Реальный механизм, влияющий на волатильность гривны, кроется в работе межбанковского валютного рынка, заявил бывший заместитель председателя Нацбанка Сергей Яременко. 

По оценке банкира, много лет курировавшего валютную политику страны, позиции гривны к доллару зависят не только от предложения экспортной выручки, но и от действующего механизма курсообразования

"Осталась только спекулятивная составляющая банков. Причина — в режиме работы межбанка, в установлении курсов покупки и продажи. Это один из факторов, что существенно влияет на то, что происходит на межбанке. Давно советовал Валерии Гонтаревой вернуть фиксированный курс с установлением только дополнительной минимальной комиссии, оправдывающей работу банка на межбанковском рынке. Потому что рынок, который не знает куда вложить деньги в экономике, замещает доход от работы сектора кредитования, операциями на межбанке, направляя весь ресурс системы на раскачивание курса. А если ввести еще нулевую норму открытой валютной позиции для банков и обозначить уголовную ответственность (за попытки раскачать курс), за действия подрывающие финансовую устойчивость государства, то давление ослабнет", — отметил Сергей Яременко.

Он подчеркнул, что для изменения правил только компетенции НБУ недостаточно и необходимо подключение исполнительной власти. 

"Многие действия, которые надо предпринимать, не входят в компетенцию НБУ и необходимо включаться Кабмину и остальным. Но для этого надо понимать концептуально, что хотите делать. Глобальные моменты, которые направляют экономику, МВФ не прописывает, а только обговаривает. Вы видели где-то прописанные требования по таргетированию инфляции? Нет их", — подчеркнул экс-банкир.

Яременко считает, что без пересмотра модели работы НБУ, направленной на инфляционное таргетирование и плавающий курс, ситуацию в экономике и финансовом секторе не улучшить. 

"Эта модель не совместима с жизнеспособностью переходной экономики. Потому что плавающий курс у нас ходит хорошо только в одну сторону. Принятие решение по плавающему курсу в революционных условиях, которые сложились в стране, было преступлением со стороны НБУ и МВФ. Такую политику нельзя было вводить в тот момент. Поэтому все закончилось обвалом гривны, что повлекло развал финансового сектора", — констатировал финансист.

Выбранная цель инфляционного таргетирования потребовала применения монетарной политики, направленной на достижение инфляционного показателя через "денежный голод" в банковской системе и экономике, что повлияло на перспективы экономического роста. При этом реальные инфляционные причины не были устранены, так как они находились и находятся не в монетарной плоскости, а в курсовой. 

"Надо признать, что наш ценовой якорь — курс. Отсюда у нас импортируемая инфляция (с каждым этапом девальвации). Она не может регулироваться денежными инструментами НБУ, то есть количеством денег в обороте. Применение этого метода приводит только к краху экономики", — подчеркнул Яременко.

Из-за неправильного подхода к первопричине проблем и, как следствие, некорректно примененных действий по их устранению, результат получился противоположный желаемому: на фоне каждого этапа девальвации ухудшалось положение банков из-за кредитных портфелей и необходимости в докапитализации, что усугублялось отсутствием доступа к ликвидности, оттоком средств клиентов и неправомерными действиями менеджмента и собственников банков. Результат — потеря платежеспособности. 

"Наносится повторный удар по банкам. Теперь скелетов в шкафу каждого банка все больше. Мы не раз спорили с г-жой Гонтаревой по вопросу очистки банковской системы. Это не очищение, а разрушение системы. Этот процесс нескончаем до того момента пока в банковской системе не останутся только средства бюджета и некоторых отраслей, которые, возможно, останутся в нашей стране", — уверен Сергей Яременко.

До сегодня непоследовательная политика НБУ, по мнению финансиста, проявляется в том, что, декларируя плавающий курс, НБУ применяет не соответствующие такой политике методы, а ручное управление процессами.

"У НБУ раздвоение личности. Говорят, что у нас плавающий курс, но при этом вопрос удовлетворения потребности какого-то херсонского производителя в любой сумме свыше $10 тыс. решается в НБУ. Значит, они нутром понимают, что курс есть ценовым якорем в стране, и что не регулировать его — опасно. То есть мы заявляем, что курс плавающий, но применяем ручное управление", — заметил Яременко.

Оценивая перспективы дальнейшей девальвации, он отметил ослабление давления на курс со стороны ранее действовавших рычагов в виде спроса граждан и бизнеса. По его мнению, это давление ушло из-за ухудшения доходов граждан и бизнеса и банкротства половины банков.

Что касается возможного влияния на курс бюджетных проплат, то по оценке Сергея Яременко, эти средства переливаясь между секторами экономики через сбор налогов, не меняют общей денежной базы.

"Нет оснований для беспокойства. Существенных изменений курса в перспективе 3 месяцев не предвидится. А колебания в 1 гривну в любую сторону при курсе 25 грн/$ уже не имеют значения. Аграрии продают продукцию на экспорт. Валютная выручка от этого источника будет постоянная, хотя цены немного и упали. Но порты забиты, вагонов не хватает, поэтому выручка идет в максимальном объеме. НБУ знает это не первый год и поэтому дал возможность несколько ослабить гривну осенью. Позже будет возможность показать, что он влияет на курс, немного его укрепив", — резюмировал Яременко.

 

смотрите курс доллара в нашем разделе "Курс валют на UBR"

Теги: валюта нацбанк
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 38