Ограничение в размере 150 тыс. грн на расчеты наличными появилось еще в сентябре 2013 года. С того времени НБУ уже трижды намеревался снизить установленную планку, но так до сих пор этого не сделал. Между тем, очевидно, что лимит будет уменьшен. Вопрос лишь в сроках и способах реализации планов регулятора.

О планах снизить лимит наличных расчетов до 100 тыс. в НБУ заговорили спустя год, после введения ограничения. Еще спустя год из уст регулятора прозвучала цифра 50 тыс. Тогда, к слову, даже были проведены общественные слушания по этому вопросу, чтобы выяснить отношение населения к ужесточению нормы. Об их результатах ведомство сообщать не стало, правда, не решилось и на уменьшение лимита. 

Этим НБУ лишь еще раз подтвердил то, что и без слушаний было всем известно: украинцы не готовы расставаться с наличными. Причем ни те из них, кто живет от зарплаты до зарплаты, годами откладывая на крупную покупку, ни тем более те, кто за ужин в ресторане может заплатить 30 тысяч гривен. 

Летом 2016 года из уст Владислава Рашкована, в ту пору занимавшего пост заместителя главы НБУ, прозвучал несмелый намек на неизбежное. По его словам, регулятор никогда не оставлял идеи снизить лимит на расчет наличными и продолжает размышлять над способом ее реализации. Он не стал называть ни сроков, ни конкретных цифр, но заметил, что этот вопрос во многом зависит "от нашего сотрудничества с парламентом". 

Трактовать слова Владислава Леонидовича можно по-разному. Например, нежелание говорить о конкретных параметрах инициатив регулятора может свидетельствовать о готовящейся сенсации. Так или иначе, нет никаких сомнений, что лимит будет уменьшен. А уж будут ли проведены изменения через Верховную Раду, или НБУ решит вопрос очередным постановлением — не столь важно. 

К чему готовится

В своих инициативах относительно уменьшения доли наличных в экономике НБУ справедливо ориентируется на опыт европейских стран. При этом в качестве примера часто приводятся Италия и Португалия, где резиденты не могут тратить в день более 1000 евро наличными. Реже кивают в сторону Франции, Польши и Испании, которые позволяют своим гражданам рассчитываться кэшом до 3000 евро в сутки. И уж совсем не принято говорить о Великобритании, Германии и Финляндии, которые вообще не устанавливают никаких ограничений на расчеты наличными. 

Но применительно к Украине даже между первыми двумя кейсами огромная разница. Ведь если за основу брать лимит в 1 тыс. евро, в Украине следует ввести ограничение в примерно 30 тыс. грн. А европейский лимит 3000 евро превращается уже почти в сотню тысяч украинских гривен. 

Рискну предположить, что регулятор готов пойти еще дальше. В своих расчетах он вполне может экстраполировать европейский опыт на отечественные реалии. Согласно статистике, средняя зарплата в столице составляет около 8000 грн. Удвоим эту сумму, опираясь на умозаключение, что в одной семье в среднем зарабатывают двое, набросим немного и выйдем на 20 тысяч. Не берусь утверждать, что именно из этих критериев исходит Нацбанк в своих рассуждениях о судьбе наличных расчетов, но очевидно, что пересмотр лимита будет существенным и, скорее всего, ниже звучавших в 2015 году 50 тыс. гривен.

Так или иначе, но само по себе ограничение едва ли сможет помочь регулятору уменьшить объем наличности в стране, который в последние два года не снижается ниже уровня 280 млрд. грн. Причем отметим, что они не включают в себя остатки в банковских кассах, а являются чистой наличной массой на руках у населения. НБУ отчаянно хочет вернуть хотя бы небольшую часть этих средств в банковскую систему, но понимает, что номинальным постановлением эту задачу не выполнить

За те три года, что действует ограничение на расчеты наличными, украинцы отлично научились его обходить. Суммы крупных сделок часто занижаются, платежи дробятся, но открывать счета для проведения платежей украинцы не спешат. И даже девальвация гривны, повлекшая за собой существенное увеличение сумм сделок по покупке традиционно индексируемой в долларах недвижимости, не оказала сколько-нибудь серьезного влияния. В этом контексте простой пересмотр лимита едва ли сможет переломить ситуацию: это лишь усложнит операции и увеличит риски сторон при проведении сделок. 

Финансовый мониторинг

Здесь на арену выходит служба финансового мониторинга. Усиление ее позиций и ужесточение контроля над оборотом наличных могут оказаться тем самым козырем в рукаве, которого не хватает НБУ. Возможно, именно необходимость структурных изменений в законодательстве в части граничных объемов операций и сдерживает регулятора от ужесточения ограничений. Потому в своем интервью Владислав Рашкован и кивал в сторону парламентариев. 

Финмон уже сейчас обладает полномочиями блокировать подозрительные платежи и с начала года "заморозил" почти 34 млрд. грн. И, хотя пока служба финансового мониторинга проявляет интерес к операциям на сумму свыше 150 тыс. грн., нет никаких гарантий, что и этот порог со временем будет пересмотрен в сторону уменьшения. 

Но и без того субъекты первичного финмониторинга, то есть, прежде всего, банки, со всей тщательностью относятся к вопросам наличных. Ряд банков даже ввели негласное правило, согласно которому в день одному физическому лицу можно выдать не более 150 тыс. грн. наличными. Несмотря на тот факт, что НБУ еще в июне отменил ограничения на снятие гривны со счета.

Председатель правления одного из банков недавно рассказал, что собственник крупного автосалона недавно просил его начать принимать платежи от покупателей, сетуя на то, что крупные финучреждения начали один за одним отказывать его клиентам в приеме наличных свыше 150 тысяч гривен. Невзирая на то, что такие ограничения не установлены никакими нормативным актами. 

Это свидетельствует о крайне трепетном отношении банков к операциям с наличными. Финучреждения не хотят брать на себя риски за такие операции и опасаются санкций регулятора за нарушение правил финансового мониторинга. 

Кому наличные

Впрочем, даже самый суровый контроль не сможет обеспечить возврат наличных в банковский сектор и "белую" экономику. Чтобы добиться конечной цели кроме всех указанных мер необходимо дать населению возможность легализовать накопленные средства, не задавая лишних вопросов. 

Например, одновременно с внесением изменений запустить механизм амнистии капитала. В рамках которого каждый сможет внести на счет в банк столько денег, сколько пожелает нужным, не опасаясь каких-либо санкций со стороны службы финансового мониторинга или налоговых органов. 

Желательно, чтобы при этом банк взял на себя функции налогового агента, и задекларировал в налоговой внесенную сумму. Такая акция, разумеется, не должна быть безвременной. Государство может установить справедливый срок ее действия, скажем, на уровне 3-6 месяцев, гарантировав возможность для каждого своего гражданина успеть задекларировать накопления. Те же, кто не успеет или проигнорирует предложение, должны будут смириться с необходимостью отчитаться о происхождении средств при каждом контакте с банком или другим субъектом первичного финмониторинга. 

Конечно, в вопросе легализации капитала, кроме указанных тем, следовало бы еще упомянуть и о доверии населения к банковской системе, и о налоговых и таможенных правилах, без упрощения и оптимизации которых эффект может оказаться, по меньшей мере, сдержанным. Но даже без них у процесса детенизации экономики есть множество препятствий, преодолеть которые одними только "лобовыми" заградительными мерами не выйдет.   

 

курс доллара к гривне вы можете посмотреть в нашем разделе "Курс валют на UBR"

Теги: наличные финансовый мониторинг ограничения финмониторинг
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 17