По итогам октября банковская система Украины продемонстрировала положительные данные – она сработала не с убытками, а с прибылью. Как заявил заместитель председателя Национального банка Украины Игорь Соркин, за октябрь система получила прибыль в 500 млн. гривен. Но при этом результат за 10 месяцев все еще отрицательный. Суммарный убыток коммерческих банков за январь-октябрь 2011 года составил 5,154 млрд. гривень. То есть доходы достигли 115,224 млрд. гривен, а расходы - 120,378 млрд. гривен. И это при том, что год назад большинство аналитиков и работников банковской сферы ожидали выхода системы на положительные результаты уже весной 2011-ого года. Как видим, прогнозы не оправдались. Но, несмотря на неприглядные цифры, позитивная динамика все же просматривается. Потому что аналогичный показатель в 2010 году был в 2 раза больше. Тогда убытки превышали 10 млрд. 300 млн. гривен. О том, почему система все еще убыточна, UBR поинтересовался у председателя правления банка, который за 10 месяцев получил 46 млн. долларов прибыли – Константина Вайсмана.

UBR: Почему НБУ до сих пор фиксирует отрицательный результат в банковской системе?

К.В.: Увы, система до конца не восстановилась после кризиса. В основном все убытки формируются из-за продолжения процесса формирования резервов под проблемные кредиты. Это как бы основная статья расходов.

UBR: Только эта причина мешает выйти на положительный результат?

К.В.: Нет. Это не единственная причина. Еще есть банки – я их называю операционно-убыточными – которые, к сожалению, показывают убыток еще до факта начисления резервов. Это происходит либо из-за больших операционных расходов, либо из-за низкой доходной базы. Такие банки есть.

UBR: В каком сегменте?

К.В.: Среди таких банков много иностранных финансовых учреждений средних размеров. Кстати, возможно, поэтому многие из них стали рассматривать возможность закрытия части бизнеса или полного ухода с рынка Украины. Но есть и чисто украинские банки, которые убыточны не только из-за резервирования.

UBR: Почему одним удается достичь поставленной цели, а другим – нет? Причина – в условиях, которые складываются на рынке, в количестве проблемных портфелей или в работе менеджмента?

К.В.: Очень многое, точнее все, зависит от топ-менеджмента банка. И того, который сейчас управляет банком, и того, кто был ранее. Возможно, слишком большой груз оставлен с докризисных времен. Раньше банки гнались за объемами рынка, но когда неожиданно пришел кризис, от наращивания объемов рынка отказались. Однако то, что успели накопить, до сих пор давит на качество активов. Долги в течение довольно длительного времени накапливались по нескольким направлениям.

UBR: А именно?

К.В.: Первое. Банки в борьбе за клиента, в борьбе за то, что чтобы получить того или иного заемщика, предлагали очень низку ставку по кредиту. С другой стороны, привлекались депозиты по высоким ставкам. В результате маржа между двумя операциями была или очень маленькая и не окупала операционных расходов, или вообще была отрицательная. И когда в результате кризиса произошло удорожание пассивов, то часть сделок вообще ушли в отрицательную зону. На последующем этапе стабилизации ситуации ставки начали снижаться, смягчив и улучшив ситуацию для многих банков. Но все же негативный эффект все еще сохраняется.

UBR: То есть заведомо неправильное ценообразование?

К.В.: К такому демпингу толкала конкурентная борьба. К сожалению, не все коллеги на рынке разрабатывают и внедряют экономически-обоснованный правильный прайсинг своих услуг. Это касается как кредитов и депозитов так и комиссионных услуг. И я благодарен иностранным банкам что они принесли на наш рынок практику более грамотного ценообразования, более грамотного подхода, взвешенного на риски.

UBR: Но почему тогда среди банков с иностранным капиталом оказались неспособные удержаться, как Вы говорите, в положительной зоне?

К.В.: Иностранные банки можно разделить на две категории. Первая – успешные структуры, для которых развивающиеся рынки являются стратегическим активом. Это – банки сильные, они понимают риски, умеют работать в непростых условиях.

UBR: А вторая?

К.В.: Были банки, которые зашли на наш рынок в каком-то ажиотажном запале, увидев в нем некую "золотую жилу". Но они не сумели до конца адаптироваться к условиям нашего рынка, оценить предстоящие риски, просчитать реакцию участников рынка с учетом нашего менталитета, спроецировать все это на конкретную ситуацию. К нашим реалиям еще надо уметь адаптироваться. Попробуйте сравнить работу с проблемной задолженностью по нашему законодательству и по западной нормативно-правовой базе! Это все надо было учитывать!

UBR:То есть те, кто все это не просчитал, теперь уходят?

К.В.: Да. Те, кто не почувствовал рынок, не понял его условий, не смог построить хорошую бизнес модель для зарабатывания не только процентного, но и комиссионного дохода, - те получили негативный результат.

UBR: Сколько времени еще надо, чтобы банковская система престала быть убыточной? Если учитывать текущую ситуацию, и не ожидать очередного витка кризиса на западных рынках? И можно ли рассчитывать на то, что у нас не будет убыточных банков вообще?

К.В.: Я очень надеюсь, что уже в следующем году вся банковская система выйдет в плюс. Но вторую часть вопроса я бы перефразировал, потому что убыточные банки в любом случае останутся. Но, несмотря на это, система в целом перестанет быть убыточной – просто изменится расстановка сил.

UBR: Ситуация, противоположная нынешней?

К.В.: Да. Сегодня, несмотря на большое количество прибыльных банков, банковская система в целом – убыточная. В 2012 году будет наоборот.

Теги: банки банковская система
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1113