Курс гривны день за днем пробивает новые психологические уровни. Торги на межбанке 21 августа завершились в диапазоне 25,47-25,50 грн./$, и казначеи заговорили о достижении 25,0 грн./$. Свое видение того, что происходит с нацвалютой, какими могут ее быть перспективы, кто и что будет влиять на ее динамику осенью, поддержит ли ее МВФ UBR.ua высказал заместитель председателя Национального банка Олег Чурий.

Олег Евгеньевич, почему же сами банкиры удивляются затянувшемуся укреплению гривны, говоря, что уже давно должен был начать обратный процесс?

Не стоит ориентироваться на тенденции последних лет и ожидать их возобновления и повторения в дальнейшем. Сегодня курс формируется фундаментальными факторами. Один из них — поступление достаточных объемов валютной выручки, которые обусловлены улучшением конъюнктуры международных рынков для наших металлургов и высоким урожаем в агросекторе в прошлом и текущем году.

Как долго будет сохраняться доминирующее предложение и до какого уровня НБУ готов укреплять курс?

Мы не укрепляем курс, а идем за рынком. НБУ если и присутствует на межбанке, то в достаточно ограниченном объеме. Доля наших интервенций — несколько процентов рынка. Безусловно, у нас есть свои прогнозы. Но так как оценивать движение цен на международных рынках сложно, могу только сказать, что, например, при условии, что цены на металлы останутся на нынешнем уровне до конца года. Поступления валютной выручки металлургов могут превысить наши предварительные оценки приблизительно на $1 млрд.

При таком ожидании, НБУ не мог не переоценить курс?

Для оценок и прогнозов есть эксперты, аналитики, участники рынка. Наша задача поддерживать фундаментально-оправданный курс и сглаживать колебания. Мы не преследуем задачу удержания какого-то определенного курса.

Какие рисковые и безрисковые факторы НБУ видит осенью?

Практика прошлых лет показала вероятность негативного влияния политической составляющей. Но наряду с позитивными факторами, которые будут играть на стороне гривны, как, например, заход выручки от реализации уже нового урожая, видны новые положительные сигналы.

Из последних событий — это успешные аукционы ФГИ по продаже пакетов облэнерго. Мы надеемся на результативные торги в дальнейшем, что приведет к заходу в Украину дополнительной валюты для оплаты пакетов акций.

Также на украинский долговой рынок возвращаются нерезиденты, которые на днях приняли участие в аукционе Минфина по размещению ОВГЗ. Это связано, как со стабилизацией ситуации в Украине, так и с позитивным отношением инвесторов к развивающимся рынкам. Ожидаем, увеличения присутствия нерезидентов на этом рынке.

Интерес проявлен к гривневым или валютным ОВГЗ?

Гривневым конечно. Обязательства в валюте они могут приобрести и на рынке евробондов. Но он демонстрирует сильное падение доходности по нашим обязательствам, что и могло подтолкнуть приход нерезидентов на локальный рынок. Так что интерес к Украине виден, как и интерес войти в локальную валюту. Пока инвестировали небольшой объем — около 460 млн. грн., но надеемся, что точечной инвестицией инвесторы не ограничатся.

Какой объем ожидаете?

Это бизнес-решение инвесторов. Мы на их позицию не влияем и прогнозов не делаем. Просто констатируем наличие интереса. Есть конечно вопросы, связанные с наличием инфраструктуры, которая была бы до конца понятна международным инвесторам. В частности, это связано и с законодательством. Но быстро поменять и выстроить необходимую инфраструктуру у нас не получится. А существующая — позволяет заходить, но не позволяет делать это оперативно.

Не связываете интерес нерезидентам к заходу на рынок с укрепляющейся гривной?

Можно выстраивать различные предположения причин их прихода. По факту видны эффективная доходность по ОВГЗ порядка 15% годовых и доходность евробондов аналогичной срочности на уровне 6%. Безусловно, есть и дополнительная доходность за счет купона. Возможно, видели прогноз инвестиционного банка Goldman Sachs, который прогнозирует укрепление гривны в годовой перспективе.

НБУ согласен с оценкой банка Goldman Sachs?

Нам интересно, что присутствуют альтернативные мнения, а не только мнения украинских граждан, которые сводятся к тому, что будет только падение.

