Кабмин внес в Верховную Раду законопроект, которым предлагает наделить Нацбанк правом собирать, хранить и предоставлять по запросу банков информацию о кредитах украинцев. Это уже вторая попытка НБУ протолкнуть кредитный реестр через парламент.

Причем, говорят эксперты, регулятор продолжает гнуть свою линию. В документ были внесены только косметические правки. Основные претензии, которые высказывало экспертное сообщество, устранять не стали. «Не дай бог, примут», — говорят они.

Возьмут без спроса

Шквал критики, который обрушился на попытки Нацбанка создать собственный аналог кредитного бюро, касался в основном двух проблем. Разумеется, идея пришлась не по душе действующим ныне бюро кредитных историй (БКИ), которые усмотрели в намерениях центробанка попытку монополизировать рынок.

Коммерческим банкам гораздо удобнее получать информацию о заемщиках из единого источника. А не собирать ее по крохам из 3-4 различных бюро. Причем без гарантий достоверности и актуальности. Это, по мнению представителей БКИ, лишит действующие сегодня бюро шансов выжить. А кредитный реестр НБУ будет нарушать закон о защите экономической конкуренции.

«НБУ хочет создать Кредитный реестр как государственную монопольную структуру. При этом НБУ сам будет регулировать деятельность Кредитного реестра, собирать любую информацию, которую только захочет. И при этом никак и никем не будет контролироваться», — сказала UBR.ua председатель правления Первого всеукраинского бюро кредитных историй Антонина Паламарчук.

Впрочем, по ее словам, монопольное положение нацбанковского реестра не самая большая проблема. Согласно проекту закона №7114, данные в кредитный реестр НБУ должны будут отправлять все без исключения банки. По всем видам кредитных операций (включая овердрафт, поручительство, гарантии и т.д.) начиная с сумм, которые будут установлены самим Нацбанком. Причем, данные в нацбанковский реестр будут передаваться без согласия заемщиков.

«Это является прямым нарушением норм Конституции, которая запрещает использование персональных данных граждан без их согласия. Да, 32-я статья предусматривает исключения в виде норм отдельных законов, но они должны быть определены только законом. Должна быть указана цель сбора данных, круг субъектов, данные по которым собираются. А также установлены четкие механизмы защиты прав граждан при сборе данных. Проект закона нарушает права человека и Нацбанк даже не удосужился указать в законе исчерпывающий перечень данных, которые намерен собирать в реестр», — заметила Паламарчук.

Действительно, в тексте кабминовского законопроекта, список обязательных к подаче в реестр данных очерчен очень размыто. Например, банки должны будут предоставлять информацию о заемщике, которая будет «его идентифицировать», свидетельствовать о «его имущественном и финансовом состоянии и показателях его деятельности».

При этом какие именно документы и сведения должны подаваться в реестр, в проекте не указано. Более того, документ наделяет НБУ правом дополнительно определять информацию, которую банки в обязательном порядке должны будут предоставить.

Эксперты полагают, что бесконтрольная передача обширных данных и отсутствие прописанных в законе четких ограничений на предоставление уязвимой информации банкам, может стать серьезной проблемой для простых украинцев. Ведь через нехитрую коррупционную схему любой злоумышленник сможет получить в банке абсолютно все данные о финансовом положении каждого человека, хоть раз бравшего кредит в банке.

Надеются на ограничения

Единственное ограничение, которое накладывается законопроектом на Нацбанк в части предоставления ему информации о кредитах и заемщиках, касается размера кредитной задолженности. Согласно тексту документа, подавать в реестр нужно будет не все займы, а лишь те, которые превысят установленный НБУ лимит. Правда, даже ориентировочных параметров проект не оговаривает.

Эксперты полагают, что с кредитным реестром Нацбанка можно было бы мириться, если бы права регулятора по сбору данных ограничили высоким лимитом. А информацию по займам физлиц консолидировать и вовсе запретили бы. Причем, определяя уровень ограничения, центробанку следовало бы исходить из задекларированных целей его создания — снижения кредитного риска.

«Для начала нужно определить, какая информация критически необходима. А это кредиты, которые используются для вывода средств. То есть займы связанным лицам, собственникам, промышленным группам. Уровень отсечения при таком подходе окажется довольно высоким. На мой взгляд, по кредитам юрлицам целесообразно собирать, начиная от 10 млн грн. Собирать информацию по физическим лицам вообще нужно запретить, как это практикуется в Чехии, или ограничиться сбором информации по связанным с банком лицам», — уверена Антонина Паламарчук.

По ее словам, единого подхода к деятельности государственных кредитных реестров в мире нет. В ряде стран госреестров вообще нет (Великобритания, США, Дания, Канада). Там работают только бюро кредитных историй. В некоторых государствах кредитный реестр функционирует параллельно с БКИ.

Однако в тех государствах, где развит рынок частных кредитных бюро, устанавливаются очень высокие уровни отсечения для госреестров. Например, в Германии это 1,5 млн евро, в Австрии - 350 тыс. евро. В странах, где информация о кредитах собирается только в централизованном реестре, и нет развитой индустрии, для бюро кредитных историй, напротив, устанавливают более низкие лимиты. И это, не считая качественных ограничений к собираемой информации.

