Новая редакция Закона "О защите прав кредиторов и потребителей финансовых услуг" требует доработки. Документ содержит как нормы, которые положительно повлияют на отношения обеих сторон кредитной сделки, так и новшества, которые могут тормозить работу финучреждений, подтверждают банкиры.

Виктория Бойко для UBR

Пишем одно, читаем по-разному

Парламентарии защитят кредиторов и потребителей финуслуг друг от друга. Сейчас они дорабатывают проект закона, который должен усовершенствовать или помочь отменить существующие законодательные пробелы, усложняющие взаимоотношения банков и потребителей их услуг. Процесс не будет легким, подтверждают эксперты. Новая редакция Закона "О защите прав кредиторов и потребителей финансовых услуг" включает не одно принципиальное изменение как для банкиров, так и заемщиков. Но не все они правильно трактуются экспертами и обществом, настаивают разработчики проекта. К тому же, не всегда совпадают восприятие существующих пробелов у работников финансового сектора и разработчиков закона.

"Конечно, закон необходим. Он, на мой взгляд, весьма неплох, если исходить из того, что идеальных законов не бывает. Но работы проделано много. Но есть в проекте вещи, с которыми мы согласиться не смогли бы, если бы с нами советовались", - подчеркивает Юрий Яременко, председатель правления коммерческого банка.

Валютная чехарда

Не ко всем изменениям, предложенным в проекте и в банковской бреде, однозначное отношение. Предложение первое - полный запрет на валютные займы для физических лиц. Необходимость такого шага понимают и банкиры, и регулятор. Но если НБУ "за" двумя руками, то банкиры - колеблются. Ведь для развития страны валютный ресурс нужен. Он и более долгосрочный, и значительно дешевле. Например до кризиса проценты по валютным займам были на уровне 10%. По гривне - 13-14%. К тому же, депозиты в банках - наполовину в валюте.

"С точки зрения наших убытков, которые мы получим на валютных кредитах, массовые валютные кредиты не должны внедряться. С другой стороны, в банках накоплено около 50% вкладов в иностранной валюте и ее необходимо куда-то девать. И потому запрет валютных кредитов нам не очень нравится. Нам хочется, чтобы была более мягкая форма на переходный период. И это не только моя точка зрения. Мы это обсуждали на уровне ассоциаций", - подчеркивает Владимир Лавренчук, председатель правления коммерческого банка.

Ему вторит эксперт финансового рынка Александр Охрименко: "На сегодняшний момент, по некоторым оценкам, валюты на руках у населения - около 60 млрд. долларов. На счетах банков тоже немало - около 50% депозитной базы, если официально посмотреть. Куда сейчас эта валюта используется? Практически никуда. Наверное, стоило бы более спокойно этот вопрос изучить и ввести элементарные лимиты, нормативы, согласно которым разрешить валютный кредит, но в пределах определенных параметров. То есть, не запрещать полностью".

Старший научный сотрудник представительства Мирового банка в Украине Анжела Пригожина считает, что надо разработать такие механизмы, которые бы стимулировали обе стороны кредитного соглашения работать с национальной валютой: "Нужно смотреть не на запрещающую норму как таковую, а надо смотреть, какой может быть мотивационный рычаг, чтобы население, которое не имеет валютных поступлений, в меньшей степени хотело бы воспользоваться валютным кредитованием. Или банки, предоставляющие валютные кредиты могли для себя иметь механизмы обеспечения безопасности и уменьшения рисков. Обязательно должны быть какие-то рычаги. Потому что сама запретительная норма без каких-либо механизмов минимизации рисков не будет действовать эффективно", - уверена специалист.

Спорные комиссии

Среди других предложений, также спорных по мнению финансистов, - запрет банкам в одностороннем порядке устанавливать различные комиссии, как, например, комиссия за услуги нотаріуса или за оценку залогового имущества.

"С точки зрения коммерческого подхода, банки хотели бы иметь право изменять комиссии или процентные ставки. Такая практика была много лет. С другой – эффект от изменения комиссии при пользовании кредитом идет со стороны банков, особенно когда банку трудно или очень трудно - нужно как-то выживать - и банк поднимает ставки или каким-то образом ситуацию спасает. И я думаю, что вся система выиграет, если будет однозначный порядок. Важно и то, что в этом законопроекте определено, что такое плавающая ставка. Ибо каждый понимал плавающую ставку по-своему, ее привязывали к макроэкономической ситуации, погодным условям и что угодно было", - подчеркивает Владимир Лавренчук.

Также отменить комиссию занонодатели хотят при досрочном погашении кредита. "Плохо отношусь к такой идее. Если вернут досрочно, нужно где-то эти средства размещать. Или тогда не платить проценты по вкладам. Банк - это зеркальное учреждение, где зеркальными должны быть и проценты, и право досрочного взыскания и т. д. Если можно досрочно вернуть кредит, то я должен досрочно вернуть депозит. А вкладчик скажет: извините, я вкладывал на 12 месяцев, я раньше не хочу получать. То есть, это вещь рискованная", - настаивает Владимир Лавренчук.

Его поддерживает Анжела Пригожина: "Во многих странах мира все кредитные соглашения предусматривают, что в течение какого-то времени, например, в течение 6 месяцев или 12, запрещается внеочередное погашения кредита, а следующее погашение внеплановое разрешено, но за счет уплаты процентов".

Опека, банкротство, уголовная ответственность

Много из новых предложений в законопроекте финансистов устраивает. Например, отмена необходимости в органах опеки при предоставлении ипотечного кредита. В проекте закона прописано, что органы опеки над ребенком не принимают участия в процессе выдачи разрешения семье, которая хочет взять ипотечную ссуду. Но при этом они принимают участие в процессе передачи в залог имеющегося жилья. "В пояснительной записке к этому законопроекту говорится о большой коррупции при получении таких разрешений из органов опеки и попечительства. Поэтому отменой такой обязательной нормы будет вестись и борьба с коррупцией", - считает Виктор Новиков, директор юридического департамента НБУ.

Предполагается новым проектоми уголовная ответственность за предоставление недостоверных данных на получение кредита как для юридических лиц, лиц-предпринимателей, а также, что является абсолютно новым, - и рядовых граждан.

"Количество кредитов, выданных по липовым справка о заработной плате, об арендных платежах, которые граждане якобы получали, - очень большое. Такого не должно быть. Если люди допускают обман - они должны сидеть в тюрьме за это", - считает разработчик проекта закона, народный депутат Юрий Воропаев.

Тем, кто избегает уплаты кредитов, используя процедуру банкротства, тоже поставят заслон. Проект закона предусматривает доступ к информации о промежуточных решениях судов, объявлению моратория относительно кредиторов, к информации о признании должника банкротом. Сегодня у кредиторов такой информации нет.

"Многие пытаются уйти от погашения кредита через дела о банкротстве, используя пробелы и неточности в законодательстве. Если вы пойдете в лондонский суд и посмотрите дела о банкротстве, вы увидите любое решение суда. Вы можете сами зайти на сайт суда и посмотреть это решение. Вы можете прийти в суд и получить копию этого решения. У нас же получить информацию самому кредитору очень сложно. А ее же нужно еще каким-то образом обжаловать. Этот законопроект четко расставляет все точки над "і" в этом процессе. Он позволяет всем кредиторам получать вовремя эту информацию, а суд обязывает в очень короткие сроки размещать у себя на сайте Высшего хозяйственного суда эту информацию", - отчитывается Юрий Воропаев.

Теги: валюта банк закон депозит услуги
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 3365