Возвращаясь к осенним рискам, как оцениваете рост спроса на валюту с активизацией спроса импортеров?

Мы видим, что наряду с экспортом растет и импорт. Это нормально на фоне восстановления экономики, рост которой по итогам года будет около 2%. Но мы не ждем какого-то дополнительного огромного спроса в связи с активизацией импорта. Сегодня видим позитивную тенденцию в том, что растет не только потребительский импорт, но и импорт машиностроения и оборудования, которые используются в производстве. А это будет способствовать дальнейшему росту экономики.

На рынке присутствуют опасения относительно прекращения кредитования «Нафтогаза» со стороны ЕБРР. Готовит ли НБУ запасной план на случай выход НАКа на межбанка под отопительный сезон?

Нафтогаз не оказывает влияние на валютный рынок в последние годы, благодаря как заметному сокращению импорта газа в Украину, так и достаточным поступлениям платежей за транзит газа. В прошлом году НАК получил за транзит $2.3 млрд., в этом мы ожидаем чуть больше — порядка $2.6 млрд.

Импорт газа в этом году ожидается на уровне 11,5 млрд кубов, что в денежном выражении должно составить $2,7 млрд. Средств за транзит достаточно для оплаты импортного газа.

Если в целом говорить о координации политики, то мы поддерживаем постоянный диалог с крупнейшими импортерами и экспортерами для понимания текущих тенденций и оценки прогнозов. И со стороны Нафтогаза мы не видим существенного влияния. Более того, Нафтогаз, фактически, превратился в нормальную коммерческую компанию, которая планируя свою ликвидность и обслуживание долгов, не оказывает влияния на рынок.

Этим, кстати, НАК выгодно отличается от других государственных структур, которые сегодня обращаются к регулятору с предложениями реализации им валюты по фиксированному курсу. Недавно одно такое письмо получили. Но НБУ не намерен возобновлять порочную практику работы с госкомпаниями по продажам валюты из международных резервов. Компании, обратившейся к нам, мы предложили научиться работать в рыночных условиях.

В случае возникновения непредвиденных рисков и дисбалансов, как быстро и какие ограничения для рынка готов вернуть НБУ?

Сегодня НБУ не может единолично принимать решения по введению ограничений. В случае признаков нестабильности мы можем обратиться к Совету финансовой стабильности и только при подтверждении им признаков кризиса, мы можем ввести ограничения. Начиная с февраля 2016 г. Национальный банк не ввел ни одного нового ограничения, а только отменял уже действующие. В наших планах и дальше «отпускать» рынок, потому что ситуация в экономике выглядит вполне позитивно.

Непредвиденные дисбалансы требуют быстрой реакции, а НБУ может потерять время на получение согласия от Совета. Сколько времени может понадобиться на согласование?

Мы пришли из коммерческого сектора и делаем все быстро и оперативно. Так что можете не беспокоиться за нашу финансовую стабильность. При необходимости оперативных решений, все будет сделано быстро.

Вероятность получения траншей МВФ сохраняются?

НБУ не меняет свои прогнозы относительно поступления средств МВФ в текущем году. Мы считаем, что всего в 2017 году Украина получит $3 млрд. Конечно, все зависит от успешного выполнения взятых обязательств. В первую очередь, касается земельной и пенсионной реформ, антикоррупционной программы и приватизации.

Если какая-то задержка будет, это не станет чем-то критичным в текущем году. Резервы НБУ на высоком уровне, и они пополняются не только за счет новых долговых заимствований, но и за счет выкупа излишка валюты на межбанке. С начала года мы приобрели $1,6 млрд.

При сохранении текущих тенденций повышенного предложения валюты, можно будет обойтись без средств МВФ, учитывая, что с 2018 года надо возвращать долги Фонду, а с 2019 – долги по бондам?

Первые долги в объеме $450 млн. мы вернули месяц назад, следующий платеж в ноябре. Но в долгосрочной перспективе сотрудничество с МВФ очень важно по ряду причин. В ближайшие годы Украине предстоит выплатить порядка $13 млрд.

