Представьте себе, что на витрине супермаркета вы видите расфасованные конфеты с указанием их цены. А на кассе вам сообщают, что к этой цене будут добавлены комиссии за расфасовку, доставку из подсобки в торговый зал, раскладывание на витрине, прокат тележки и выбивание кассового чека. В банковской деятельности нередко так и происходит, так как к оплате за получаемую клиентом услугу искусственно подкручиваются комиссии за не нужные клиенту внутрибанковские технологические операции.

Была некоторая надежда на то, что когда будут обновлять закон "О защите прав потребителей" (далее — закон), этот вопрос урегулируют. До обновления закона у парламентариев в нынешнем году руки действительно дошли, но о комиссиях в итоге снова умолчали. Принятый в июле текущего года соответствующий законопроект № 7351 получил вето президента, правда, по причинам, не связанным с правами потребителей. Просто по нашей традиционной привычке, к предмету закона — правам потребителей — "приписали" ряд никак не связанных с ними вещей. В частности, отмену моратория на отчуждение госимущества и некоторые другие, против которых и возразил глава государства. В сентябре законопроект подчистили, и вот он уже снова ждет президентского подписания и вступления в силу.

Меньше всего хочется облить новый закон черной краской. В нем немало дельных и позитивных новелл. Прежде всего, по мнению автора этих строк, запрет валютных потребительских кредитов. А также ряд положений, базирующихся на идеологии Директивы Европейского парламента и Совета Европы (2008/48/ЕС от 23 апреля 2008 года), регулирующей потребительские кредиты. Это возможности отсрочки платежа; объективные индексы по расчету процентов при плавающей ставке по кредиту; более тщательно прописанные обязанности банка полностью информировать заемщика о полной реальной стоимости кредита, включая комиссии; запрет усложнять восприятие невыгодных заемщику условий договора, манипулируя со шрифтами и цветами в бланке договора. При этом сразу отметим, что директива 2008/48/ЕС никак не унифицировала банковские комиссии, связанные с потребительским кредитованием. Общий подход европейского документа к ним таков: это должна решать каждая страна сама для себя.

В последней версии нашего закона действительно есть запрет брать деньги за то, что не является услугой в понимании этого документа. Так, в его тексте записано, что "кредитодателю запрещается устанавливать в договоре о предоставлении потребительского кредита любые сборы, проценты, комиссии, платежи и т. д. за действия, которые не являются услугой в определении этого закона", а соответствующие условия договоров, предусматривающие осуществление подобных платежей, являются никчемными.

Но что есть услуга, а что нет, в законе прямо не написано. Фактически он говорит только о том, что должна быть связь услуги с заключением кредитного договора, получением, обслуживанием, погашением кредита. Но в эти безразмерные параметры можно втиснуть все что угодно! Что же конкретно является услугой — в законе обойдено молчанием.

Что же все-таки является услугой, закон опосредованно говорит в норме о том, что должен включать кредитный договор:

"Детальную роспись совокупной стоимости кредита для потребителя (в процентном значении и денежном выражении) с учетом процентной ставки по кредиту и стоимости всех услуг (регистратора, нотариуса, страховщика, оценщика и т. п.), связанных с получением, обслуживанием, погашением кредита и заключением договора о предоставлении потребительского кредита".

То есть направленность закона в этом контексте — в большей мере информационная. Предписывается информировать заемщика, что правильно и хорошо, но нет запрета ни одной комиссии по сути, кроме комиссии за досрочное погашение кредита, которую можно было и не запрещать. Так что утверждение, что закон якобы наводит порядок с комиссиями, — правдиво лишь отчасти, в том смысле, что их теперь запрещено скрывать. Но сами по себе комиссии закон не запретил.

Для наглядности обобщенно скажем, что речь идет о следующих комиссиях (названия могут чуть-чуть видоизменяться в зависимости от изобретательности каждого конкретного банка):

— за инициирование кредита;

— за оценку гарантий, залогов;

— за обсуждение условий инструмента;

— за подготовку, обработку документов и проведение операции;

— за оценку финансового состояния заемщика;

— за открытие ссудного счета;

— за открытие, ведение текущего счета (в т. ч. карточного), расчетно-кассовое обслуживание;

— за предоставление, выдачу (получение) кредита;

— за операционное обслуживание;

— за обслуживание кредитной задолженности;

— за снятие кредитных средств наличными;

— за страхование жизни и здоровья заемщика в пользу банка;

— за ведение кредитного дела (договора);

— за предоставление информации о состоянии задолженности;

— за неполное использование кредитной линии;

— за полный или частичный досрочный возврат кредита;

— за предоставление консультационных (или юридических) услуг;

— за просрочки платежей по договору.

Список, увы, не исчерпывающий.

Нередко можно увидеть рекламу банковских кредитов, в которых комиссии если и указываются, то вообще без упоминания, за что же они берутся? Дошло до того, что некоторые банки декларируют процентную ставку по кредиту, близкую к нулю, но все равно насчитывают дикие накрутки, фактически полностью подменяя проценты липовыми комиссиями.

