Два года оздоровления банковской системы Украины завершились ее сокращением в два раза. Из 180 банков в живых осталось меньше 100, пострадали миллионы граждан и компаний, суммы потерянных средств в банках-банкротах оценивают приблизительно в 240 млрд. грн. 

А к концу второго года чистки банков государство дважды пошло на исключения по проблемным финансовым структурам: приняло закон, который позволяет возмещать физлицам вред, причиненный злоупотреблениями в сфере банковских и других финансовых услуг (под банк "Михайловский") и закон, гарантирующий 100% защиту средств клиентов Приватбанка и Укрэксимбанка. 

И хотя в обоих случаях инициаторы законов предоставили "логические" объяснения, по Конституции, гарантирующей равные права, права вкладчиков выведенных банков, чьи интересы отдельными законами не защищались, все равно выглядят ущемленными.

"Опираясь на Конституцию, опираясь на Европейскую Конвенцию о защите прав и основоположных свобод можно требовать гарантии от государства. Вкладчики других банков могут объединиться, выйти к Администрации Президента и Верховной Раде, и заставить принять законопроект, который будет полностью гарантировать вклады во всех банках, в том числе и обанкроченных", — подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец.

"На основании того, что нормы Конституции являются нормами прямого действия, вкладчики могут обратиться и в суд, и пытаться доказать, что их права, как вкладчиков негосударственных банков, оказались в неравных условиях и не защищены надлежащим образом", — согласился с коллегой управляющий партнер адвокатского объединения "Suprema Lex" Виктор Мороз.

Кроме Конституции пострадавшим вкладчикам-физлицам поможет ряд положений Гражданского Кодекса, юрлицам — Хозяйственного Кодекса, а также законы об НБУ, "О банках и банковской деятельности", "О системе гарантирования вкладов физлиц", постановления Кабмина, регуляторные акты Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов физлиц по процедурам вывода банков и защиты интересов кредитов. 

Но несмотря на весь арсенал законодательных норм, доказать "равенство" прав в суде очень сложно, признают юристы.

Говорят, что найти аргументы в пользу дискриминации, легко только в теории, но не на практике. Ведь в перечисленных законах и нормативах аналогично прописаны полномочия чиновников по обеспечению стабильной работы всей системы. И в спорных ситуациях эти нормы позволяют обосновать любое решение государства, как безальтернативное в конкретной ситуации.

"Любое решение можно обосновать так, что альтернативные действия вышли бы за рамки полномочий НБУ, Фонда, правительства и других госорганов. И также можно доказать, что предпринятые действия максимально соответствуют интересам других банков и системы в целом", — констатировал Виктор Мороз. 

Поэтому, чтобы вернуть все средства сверх гарантированных 200 тыс. грн, вкладчику придется доказывать, что государство в лице какого-то органа, виновато в потере денег в обанкротившихся банках.

Два приятных исключения

После законов, принятых под банк "Михайловский" и Приватбанк, юристы вынесли эти структуры в отдельную категорию, в отличии от других банкротов. 

Так в законе "Михайловского" они настаивают на том, что упоминаний этого банка в законе нет и можно применять нормы закона ко всем, кто заключил договора по аналогичным схемам. Ведь в законе прописаны только запрещаемые схемы, как по приему депозитов в интересах других финкомпаний, так и по прямому размещению привлеченных средств в кредиты.

"Поэтом здесь и нет дискриминации, что нормы применимы к клиенту любого банка-банкрота. Фонд гарантирования должен провести аудит подобных договоров по каждому случаю и вынести решение о возмещении потери или отказать. Другой вопрос, что этот закон прописывался специально под "Михайловский" и выигрывают от его принятия вкладчики этого банка", — заметил UBR.ua управляющий партнер юридической фирмы Pravovest Глеб Сегида.

Что касается Приватбанка, то его 100% гарантия появилась в сложных экономических обстоятельствах и только с переходом банка в государственную собственность. 

"Такие же гарантии имеют Ощадбанк и Укрэксимбанк. Поэтому говорить о дискриминации одних граждан в ущерб другим — тоже сложно. В законе нет названий конкретных финучреждений, а просто формулировка "государственные банки". Кабмин гарантирует возмещение средств из госбюджета по структурам, где он является собственником на 100%", — добавил Сегида.

"Однозначно говорить о дискриминации сложно. Дискриминация — это, когда у кого-то не признают права или ограничивают в их реализации по определенному признаку. Но граждане не ограничены в праве класть деньги в Приватбанк или в другой банк. Либо не класть вообще. Если говорить о вкладчиках уже неплатежеспособных банков, то в момент признания их неплатежеспособными, вкладчики того же Привата тоже не имели госгарантий. Поэтому развивать теорию о дискриминации можно. Но это перспективно только в Европейском суде по правам человека" — отметил UBR.ua старший юрист KPMG в Украине Антон Каганец.

