Что происходит в украинской энергетике накануне отопительного сезона, почему Европейский банк реконструкции был против подчинения ПАО "Укртрансгаз" Минэкономразвития и торговли, а также кто дает деньги на реформы в украинской энергетике. Об этом в эксклюзивном интервью UBR.ua рассказал управляющий директор ЕБРР по Восточной Европе и Кавказу Франсис Малиж.

Беседа состоялась после того, как правительство перевело НАК "Нафтогаз Украины" из управления МЭРТ в свое. 

Г-н Малиж, как вы оцениваете процесс подготовки Украины к новому отопительному сезону?

Споры о том, хватит или не хватит накопленных энергоносителей для прохождения отопительного сезона я наблюдаю уже не первую осень. Я не эксперт в данной сфере, но могу сказать одно: все будет зависеть от единственно важного фактора — насколько холодной окажется грядущая зима. А этого не знает никто.

Исходя из опыта последних двух лет можно предположить, что накопленных запасов хватит.

Что можно было бы сделать на случай, когда зима будет более суровой?

Надо проводить диверсификацию источников поставки энергии для нужд населения и бизнеса. В Украине очень развита ядерная энергетика, которая обеспечивает более половины потребностей энергопотребления, и ЕБРР помогает сделать работу украинских реакторов безопаснее.   Также больше внимания нужно уделять собственной добыче нефти и газа. Последнее время появилась возможность закупать газ на европейском рынке. 

Правда, в краткосрочной перспективе добиться широкой диверсификации поставок нельзя. Украина пока сделала все возможное для разнообразия поставок энергоносителей.  

Важна инфраструктура энергопоставок внутри страны. Например, должна быть возможность перенаправить электроэнергию от избыточных мощностей по ее выработке туда, где наблюдается дефицит энергии. Иначе энергосистема страны будет работать неэффективно.

В этой связи хочу отметить важное событие, которое произошло на этой неделе — запуск 330 километровой линии электропередач мощностью 750 кВ. Эта линия соединила Ровенскую АЭС с Киевом и областью. Тем самым избытки генерации на западе страны могут быть направлены в ее центральные районы. Такой проект, безусловно, очень важен для стабильной работы энергосистемы, особенно в зимний период.

Это был фундаментальный, очень сложный проект. Соглашение о кредите на $150 млн от ЕБРР и еще на $150 млн от Европейского инвестиционного банка (ЕИБ) было подписано еще в 2008 году, и мы рады, что новая ЛЭП сдана в эксплуатацию в такой важный для страны момент.

Что надо еще сделать? 

В среднесрочной перспективе надо изучать возможности энергосбережения (исходя из нынешних потребностей) и развивать возобновляемую энергетику. Например, если бы Украина снизила энергопотребление до европейских показателей, то ей не понадобилось бы покупать газ в таких объемах на Западе и на Востоке.

Мы пока вынуждены покупать…

В текущем году НАК "Нафтогаз" смог полностью использовать $300 млн возобновляемого кредита  ЕБРР на закупку газа в хранилища. Благодаря прозрачности закупки голубого топлива на конкурсной основе удалось законтрактовать газ значительно дешевле, чем раньше — примерно по $173 за тыс. кубометров. Уже подтверждены компании-трейдеры. Это известные, уважаемые компании.

Планируете ли вы увеличить сумму кредита или продолжить кредитование после 2018 года?

Это возможно, однако пока никаких переговоров на данную тему мы не вели. Зато могу сказать, что уже другие частные иностранные банки заинтересовались кредитованием НАК "Нафтогаз" напрямую. Мы только подали пример.

Однако $300 млн — это немного даже для Украины?

Безусловно, этих средств недостаточно. Компании "Нафтогаз" нужно гораздо больше.В этой связи очень важно, что удалось решить проблему, возникшую с переподчинением "Укртрансгаза". Потому что инвесторы хотят видеть предсказуемую и понятную компанию с четкой структурой управления и собственности. Они должны понимать, как работает эта компания и что она собой представляет.

Какие вопросы остались нерешенными?

Масса вопросов. Это большой объем сложной работы по превращению государственного монополиста в современную конкурентоспособную компанию. Мы подписали План корпоративной реструктуризации НАК "Нафтогаз Украина". Он был разработан консультантами, инвесторами и украинскими властями. По этому плану мы и движемся.

Что надо сделать, например?

У компании осталась громоздкая система управления. Фактически предприятие до последнего времени зависело от решений профильного министерства в вопросах закупок, бюджетирования и т.п. Мы же помогли создать в компании независимый совет директоров, который самостоятельно принимает решения и распоряжается бюджетом. А затем отчитывается перед акционерами, как это принято во всем мире. В этой системе государство все равно сохраняет контроль над предприятием как ключевой акционер.

Для того, чтобы все так работало, нужно полностью перестроить систему управления компанией. Прежде всего, выстроить систему внутреннего контроля. Если просто отлучить государство от управления и не создать механизмы контроля внутри компании, будет полная анархия.

Как это можно реализовать?