Следует отметить, что в регулировании прав заемщиков по потребительским кредитам именно на законодательном уровне Украина намного опередила Россию. Однако вопрос о банковских комиссиях был поднят и очень активно дискутируется и у наших северных соседей. Инициатором дискуссии стал Роспотребнадзор, начавший штрафовать банки за комиссии за открытие и ведение ссудных счетов, утверждая, что это никакая не услуга, а всего лишь ведение банком своего бухгалтерского учета, к которому заемщик не имеет ну абсолютно никакого отношения. Потом дошли руки и до других комиссий. При этом штрафы стали налагать уже за сам факт включения их в кредитные договора.

Оказалось, что если есть реальное желание защищать права заемщиков, то это вполне можно делать, не погрязая в дискуссиях о разделении полномочий Центробанка и государственного органа по защите прав потребителей. Пока существует институт банковского надзора, некоторое наложение указанных полномочий будет существовать всегда — и что с того?

После нескольких рассмотренных дел президиумом Высшего арбитражного суда России (в частности, по банку "Русский Стандарт" и Сбербанку) 19 мая с. г. было созвано заседание президиума по вопросам кредитных правоотношений с приглашением представителей государственных органов, банков, ученых. Всех очень внимательно выслушали. При этом целью этого мероприятия вовсе не было заявить, что банки — плохие, а заемщики и органы защиты прав потребителей — хорошие. Последние тоже далеко не всегда правы, и по ряду весьма важных вопросов их одернули. В реальной жизни бывают ситуации, когда "зарываются" банки (если бы они всегда вели себя честно и прозрачно, то законодательство о защите прав потребителей в соответствующей части было бы просто не нужно). Однако возникает немало ситуаций, когда правота банков не подлежит сомнению, в то время как в отношении их заемщиков этого не скажешь.

Поэтому важен справедливый баланс интересов сторон. В банковских комиссиях он связан с тем, что их нельзя сваливать в кучу — нужно разбираться с каждой отдельно. Первый критерий оценки — создает ли то, за что берется комиссия, непосредственно для клиента отдельное, самостоятельное, изолированное имущественное благо, интерес, полезный эффект? По-простому, может ли быть в реальной жизни ситуация, когда клиенту понадобилось исключительно это конкретное действие банка. Возможен и второй случай, когда комиссия допустима: если непредвиденные, но правомерные действия клиента при выполнении договора приводят к недополучению банком разумно ожидаемой прибыли.

Наверное, действительно самая горящая проблема — комиссии с физлиц по потребительским кредитам. Но только ими вопрос вовсе не исчерпывается. Если какие-то комиссии несправедливы, абсурдны по своей сути, то они точно так же не могут "драться" с юридических лиц. В защите прав физлиц и юрлиц никакой принципиальной разницы в этом вопросе нет.

В действующем отечественном законе "О банках и банковской деятельности" есть упоминание о комиссиях, но в несколько иных аспектах. За что конкретно их можно брать, а за что — нет, этот закон тоже не предусматривает.

Когда в начале 2006 года вступила в силу новая редакция закона "О защите прав потребителей" с нормами о потребительских кредитах, Нацбанк должен был утвердить и детализированные правила в этой сфере. Они появились только спустя полтора года, когда были утверждены постановлением правления НБУ от 10 мая 2007 года № 168 (злые языки говорят, что наиболее активные в потребительском кредитовании банки полтора года тормозили их принятие как могли, заработав за это время, не раскрывая реальной стоимости кредитов, колоссальные суммы). Впоследствии недовольные банкиры еще долго пытались обжаловать новые правила в судах, правда, безуспешно.

Об этих правилах, кстати, можно сказать немало хорошего — в свое время они стали во многих вопросах шагом вперед по сравнению с тем, что было до их введения. Однако размытое, противоречивое регулирование комиссий в документе не позволило ограничить "креативность" банков в этих вопросах. В подпункте 3.6 правил некоторые комиссии вроде бы и запретили, но о наказаниях кого-либо за нарушение этого запрета не слышно (если мы неправы, то пусть регулятор огласит, какие банки и сколько раз были за четыре года, с 2007-го по 2011-й включительно, наказаны за нарушение именно этого подпункта правил)? К тому же любые комиссии можно обосновать ссылкой на подпункт 3.1 этих же правил, в котором прямо признаны правомерными комиссии за обслуживание кредитной задолженности, за расчетно-кассовое обслуживание, за юридическое оформление и т. д. А по сути, и любые иные комиссии, связанные с "предоставлением, обслуживанием и погашением кредита". Возможно даже, что это стало результатом негласного компромисса между регулятором и банками, чтобы последние хотя бы начали раскрывать реальную стоимость своих кредитов.

Во время обсуждения законопроекта № 7351 один из народных депутатов, Ксения Ляпина, подняла вопрос о комиссиях. Но другие парламентарии к ней не прислушались.