От сотрудничества с МВФ зависит проведение реформ в экономике, возможность Украины в будущем обслуживать внешние обязательства. К тому же, транши важны для получения другого финансирования, как связанного с ними, так и при выходе Украины на внешние рынки займов.

Программа МВФ — это знак качества для инвесторов в том, что в украинские бонды можно инвестировать. Наличие программы с МВФ — это низкие ставки по внешним займам. Расчет, что можно обойтись валютой, полученной за счет ее покупки на межбанке, это идея, которая не имеет под собой реального основания. Вряд ли благоприятная конъюнктура позволит быстро пополнить резервы до уровня, который бы позволил обойтись без траншей.

Нацбанк боится критичного периода 2019-2020 гг.?

У нас работа такая — бояться, оценивать риски, предпринимать действия. В то же время надо понимать, что наши возможности достаточно ограничены. И без программы с МВФ мы видим очень большие риски и для экономики, и для обслуживания внешнего долга.

А когда регулятор рассчитывает на принятие и вступление в силу нового закона о валюте?

В ближайшие недели будем продолжать обсуждение с рынком и прием замечаний от его участников. После этого мы вынесем документ, с учетом собранных предложений, на Национальный Совет реформ. Затем будет определен субъект законодательной инициативы, который будет подавать документ в парламент. Возможно, субъект законодательной инициативы возьмет его на доработку и шлифовку к необходимому виду для подачи в Верховную Раду. Дальнейший путь документа зависит от готовности депутатов проголосовать закон.

Вы надеетесь, что это произойдет в этом году?

Да. На самом деле со временем возможности для принятия законопроектов по финансовому сектору, впрочем, как и других проектов, достаточно сужаются. Чем ближе к выборам, тем меньше возможностей для принятия документа. Поэтому, если честно, будем спешить с этим вопросом.

Первые обсуждения уже показали, какие нормы не устраивают рынок?

Речь идет о разных подходах к вопросу полномочий Национального банка в части регулирования. Рынок выступает за максимальную либерализацию и предлагает ограничить наши возможности. В проекте есть нормы о возможности введения регулятором ограничений в случае угрозы финансовой стабильности. Участникам рынка это не нравится.

Но поскольку на нас возлагается ответственность за финансовую стабильность, а не только за свободу движения капиталов, то у нас должны быть инструменты для регулирования. Вокруг этого будут вестись основные споры. Представьте, как бы мы регулировали ситуацию во время последнего кризиса, если бы у нас были ограничены полномочия. Тогда пострадала бы вся страна, а не какой-то конкретный бизнес.

Когда по расчетам НБУ оптимальное время для вступления закона в силу?

Появление нового закона давно перезрело — чем раньше, тем лучше. Если Верховная Рада проголосует осенью, то проектом закона отводится полгода на корректировку существующих правил, снятие ограничение и запретов, существующих на нынешнем законодательном уровне и перенесение этих вопросов на уровень подзаконных актов.

Вступление в силу закону может застрять из-за его привязки к принятию налоговых изменений?

Не так. В документе есть оговорка, что полная либерализация возможна только после принятия пакета налоговых изменений, которые нивелируют существующие стимулы компаний для припрятывания валютной выручки за рубежом. То есть налоговые стимулы.

Также речь идет об имплементации положений по обмену информацией между налоговыми органами разных стран. Но это не означает, что мы жестко подвязаны к этим вопросам. С вступлением закона в силу мы продолжим либерализацию согласно нашей дорожной карте. Но полная либерализация возможна только после принятия всего пакета налоговых требований.

Какие ограничения будете снимать первыми?

Мы будем следовать нашей дорожной карте, но многое будет зависеть и от макроэкономической ситуации. Сегодня мы настроены позитивно. Если депутаты не захотят одобрить налоговый пакет, мы продолжим идти своим путем, но наши действия будут ограничены нынешними законодательными рамками.

Не считаете преждевременным открывать рынок в канун 2019 года?

Не нужно на все смотреть с негативной точки зрения. Мы должны, конечно, принимать во внимание вероятность плохого сценария. Но наш базовый сценарий — Украина продолжит сотрудничество с МВФ, продолжит проводить реформы, и мы будем идти по пути либерализации.

Теги: валюта межбанк нацбанк олег чурий мвф регулирование
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 2644