Украину переведут на новые валютные правила. Недавно Нацбанк опубликовал 13 страниц нового валютного закона, который станет базисом для страны и финансового рынка. Банкиры неоднозначно отреагировали на пока еще общий и достаточно сырой документ, и продолжают его обсуждать. UBR.ua попросил дать оценку новому документу и ситуации на рынке одного из самых опытных валютчиков страны, долгие годы курировавшего валютное направление в НБУ — Сергея Яременко (в 1996-2004 гг. руководил департаментом валютного регулирования, а в 2005 г. стал зампредом Национального банка).

Сергей Александрович, как вы оцениваете содержание 13 страничного документа, который должен заменить Декрет?

Оценить содержание закона возможно только при ясном понимании для чего он пишется. Либерализация — это не цель, а скорее метод или механизм достижения цели. Целью может быть рост экономики, укрепление валюты и т.д.

Какой социально-экономический заказ сейчас поставлен? Его нет, но присутствует желание написать что-то новое. А социально-экономический заказ возможен только при наличии стратегии развития государства.

В ней должно быть обосновано место Украины в мировой экономике, дана оценка внешнеэкономических связей и геополитических процессов, оценка финансового и фондового рынков, наличие инфраструктуры у государства для проведения своей политики (как экспортно-импортный банк или банк развития). И определено — какой экономически уклад мы строим.

Например, государственный капитализм или что еще. Это не может быть просто — европейский выбор.

На всей этой базе затем прописывается монетарная политика НБУ, как потенциального источника ресурса для развития экономики. Если он является «филиалом» Федеральной резервной системы США (частью финансовой системы, в которой доминирует доллар), вписан в мировую валютную систему так, как добивается МВФ, выведен из-под воздействия государства, и не делает того, что необходимо для внутренней экономики, то это один сценарий развития.

И если мы соглашаемся на такую систему, то тогда должны требовать по всем каналам международного финансового сотрудничества тот ресурс, который присутствует во всех странах. Если нет — то включаем свой печатный станок и начинаем работать.

Это важная политическая задача, которая требует от украинской элиты осознания всех проблем. И только, когда мы определимся в направлении развития, можно говорить об ущемлениях то ли прав, то ли экономических действий, которые неизбежны при регулировании, направленном на конкретную цель. Но тогда всем ясно, почему вводятся определенные правила и ограничения. Потому что мы достигли консенсус в том, что хотим построить и достичь.

Проводилась подобная работа?

К такой работе мы даже не приступали. И когда сегодня все спрашивают, пришло ли время нового закона, подразумевая, что это будет нечто шаблонное и ясное для всех, то могу ответить — нельзя выписать закон, не понимая целей и инструментарий, который будет использован.

При отсутствии требований к документу невозможно оценить, насколько он своевременен, доскональный и позволяет выполнить поставленные цели.

Если нет ясности в отношении нового документа, то чем плох Декрет? Старый по возрасту? Он не выполнил свои функции и нельзя принимать другой. Потому что цели, заложенные в нем, не достигнуты и качественных изменений в экономике нет. Поэтому и говорю, что мы капитулировали перед внешними и внутренними обстоятельствами и просто принимаем закон ни о чем.

Почему нельзя заложить основные принципы, а под них подтягивать нормативно-правовую базу?

Какие? «Свобода проведения валютных операций»? Это же не Хартия по правам человека. Как трактовать данную свободу? Законодательство любой страны выстраивается в направлении, которое определено высшей идеей или целью. И если необходимы какие-то ограничения к свободе, то только для того, чтобы направить ресурсные потоки через нужные каналы на первостепенные цели. Тогда это не рассматривается как ущемление, а является инструментом выполнения задуманного.

Но НБУ оставляет за собой право «оперативного» вмешательства

Об этом чуть позже. Ставится приоритет рыночных инструментов над административными. Не существует разделения на рыночные и административные инструменты. Есть инструменты, которые выбраны для достижения цели и стимулирования определенных направлений. Поэтому одни инструменты допускаются, а другие — ограничиваются.

Тогда это осмысленная валютная политика, а не административное вмешательство через запрет использования ряда инструментов. Что касается права НБУ по вмешательству в сложных ситуациях, то в законе идут сплошные отсылки на внутренние документы, которые неизвестно, как будут трактовать, каждый из тех, кто будет руководить НБУ.

И эта личность/группа лиц не будут ограничены рамками закона. Один руководитель своим внутренним регулированием будет двигаться в одном направлении, а кто-то другой — в ином, меняя это внутреннее регулирование. И при этом они в своих же материалах критикуют то количество подзаконных актов НБУ, которые не дают работать.

