Коммерсантъ", 2008)

Согласен, экспресс-кредиты выдаются под очень высокую ставку. Не согласен, что это аморально, как многие сейчас пишут. Аморально красть, а мы ничего ни у кого не крадем – мы снимаем импульсный спрос.("Эксперт", 2007)

Высокий, по меркам зрелого рынка, процент невозвратов и есть плата за создание базы лояльных, проверенных, надежных клиентов, которые будут пользоваться полной линейкой наших розничных кредитных продуктов. ("Эксперт", 2007)

При покупке банка сначала я беру риск новой кредитной организации лично на себя. Если же за время наших преобразований в банке обнаруживается "скелет в шкафу" и убытки, то этот риск будет лично мой. ("Коммерсантъ", 2008)

Я очень дорожу своей репутацией. Я могу продать в другом бизнесе что угодно, поскольку там я портфельный инвестор. А в банковском бизнесе я инвестор стратегический. ("Коммерсантъ", 2008)

Моя философия – открытость: быть честным, не создавать иллюзий. Если человек не подходит для команды, об этом ему говорят сразу. Не надо быть добреньким или, наоборот, хладнокровным. Надо просто быть человечным. ("Эксперт", 2006)

"Я не фетишист. Если сила моей команды позволяет увеличивать бизнес, то мы увеличиваем бизнес, и, я считаю, достаточно эффективно". ("Forbes", 2006)

Теги: банки успех игорь ким
Источник: Слон Просмотров: 1451