Новость о конвертации в одностороннем порядке еврооблигаций Приватбанка в капитал финучреждения, поразила на этой неделе инвестиционных банкиров. Они боятся громкого конфликта, который может возникнуть на этой почве, и последствий от него — не только для Приватбанка, но и для всей Украины. 

Финансисты обвиняют украинские власти во лжи. Уверяют, что не все держатели бондов связаны с бывшими владельцами национализированного банка, и настоятельно рекомендуют властям провести с ними переговоры.

"Министр финансов Данилюк рассказывает, что все кредиторы Приватбанка являются связанными лицами с предыдущими акционерами. Это неправда. Сегодня общался с представителями "живых" держателей еврооблигаций. Так что они есть. И цена вопроса по тем инвесторам, с которыми беседовал непосредственно, превышает 100 млн. долларов", — заявил UBR.ua директор аналитического департамента ИК Concorde Capital Александр Паращий.

Всего у международных бондодержателей Приватбанка его обязательств почти на полмиллиарда долларов — $485млн. Два выпуска — обыкновенные еврооблигации на $160 млн. и $175 млн. Еще на $150 млн. выпущены еврообязательства на условиях субординированного долга и выплаты по ним, в случае банкротства, предусмотрены в последнюю очередь. Эти бумаги действительно плохо защищены.

"Допускаю, что какая-то часть облигаций, особенно субординированных, могли быть выкуплены банком либо акционерами. Но, не меньше половины всего объема принадлежат международным фондам, чьи интересы должны были быть учтены. Могу сказать, что сейчас начинается явный "футбол" с приватовскими обязательствами. Никто не хочет брать ответственность за то, как поступили с международными инвесторами и кредиторами", — отметил г-н Паращий.

Судебные перспективы

Инициаторы переведения долгов по еврооблигациям в капитал банка — госструктруры, задействованные в его национализации, следовали меморандуму с МВФ. Там вроде бы учтен механизм bail-in, который предполагает солидарную ответственность или разделение ответственности кредиторов и собственников учреждения. 

Когда обнаружились условия, эксперты тотчас предположили два пути применения bail-in: отказ государства в выплате процентов и тела инвестиции или обмен невыплаченных сумм на акции банка. Предположения строились на практике применения подобного механизма при реструктуризации долговых обязательств кипрских банков, когда инвесторы одних банков получили акции, а других — остались без ничего. Но в обоих случаях должны были быть переговоры, настаивают экономисты.

Однако в юридической среде придерживаются несколько иной точки зрения. Как отметил UBR.ua управляющий партнер АО "Suprema Lex" Виктор Мороз, условия, прописанные в меморандуме МВФ не касались конкретно Приватбанка, так как речь шла просто о некотором системном банке. И этот юридический нюанс важен.

"Банк не был идентифицирован. Механизм bail-in в меморандуме допускался, но четко было прописано — с соблюдением интересов кредиторов и акционеров. То есть МВФ одним из требований выставлял соблюдение интересов кредиторов и акционеров. Это в меморандуме есть", — подчеркнул Мороз.

Еще одним подспорьем национализаторам Приватбанка стал измененный закон по системе гарантирования вкладов. Как напомнил Александр Паращий, в нем указано, что если системно-важный банк попадает в Фонд гарантирования вкладов, то Фонд имеет право конвертировать еврооблигации в акции банка. 

"Летом прошлого года был изменен закон о системе гарантирования вкладов, в котором прописали тот механизм спасения банка, который сейчас был реализован. Скорее всего, это было сделано под диктовку МВФ и, скорее всего, именно для этого случая", — заметил Паращий.

Он считает, что теперь кредиторы могут настаивать на том, что они не знали об этих изменениях иначе бы не согласились на реструктуризацию бумаг в момент наступления их погашения. 

"Они не были оповещены. После всех изменений они согласились реструктуризировать бонды Привата, хотя могли получить в сентябре 2015 года свои деньги. Если бы они знали о дыре в капитале в $6 млрд и знали о законе, то они бы не пошли на реструктуризацию, понимая все риски", — подчеркнул Паращий.

Все эти спорные моменты держатели бондов Приватбанка несомненно будут использовать в судах. Там они начнут оспаривать решения украинского Минфина, Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов физлиц. Информация о создании клуба кредиторов Привата и поисках ими юристов, как в Украине, так и на западе, уже появилась.  И если решения в украинских судах возможны не в пользу иностранцев, то суды международных инстанций, скорее всего будут на стороне "прокинутых" инвесторов.