Часть внешнего управления устраняется, какие-то механизмы остаются.  В то же время создаются новые внутренние процедуры и системы контроля. Мы сейчас находимся примерно посредине этого процесса. Здесь очень важно придерживаться общей логики действий при реформировании "Нафтогаза". Чтобы менеджеры компании реально отвечали за свою работу и чувствовали эту ответственность.

В ноябре прошлого года в правительстве нам говорили, что нельзя передавать процесс принятия  бюджета "Нафтогаза" самой компании, потому что в нем учтены субсидии, которые влияют на показатели госбюджета. И если министерство не контролирует бюджет компании, то правительство рискует утратить контроль над госбюджетом.

Для нормального снабжения газом населения может, например, быть предусмотрена система, при которой Минсоцполитики подпишет с "Нафтогазом" контракт, по которому будет определяться количество газа, необходимое для поставок населению в месяц, год и так далее. Это не случится завтра, но это путь, по которому надо идти.

Как должно измениться составление бюджета компании?

К примеру, Минфин, не должен решать, сколько километров труб надо проложить или сколько компрессорных станций построить и т.д.. Этим должен заниматься НАК "Нафтогаз", а не финансисты.

Точно также надо изменить ситуацию, при которой бюджеты госкомпаний утверждают в конце года. Разумеется, так подводить итоги удобнее, но всем мире планируют деятельность предприятия наперед. Надо смотреть не сколько потратили в прошлом, а какие средства можно выделить в следующем году. Надеюсь, что вскоре эта ситуация изменится.

Просто НАК "Нафтогаз" — это первая компания, которая подвергается такому реформированию. Потому и происходят случаи наподобие с "Укртрансгазом", так как раньше никто ничего подобного в Украине не делал.

В Минэкономразвития говорили, что поступают в соответствии с требованиями Третьего энергопакета, который требует разделения НАК "Нафтогаз" на разные компании, в соответствии с функциями, которые они выполняют: добыча, транспортировка и реализация газа. Или они ошиблись?

Мы не являемся экспертами по Третьему энергопакету. Однако Энергетическое сообщество в прошлую пятницу подробно изложило свою позицию, где также сказано, что данное решение МЭРТ никак не сочетается с тем, что было оговорено в выполнении Третьего энергопакета. Там есть объяснение, где были допущены ошибки и почему.

План разукрупнения компании был подписан украинским правительством. Так давайте будет его исполнять. Разукрупнение не означает просто разделить компанию и отдать кому-то ее часть. Это последнее действие в цепочке преобразований.

Что в таком случае надо сделать прежде всего?

Надо определить, какие активы отойдут в отделяемую часть. Это сложный вопрос. Многие думают, что трубопроводы — это только труба. Но где проходит граница между транзитом и дистрибуцией?

Например, подземные хранилища газа — это часть основного бизнеса или транзитной системы? Или есть структуры, которые занимаются ремонтом трубопроводов, куда их определить?

19 сентября мы говорили с премьером о том, что надо вначале провести эту работу и только потом отделять части компании. Ведь есть еще госкомпании, которые не входят в структуру НАК "Нафтогаз", но оказывают ему услуги. Эта деятельность базируется на краткосрочных контрактах (на несколько месяцев). И это представляет опасность.

В чем она заключается?

Теоретически может случиться, что государство решит: "Нафтогаз" больше не управляет газотранспортной системой. И передаст ее кому-то другому. Но чтобы система работала, нужны более долгосрочные договоренности.

В противном случае "Укртрансгаз" никто не захочет финансировать. Инвесторы должны понимать, что эта компания будет выполнять свою функцию в течение какого-то длительного периода, чтобы вкладывать в нее деньги. Например, это может быть концессия на 20 лет. Пока вопрос о возможных сроках прорабатывается с Мининфраструктуры. Нужно еще доработать законодательство, чтобы создать полноценную концессию.

Дальше можно говорить об акционировании НАК "Нафтогаз". Правительство после 2014 года уже дало понять, что готово приватизировать 49% компании. Это также важно для инвестирования капитала.

Чем это выгодно компании?

Приход частного инвестора — это не только деньги, но в первую очередь технологии, интеллектуальный потенциал. В конце концов это связи и выходи на новые рынки.

Какие средства могут быть инвестированы?

Мы говорим о миллиардах долларов. Но если нет нормальной структуры управления компании, никто не станет их вкладывать. Поэтому мы настаиваем на внедрении стандартов корпоративного управления. Это, в том числе позволит сократить уровень коррупции в данной сфере, что не менее важно. Зачастую, коррупция в госкомпаниях очень высока, а инвестиции в госсектор приносят крошечную отдачу.

Поэтому улучшение работы госкомпаний хорошо не только для инвестора, но и для государства, которое получит больше налоговых поступлений. Поэтому так важно, чтобы реформирование первой госкомпании прошло удачно.

Какие цели вы ставите на этом пути?

Независимый совет директоров, разукрупнение и возможность компании независимо распоряжаться своим бюджетом. Так много внимания уделяется превращению НАК "Нафтогаз" в современную компанию потому, что он принципиально важен для Европы как надежный и прогнозируемый партнер. Потому что от него зависит энергобезопасность не только Украины, но и всей Европы. 

Теги: энергетика нак
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 26