По двум "особым" банкам больше вопросов возникает не к юридическим моментам, а к системности и последовательности действий власти относительно финансового рынка в целом. Так "закон Михайловского" изначально принимался под давлением улицы. А расширение 100% гарантии на Приват было психологическим ходом. 

"Почему государство решило допустить банкротство того же Дельта Банка, который изначально входил в список системообразующих, и никак не защитило юридических и физических лиц с крупными депозитами — это вопрос к властям. В этом случае, как и с другим банками, сталкиваемся с отсутствием системности в подходах к управлению и развитию финансового рынка", — отметил Глеб Сегида.

Также, юристы акцентируют внимание на выигрышном положении, в котором оказались три госбанка. Говорят, что при их исключительном статусе, в целом на рынке больше нарушаются принципы конкуренции и равенства форм собственности. 

"Для клиентов три банка выглядят привлекательнее, чем остальные. Это значит, что у них есть конкурентные преимущества лишь на том основании, что они являются государственными банками, — напомнил Антон Каганец.

Все — в ЕСПЧ

Для повышения защиты вкладов в банках и хотя бы какой-то гарантий равенства прав вкладчиков, людям лучше добиваться не столько гарантий по всем депозитам, сколько смены очередности выплат Фондом гарантирования. 
Сейчас все депозиты физических лиц свыше 200 тыс. грн. попадают только в четвертую очередь на выплату, а средства юридических лиц — вообще в седьмую. Добиться появления нормы о том, чтобы все вклады погашались в первую очередь, юристы считают более реальным вариантом, чем добиваться 100% гарантии по всем банкам. 

"На практике, сегодня до 4 и 7 позиций очередь не доходит, так как сначала погашаются долги банков банкротов перед НБУ. Необходимо просто поднять физических и юридических лиц выше в очереди на погашение", — настаивает Глеб Сегида.

Ну а самым упорным вкладчикам, не жалеющим ни сил, ни средств, рекомендуют обращаться в Европейский суд по правам человека. Требовать возмещения ущерба от государства в европейском суде позволяет статья 1 Первого Протокола Европейской конвенцией о защите прав человека, принятого еще в 1952 году. Он позволяет не только оспорить действия украинских органов, но и вытребовать возмещение вклада независимо от суммы. Хотя, предупреждает Антон Каганец, даже в Европейской конвенции присутствуют оговорки к большинству статей. 

"Права могут быть ограничены в разумных пределах, если это приемлемо в демократическом обществе и связано с общественной безопасностью", — отметил Каганец.

"Если же смотреть практику ЕСПЧ, то право граждан на возмещение есть неоспоримым. Если деньги были в банке, то каждый вкладчик имеет право на их возмещение вне зависимости от суммы. Иначе в цивилизованных странах быть не может", — заверил UBR.ua адвокат Ростислав Коваль.

Сегодня, от этого шага украинские вкладчики воздерживаются, так как считают подобные процессы длительными по времени и затратными по средствам, сетуют юристы. К тому же, прежде чем идти в ЕСПЧ предстоит пройти все судебные круги в Украине — от первой инстанции до кассации, что тоже может затянуться минимум на год. Но шансы выиграть процесс очень большие.

"Конвенция о защите прав человека, говорит о том, что право собственности является абсолютным и если государство лишает собственности, то оно должно возместить убытки. В противном, случае суд заставит", — утверждает Коваль.

Заявлять иск о нарушении прав вкладчика целесообразно к государству Украина в лице Кабмина и Нацбанка, а также к Госказначейству, как органу ответственному за возмещение ущерба, причиненного государством. 

"Остальные государственные институции могут привлекаться в качестве третьих лиц", — уточнил Виктор Мороз.

На подачу иска у жалобщика есть 6 месяцев с момента с момента вынесения решения последней судебной инстанции в Украине. Но ждать вынесения решения ЕСПЧ можно до 10 лет, из-за большой загруженности суда и его приоритетов. В первую очередь он рассматривает дела, касающиеся жизни, чести и достоинства человека, а дела по нарушению прав собственности — во вторую.  

"Обращался ли кто-то в ЕСПЧ из Украины по вопросам банковских вкладов, пока неизвестно. Один суд на всю Европу — это мало и дела рассматриваются долго. К тому же, многие запросы могут не дойти до суда по формальным причинам. И многие дела вычеркиваются из перечня из-за ненадлежащего оформления. Но если дело рассмотрели и решение позитивное, то исполнение обязательно. Государство должно подавать отчет о том, сколько решений оно выполнило, а сколько предстоит еще исполнить", — констатировал Ростислав Коваль.  

Как показала практика, украинцы, ранее выигравшие иски по защите чести и достоинства в ЕСПЧ против государства, годами ждут своей компенсации из-за нехватки средств в бюджете.

Теги: банки депозиты проблемные банки госгарантии еспч
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 110