В итоге все было сделано с точностью до наоборот. До последних поправок законопроект фактически запрещал только одну комиссию — за досрочный возврат кредита в течение 14 дней после дачи заемщиком согласия на его получение. Поправки к законопроекту всего лишь продлили срок запрета на эту комиссию, не разрешая взимать ее и далее, после 14 дней. Запрета каких-либо иных комиссий в законе как не было, так и нет. Хотя, что примечательно, именно комиссия за досрочное погашение кредита по истечении 14-дневного "льготного" периода справедлива. Более того, прямо упомянута в Директиве 2008/48/ЕС как вполне возможная. Да, нужно было в законе ограничить ее предельный размер, а также прописать формулу расчета, базирующуюся на независимых от сторон объективных критериях (по аналогии с плавающей процентной ставкой), в частности, на общей сумме кредита, сумме досрочного возврата, общем сроке кредита и сроке, прошедшем после его получения. Именно так поступили, например, Италия и Литва.

Также справедлива, к примеру, комиссия за неполное использование кредитной линии, так как банк резервировал деньги и имел обоснованное ожидание прибыли исходя из того, что кредитная линия будет использована полностью. Правда, эту комиссию Закон не запретил, и обычно она применяется в кредитовании корпоративных клиентов, на которых действие вышеназванного документа пока не распространяется.

Однако едва ли не все иные комиссии из приведенного выше полного списка несправедливы и необоснованны. Всегда или как минимум во многих случаях. Рамки статьи не позволяют подробно остановиться на каждом пункте списка, поэтому скажем лишь о нескольких.

Например, все комиссии за ведение ссудных счетов — это действительно плата за внутренний бухучет банков. Почему заемщик должен его оплачивать?

Крайне сомнительно также взимание комиссии за страхование жизни и здоровья в пользу банка в краткосрочных кредитах. Формально их получает страховая компания, а не банк — велика ли разница? Платит-то заемщик. Да, при ипотеке на много лет эта комиссия понятна и справедлива — неясно, что случится с заемщиком за много лет. Понятно ее взимание и при выдаче автокредитов, ведь владельцы передвижных средств при нашей высокой аварийности на дорогах — группа повышенного риска для жизни и здоровья. Но у нас что, заемщики, покупающие в кредит на полгода-год бытовую технику, потом массово скоропостижно умирают или становятся инвалидами? А ведь эти комиссии на практике немаленькие. И никаких критериев выбора страховой компании закон не определил. Злые языки говорят, что это просто способ заработка дополнительных денег для собственников банков через дружественные страховые компании.

Комиссии за просрочки платежей — это просто способ обойти законодательное ограничение неустойки двойной учетной ставкой НБУ. Хотя фактически такие комиссии — это те же самые обычные неустойки. В итоге и возникают ситуации, когда заемщик, допустив просрочку на месяц или два, или не удосужившись оплатить какую-то комиссию (о которой мог даже не знать), потом получает "письмо счастья", сообщающее о значительном увеличении суммы долга из-за произведенных баснословных накруток.

Все расчетно-кассовые услуги как таковые заемщику тоже не нужны — ему нужен заем денег. На каком основании берутся огромные комиссии за снятие наличных с карточек в пределах кредитного лимита? Берите проценты по кредиту. Даже если принять во внимание, что при расчете этой же карточкой в магазине банк получит плату от торговца или платежной системы, и рассуждать по аналогии, то почему комиссия за снятие наличных во много раз выше? Тем более нельзя разрешать взимать плату за "расчетно-кассовые услуги" в тех ситуациях, когда кредит берется на покупку конкретного товара у заведомо известного продавца.

К слову, сейчас все активнее внедряется новомодный способ объегоривания населения посредством комиссий — через увязывание расчетно-кассовых и иных банковских услуг в ситуациях, когда клиенту нужны только последние. Наблюдаются очень неприятные тенденции, связанные с расчетно-кассовыми услугами: при попустительстве регулятора их начали подвязывать под депозиты. Как известно, в 2010 году Родовид Банк установил комиссию в 2% за возврат депозитов под видом платы за "расчетно-кассовое обслуживание". Национальный банк фактически встал на сторону временной администрации, отвечая вкладчикам: "Так вы же согласились заплатить комиссию" (то, что иначе депозиты не отдавали, НБУ "не замечал"). Переняв этот опыт, теперь уже другой крупный проблемный банк берет по той же "расчетно-кассовой схеме" (правда, меньше — 1%) за возврат депозитов, еще и переводя валютные депозиты в гривну по взятому едва ли не с потолка и не выгодному для клиента курсу. А ведь фактически это не что иное, как скрытая комиссия за конвертацию. Впрочем, на этой ниве не отстает и еще один очень крупный банк — большой поклонник международных платежных систем, курс конвертации которого по проведенным за рубежом карточным расчетам ох как далек от рыночного.

Что же нужно для справедливого баланса интересов банков и клиентов? Для этого необходимо установить на законодательном уровне следующие правила:

— клиент оплачивает только ту услугу, которая имеет для него отдельный самостоятельный интерес, полезный эффект;

— не может существовать платежей за обычные внутритехнологические операции банка;

— за одно и то же не могут взиматься проценты и комиссии одновременно;

— комиссии существуют только за правомерные действия клиента, не может быть комиссий за его неправомерные действия, за которые должны быть предусмотрены штрафы.

Теги: комиссии банки закон
Источник: Зеркало недели Просмотров: 2584