Практика отмены кредитных договоров в валюте на основании отсутствия у банков и заемщиков индивидуальной лицензии может приобрести нежелательное распространение. Высший хозяйственный специализированный суд, который вновь принял решение в пользу заемщика, дал зеленый свет всем судебным инстанциям. Ведь решение Специального суда почти невозможно оспорить.

Попытки признания валютных займов недействительными начались два года назад. Первыми на этот путь встали представители крупного бизнеса. Инициативу охотно подхватили граждане, при помощи ловких юристов. Основания в судебных исках указывались разные. Ссылались, например, на законодательное закрепление за гривной статуса единой валюты платежа. Или на необходимость индивидуальной валютной лицензии при кредитных операциях в СКВ. Решения в таких судебных процессах однозначностью не отличались. Хотя до осени 2008 года иски по взысканию с должников кредитов в валюте заканчивались в пользу банков.

"В предыдущие годы была пара таких решений судов в первой инстанции. В одном случае и первая, и вторая инстанции признали недействительными кредитные договоры. Но Высший суд все отменил", - соглашается Александр Удовиченко, председатель Совета судей хозяйственных судов.

Попытка Верховного суда

Несмотря на решения на наивысшем уровне, поток заемщиков в суд не останавливался. И осенью 2010 года процесс попытался притормозить Верховный суд. Он исследовал практику за несколько лет и издал свое "Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских споров, возникающих в кредитных правоотношениях", где его позиция однозначна - индивидуальная лицензия для валютного кредита не нужна. "Позиция Верховного суда однозначно сводится к тому, что нельзя признавать недействительными кредитные договоры и соответствующие договоры залога или ипотеки, которые были заключены в целях обеспечения обязательств по этим кредитным договорам. И суды, в принципе, в 99 случаях из 100 придерживаются при принятии соответствующих решений позиций, изложенных в разъяснениях высшими инстанциями", - подчеркивает Ольга Просянюк, руководитель судебного департамента адвокатского объединения.

Вопрос законности предоставления валютных займов, как оказалось, волновал Национальный банк давно. Он даже обращался за разъяснениями в центр банковского права при Институте государства права имени Корецкого еще 5 лет назад. Ответ был положительным. "Мы пришли к однозначному выводу о том, что никакой индивидуальной лицензии по состоянию на 2006 год не требовалось. А с 2006 года ситуация не изменилась. И если сегодня оценивать постановления судьи коллегии судей Высшего специализированного хозяйственного суда, то я их классифицирую как заведомо незаконное решение", - подчеркивает Владимир Нагребельный, заместитель директора Института государства и права.

Хитрая штучка

Несмотря на наличие существующих разъяснений и трактовок юристов-ученых, судебные процессы продолжаются доныне. Очередную волну надежд и споров вызвало недавнее решение новоявленного Специализированного суда. Истец смог доказать через это учреждение, что соглашение о предоставлении кредита в валюте недействительно, так как ... не было индивидуальной лицензии НБУ. Представители суда нашли маленькую щелочку в законодательстве. Так, валютным декретом Кабмина наличие индивидуальной лицензии предусматривается. А в нормативке Нацбанка записано, что лицензия требуется, если сроки и суммы кредитов превышают установленные законодательством пределы. Вот только законодатель не прописал ни сроков, ни ограничений по суммам, поэтому каждая из сторон могла трактовать обе нормы в свою пользу.

"Действующим законодательством Украины не установлено четких оснований и требований, по которым банк должен получить индивидуальную лицензию. Поэтому представляется обоснованным вывод о том, что если законом не установлены конкретные случаи, в которых банк должен получить индивидуальную лицензию, то и нет необходимости ее получить", - констатирует Ольга Просянюк.

Лучшее доказательство двойственности толкования – решения одного и того же суда по аналогичным искам. "Решение Высшего специализованого суда, о котором мы говорим, началось с первой инстанции Печерского суда. Но буквально вчера в своей почте увидел 2 новых вердикта Печерского суда, которые появились уже после решения Высшего специализированного суда, которыми подтверждена правомерность выдачи кредитов в инвалюте на основании генеральной банковской лицензии и разрешения НБУ", -возмущается Виктор Новиков, директор юридического департамента Национального банка.

Такие противоречивые решения по одному и тому же вопросу, и даже в стенах одного суда, периодически принимаются на протяжении двух лет. И судьям остается только искать оправдания за действий коллег.

Конституционная помощь

"Толковать можно и так, и по другому. Неофициальное толкование любой может давать как угодно. Официальное толкование у нас в судебных решениях может давать Конституционный суд, и его решение обязательно для всех судей. Я не говорю, что эту норму можно толковать так или иначе. Я только говорю, что правовая коллизия существует. Поэтому обвинять судей в том, что они пристрастные, непрофессиональные не надо. Исходя из практики, большинство судов трактуют двойственность норм в пользу банков. Т. е не требуется индивидуальная лицензия, если есть генеральная лицензия на кредитование. Есть такое общее мнение. Но судья - это не машина и не компьютер, и возникают другие толкования. Когда есть четкое правовое регулирование или разъяснения Конституционного суда, тогда можно четко сказать - ты непрофессиональный судья или ты пристрастен. Если есть правовая коллизия - надо исправлять эту правовую коллизию", - защищает своих коллег Александр Удовиченко.

Исправить правовую коллизию можно только путем изменений в законодательство. Или, как утверждают судьи, обращением в Конституционный суд. Но за два года активных споров банкиры этого так и не сделали. Поэтому, чтобы предотвратить появление новых решений не в пользу банков, учреждение, которое проиграло дело в Спецсуде, должно доказать свою правоту. Путь для защиты – через "Обобщение…" Верховного суда годичной давности. "Наличие такого обобщения может быть существенным основанием для обжалования решения Высшего специализированного суда, который не нашел оснований для отмены решения судов предыдущих инстанций в Верховном суде. Обоснование – исключительные обстоятельства. А именно - неодинаковое применение норм материального права", - подчеркивает Ольга Просянюк.

"Ведь тот же самый специализированный суд выносил решения, которыми подтверждал правомерность предоставления кредитов банков в иностранной валюте на основании банковской лицензии и разрешения Национального банка", - напоминает Виктор Новиков, директор юридического департамента НБУ.

Тот факт, что решение одного суда противоречат друг другу, - веское основание для обращения с дальнейшими апелляциями. Ведь после судебной реформы решения Высшего специализированного суда – это как последняя точка в поэме автора. Чтобы подать жалобу на пересмотр решения, этот суд должен сам дать на это разрешение. При таких "высоких" отношениях и коллизиях в законодательстве без новых законодательных изменений урегулирование вопроса валютных займов в судах может подниматься еще не раз.

Теги: валюта кредит банковский сектор
Источник: ua-banker.com.ua Просмотров: 4192