Вы предлагаете все тонкости управления прописать в законе?

Более широко необходимо изложить то, с помощью каких механизмов будут продвигаться каждый из заложенных принципов. Иначе, применение каждого из придуманных механизмов, может быть опротестовано как незаконное. Потому что сперва пообещали «взять за руку и завести куда надо» (делай все, что не запрещено), затем начинают бить по голове. При отсутствии критериев принятия нормативных актов, они будут являться лишь точкой зрения лица, занимающего пост председателя, или его замов по отдельным направлениям. А это не значит, что закон будет следовать заложенным в нем идеям.

Валютную политику уже не изменят, так как закладывается гибкий валютный курс?

Почему гибкий и на каком основании законодательно закрепляется такая политика? А если завтра резко изменится ситуация? Сегодня нобелевские лауреаты «посыпают пеплом» головы, признавая, что были не правы, рекомендуя плавающие курсы для переходных экономик.

Но то, что они признали, не значит, что МВФ меняет тактику. А мы еще на уровне закона принимаем плавающий курс — то есть законодательно закрепляем один из десятка возможных механизмов.

Или возьмем «свободное движение капиталов», что является вторым по важности вопросом после возможности использования своей эмиссии для развития экономики. Движение капитала — это выигрыш сильнейшего. Допустить сегодня свободное перетекание, при том внешнем ресурсе, что есть в мире, — это как заложить основу для спекулятивных атак.

Вспомните Сороса, который завалил рынок Англии. Свободное перетекание — это один из механизмов изъятия прибыли из экономики посредством спекулятивных атак. Пришли, качнули, забрали прибыль, оставили разруху и ушли.

В наших масштабах это приведет к разрушению как финансового, так и экономического сектора. Почему не рассматриваем две составляющие капитала — финансовые инвестиции и прямые. Простимулируйте ПИИ в заводы и пароходы, а когда нарастите мускулы, сможете запускать свободное движение капитала. Но упора на ПИИ нет, а мы выступаем только за спекулятивные операции. Еще и законодательно это закрепляем и гордимся, что открываем рынок.

Мой вывод из всего сказанного вами — предложенный вариант плох

Нет. В рамках той модели на которую опираются те, кто писал закон, он не плох. Они исходят из того, что развитие нашей экономики было плохим, так как оно сдерживалось, в том числе валютным законодательством. Это примитивный взгляд, привнесенный извне.

Все больше людей у руля, которые обучались по «Экономиксу», излагающему принципы доминирующей в мире системы. Это побороть нельзя, а необходимо уметь извлекать из этой системы пользу для себя, понимать, где мы можем дискутировать и торговаться, выбивая для себя плюсы из этой системы.

Позиция международных организаций направлена на то, чтобы национальные денежные системы становились частью общей валютной системы. Их первая заповедь — внутри экономики не должно быть никаких других источников ресурсов, кроме внешних.

То есть это сurrency board — можешь печатать деньги только под золотовалютные резервы. Это принцип для колониальных стран, которыми при таком подходе, проще управлять.

Если мы проводим свою валютную политику, — эмиссию для финансирования экономических процессов, то это уже другой источник, который ослабляет общую систему. И заинтересованная в национальной экономике элита может грамотно вести переговоры с представителями мировой валютной системы, отстаивая свои интересы. Вопрос в наличии этой элиты в стране.

Что увидим по факту, при введении закона на фоне текущего состояния экономики?

Смотря, как он модифицируется и как его будут вводить в действие. Старые нормы надо отменять постепенно, потому что одномоментное введение новых правил не сработает.

Появление такой дыры каждый использует по своему усмотрению, что приведет к турбулентности. Если НБУ, как сильный орган, просчитает период такой турбулентности и сможет успокоить рынок и население, то со временем турбулентность уйдет, а валютные потоки войдут в нормальное русло.

Украина на сегодня настолько ослабла, что ее субъекты не смогут генерить сильные валютные потоки за пределы страны. Так что огромных изменений не вижу. Но на рынок всегда будут приходить те, кто захочет вывести заработанные здесь средства.

Если они решат, что теперь им ничто не мешает и можно «свободно валить», то общий тренд изменится. Как будет реагировать Нацбанк при отсутствии Декрета и провозглашенных принципах свободы. Будут вводить запреты, смотреть как курс полетел? Не думаю, что вся валюта уйдет, просто будет хаотичность в действиях физических лиц и коммерческих организаций.

Теги: валюта закон нацбанк денежно-кредитная политика
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 587