"У украинского законодательства здесь большой вес. Получается, что Приватбанк, как частная структура, договорился с какими-то кредиторами о том, чтобы одолжить деньги. Это был частный договор между частными лицами. И государство никаких обязательств на себя не брало", — заметил Паращий.

Однако, уверяет адвокат Виктор Мороз, в украинских судах дело может даже не рассматриваться, так как в условиях соглашения эмитента и кредиторов присутствует оговорка о решении спорных моментов в международном арбитраже. Поэтому через такой суд кредиторы будут добиваться признания того, что их право собственности было ограничено. Так как евробонды конвертированы в капитал в принудительном порядке, без их согласия. Как считает юрист, суд вряд ли решится на отмену постановления ФГВФЛ о введении временной администрации или решения о национализации. Скорее всего, он постановит возместить кредиторам прямой ущерб, а также упущенную выгоду.

"Речь идет о Международном арбитражном суде Парижа. И там кредиторы могут требовать и тело займа, и проценты, и упущенную выгоду. Они могут предоставить расчет, что при своевременном погашении евробондов в 2015 году могли дополнительно получить иную коммерческую выгоду при их инвестировании", — считает Мороз.

По его оценке, вероятность выигрыша дела кредиторами очень высока. Этот суд и раньше становился на сторону вкладчиков и инвестор в подобных ситуациях.

"Шансы очень высокие. Были случали по спорам в России два года тому и по Португалии пять лет тому. Там доходили дела до суда, и выносились вердикты в пользу кредиторов и акционеров", — подчеркнул Мороз.

Инвестиционные климат на нуле

Новое руководство национализированной структуры уже заявило, что готово судиться с кредиторами. Однако, как отметил председатель правления Приватбанка Александр Шлапак, он рассчитывает на решение спорных вопросов мирным путем. 

"Еврооблигации почему-то попали в список финансовых инструментов, которые перевели в капитал по решению НБУ. Думаю, что мы вместе с Нацбанком попробуем найти общий язык с держателями облигаций. Нет – будем в суде доказывать свою правоту", — отметил он.

Договаривать мирным путем — единственное правильное решение, считает исполнительный директор Фонда Блейзера в Украине Олег Устенко. В условиях низкого суверенного рейтинга страны, который на 5 ступеней ниже инвестиционного уровня, находясь на 130 месте из 167 позиции в рейтинге восприятия коррупции, при долговой нагрузке на бюджет в 93% ВВП, при перспективе дальнейшей девальвации гривны, ссориться с инвесторами просто безрассудно.

"Инвесторы и так не очень интересуются Украиной. По результату 2016 года приток ПИИ составит $3-4 млрд., из которых 70% пришли в банки по принуждению. И только 1 млрд пришел в небанковский сектор, в специфические сектора, связанные с энергетикой и агросектором", — заметил Устенко

Украине надо любым способом заманивать инвестора, особенно в условиях нарастающей вероятности повторной реструктуризации долговых обязательств страны. Сегодня, после национализации Приватбанка долг вырос до 93% ВВП, а с 2018 года начинаются большие выплаты.

"Инвесторы получили еще один сигнал, что надо быть осторожным со страной, потому что объем ее долга зашкаливает, потому на обслуживание этого долга теперь предстоит ежегодно уже тратить не 5% ВВП, а 6% ВВП. Я почти уверен, что повторная реструктуризация долгов будет базовым сценарием. И то, что было реструктуризировано при Яресько придется переносить еще раз. Ситуация с судами Привата может все ухудшить", — заверил Устенко.

Как уже предположили эксперты, среди держателей долгов Приватбанка, могут быть те кредиторы, которые уже пострадали при отказе Украины платить в 2015 году. А значит, в повторной реструктуризации долговых обязательств Минфина, с ними вновь предстоит столкнуться. Если же решение дойдет до международного суда, и он выдаст постановление в пользу бондодержателей Привата, Украина окажется еще в худшем положении: нагрузка на бюджет возрастет и по сумме, и по срокам.

Вариант не платить по решению суда в пользу инвестора, окончательно обвалит рейтинги страны и надолго закроет дорогу в страну для иностранного инвестора.

"Очень важный вопрос — как решение арбитража будут исполняться Украиной. Были несколько случаев, когда несмотря на то, что такие решения должны признаваться и выполняться в автоматическом режиме, украинские суды по каким-то своим домыслам отказывали в признании арбитражных решений. Но на уровне государства это чревато последующим арестом активов страны за рубежом", — констатировал Виктор Мороз.

Теги: приватбанк суд еврооблигации долги
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 242