Неполная информация

Впрочем, не все участники рынка видят в новациях Нацбанка угрозу. Банкиры говорят, что нынешнее положение дел на рынке БКИ далеко от идеала. Информацию приходится собирать из нескольких источников, а ее качество и полнота оставляют желать лучшего. Ведь передача данных в кредитные бюро является добровольной, более того, банк должен предварительно заручиться согласием заемщика. А это ограничивает доступ финучреждений к объективной информации и снижает качество оценки рисков. Хуже того, бюро не собирают данных о займах юрлиц.

«Кредитный реестр позволит банкам получать исчерпывающую и актуальную информацию, которая необходима для принятия решения, финансировать конкретного клиента или нет. Причем из одного источника и в структурированной форме, которую Нацбанк еще согласует с банками. Пока же финучреждения вынуждены собирать такие данные из многих источников», — отметила UBR.ua председатель правления Укрсоцбанка Тамара Савощенко.

По ее словам, действующим БКИ не стоит опасаться конкуренции со стороны НБУ. Вместо этого, им следует сосредоточиться на развитии дополнительных услуг для банков. Например, предоставлять готовые решения скоринговых моделей для расчета кредитного лимита и рисков по займам физлицам. При этом кредитные бюро будут сосредоточены на работе с информацией по частным заемщикам, а к госреестру будут обращаться преимущественно за данными о корпоративных кредитах.

Финкомпании за бортом

Примечательно, что предложенный Кабмином законопроект никак не затрагивает деятельность небанковских финучреждений. Согласно тексту документа, предоставлять данные о заемщиках должны только банки и Фонд гарантирования вкладов (по неплатежеспособным банкам). Финансовые компании, на которые по оценкам экспертов, приходится до половины выдаваемых сейчас физлицам займов, «сливать» данные о своих заемщиках Нацбанку пока не будут.

«Если исходить из того, что НБУ хочет снизить уровень кредитного риска, странно, что огромный объем кредитов, выдаваемых физлицам небанковскими учреждениями, остался вне поля зрения регулятора. Вероятно, это связано с тем, что проект еще сырой и его будут дорабатывать», — предположил в беседе с UBR.ua директор финансового оператора «Плати Позже» Юрий Деревко.

Банкиры же полагают, что ничего загадочного в таком подходе НБУ нет. Ведь, с одной стороны, финкомпании не регулируются нацбанковскими нормами. А с другой, в будущем небанковские финучреждения будут подчинены центробанку (после принятия в окончательном чтении законопроекта, давно лежащего в Верховной Раде). Тогда-то регулятор и начнет собирать с них информацию в кредитный госреестр.

«Нацбанк планирует собирать всю без исключений информацию по заемщикам. Просто пока он это будет делать без данных со стороны финкомпаний, которые формально находятся вне его юрисдикции. Я уверена, что рано или поздно они попадут под регулирование НБУ. И обязательство отправлять информацию в кредитный реестр распространится на них автоматически», — считает Савощенко.

Посмотреть дадут, исправить — нет

Во исполнение конституционных прав граждан, законопроект предусматривает возможность изучить данные кредитного реестра всем, информация о ком в нем содержится. Правда, документ не описывает каких-либо правил доступа к данным, отсылая по этому вопросу к нормам закона «О защите персональных данных» и нормативно-правовым актам НБУ.

Иными словами, в случае принятия законопроекта, Нацбанк должен будет разработать и внедрить для заемщика механизм доступа к данным.

Любопытно, что аналогичные нормы для действующих ныне БКИ описаны в соответствующем законе вполне четко. К примеру, заемщик может бесплатно изучить свою кредитную историю один раз в год (за большее придется заплатить). А срок хранения данных ограничен 10-ю годами после погашения займа.

Весьма туманно описаны и права заемщика в части уточнения и оспаривания информации в кредитном реестре. Нацбанк предлагает несогласным решать вопрос о внесении изменений в данные реестра с банком, предоставившим такую информацию. А если тот проявит несговорчивость, предлагает обращаться в суд. При этом законодатель не устанавливает никаких временных рамок для рассмотрения банком клиентских обращений.

В то время как закон о БКИ направляет таких заемщиков в бюро. А уж оно обращается в банк за подтверждением или опровержением предлагаемых изменений. Причем и бюро, и банк ограничены во времени: решение должно быть принято в 15-дневный срок. И даже в случае отказа, оспаривающий информацию человек может обратиться в суд. Или собственноручно дописать к своей кредитной истории пояснение: почему он допустил просрочку или не согласен с данными.

Эксперты полагают, что предложенные нормы законопроекта фактически лишают заемщиков шансов внести корректировки в данные кредитной истории. Ведь предложенная схема ставит перед ними серьезную бюрократическую преграду. Если сейчас банк заинтересован разобраться в ситуации и вовремя дать свое пояснение БКИ, поскольку не отвеченный в срок запрос равноценен для бюро признанию правоты заемщика. То в случае прямого обращения заемщика в банк, тот может бесконечно затягивать сроки рассмотрения или вовсе отделаться стандартной отпиской.

Теги: кредиты кредитные бюро бки нацбанк законопроект
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1092