Весна 2013 года станет для Украины временем выбора. 20 лет подряд Киев старался угодить сразу всем, став "европейским", но не нарушив тесного сотрудничества с Россией. Все четыре украинских президента с завидным постоянством обещали Брюсселю продвижение на Запад — и тут же подписывали с Россией конвенции об экономическом сотрудничестве. А в феврале этого года Виктор Янукович даже выступил с предложением создать общую зону свободной торговли между Европой и Россией, где Украина была бы связующим звеном, пишет Инвестгазета.

Ни Россия, ни Евросоюз не оценили размаха. Европа настоятельно порекомендовала Киеву выбрать, наконец, с кем он будет развивать свободную торговлю дальше — путь многовекторности и отсрочек перестал ее устраивать. "Инвестгазета" опросила представителей ведущих отраслей украинской промышленности и выяснила, кому из них выгодно двигаться на Запад, а кто больше думает о восточном пути.

Союз сомнений

"Если Украина вступит в Таможенный союз, мы сможем развивать нефтехимию, даже несмотря на давление российских импортеров", — уверен первый заместитель гендиректора Ostchem (Group DF) Олег Кикта. По его словам, вступление Украины в ТС — это, прежде всего, снижение цен на газ. И главная приманка, которой Россия завлекает Украину в союз. "Если Украина вступает в Таможенный союз, Россия автоматически обещает поставить цену в $160 за тысячу кубометров", — заявил осенью прошлого года премьер-министр Украины Николай Азаров. Скидка более чем существенная — в первом квартале 2013 года "Нафтогаз" платит $406 за тысячу кубометров. Стань обещанная премьером цена реальностью в начале прошлого года, Украина сэкономила бы на закупленных у России 24,4 млрд. куб. м газа практически шесть миллиардов долларов.

Читайте также:

Но опыт газовых взаимоотношений с Россией показывает, что любые, даже самые выгодные обещания "Газпрома" рано или поздно оказываются для "Нафтогаза" проигрышными. Например, скидка в $100 за тысячу кубометров, полученная в обмен на пролонгацию соглашения о размещении Черноморского флота, спустя пару лет никак не изменила ситуацию, при которой Украине выгоднее покупать российский газ не у России, а у Польши или Германии. Даже с учетом транспортировки вокруг Украины, через Центральную и Восточную Европу он обходится дешевле, чем при прямых поставках из РФ. "Эти 160 долларов — сыр в мышеловке. Потому что сначала будет $160, через полгода $180, а через год — $240. И мы снова придем к тому, с чем сейчас столкнулись Беларусь и Казахстан", — заявлял прошлой осенью экс-министр иностранных дел Владимир Огрызко. Напоминая, что соглашения о снижении цен, например, в случае с Беларусью, согласившейся продать россиянам "Белтрансгаз", никоим образом не помешали России спустя время поднять цены до практически прежнего уровня.

Двойное дно есть и у второго преимущества вступления в ТС — свободного доступа на соседние рынки продукции украинских машиностроительных заводов. "70% продукции сектора продается в СНГ, львиная доля ее — в Россию, Казахстан и Беларусь", — говорит аналитик Dragon Capital Таисия Шепетко. Важнее всего рынок ТС для производителей украинских вагонов, которые продают туда 80% своей экспортной продукции, и автомобилестроителей (90%).

Но РФ постепенно делает все для переориентации на собственное производство. К примеру, за десять месяцев 2012 года закупки РЖД украинских вагонов сократились на треть, до 21,9 тыс. штук. В этом году, добавляет Таисия Шепетко, Россия дополнительно ограничила возможность экспорта украинских вагонов. Но не напрямую — российская сторона просто не возобновила лицензию качества на продукцию Кременчугского сталелитейного завода, обеспечивающего многих украинских вагоностроителей. Подобные непрямые запретительные меры никак не зависят от членства в Таможенном союзе.

Выгодная на первый взгляд дружба с Российской Федерацией может нести и непрямые угрозы. Так, производители молока, летом прошлого года жаловавшиеся на то, что из-за российского эмбарго на украинский сыр цены на молоко внутри Украины резко снизились, отнюдь не приветствуют открытие границ с Таможенным союзом. "На этом рынке Украина не сможет конкурировать с белорусскими производителями молока. И не из-за неэффективности наших производств, а из-за того, что правительство Беларуси активно дотирует своих молочников", — объясняет президент Ассоциации производителей молока Андрей Дикун. По его словам, российские производители уже стали жертвами геополитических интересов своей страны. Примерно такая же ситуация и в мясной отрасли. По словам главы Ассоциации свиноводов Украины Артура Лозы, в России цены на свинину сейчас ниже, чем у нас, соответственно, открытие границ означает экспансию российских производителей в Украину.

Экспорт в Россию и ЕС сейчас примерно одинаков: $17,6 млрд. и $17,4 млрд. соответственно
Выбирая между Таможенным союзом и зоной свободной торговли с ЕС, уверенно отдавать предпочтение первому варианту могут позволить себе разве что производители уникальной продукции. По словам первого заместителя гендиректора ОАО "Турбоатом" Алексея Черкасского, 80% их экспорта приходится на Россию. "Это наши постоянные заказчики. Значительная часть всех турбин в России — нашего производства. Кроме того, там сейчас планируют замену реакторов", — рассказывает он. Для украинского НПК "Горные машины" страны Таможенного союза — тоже приоритетный рынок. "В Беларуси, Казахстане и России у нас успешно работают торговые подразделения, сформирована сеть сервисно-ремонтных площадок. В числе наших клиентов — крупнейшие горнодобывающие компании", — рассказывает директор по стратегии НПК Ильдар Салеев, по словам которого в соответствии с долгосрочной стратегией развития компании к 2017 году они рассчитывают экспортировать в страны Таможенного союза оборудования и услуг более чем на 1,5 млрд. грн. в год.


Путь на Запад

"В Россию Украина экспортирует 14% стальной продукции, а в ЕС — около 30%. Из этого следует вполне логичный вывод, с кем нам лучше дружить", — говорит директор "Укрпромвнешэкспертизы" Владимир Власюк. А Олег Кикта из Ostchem положительно оценивает евроинтеграцию с точки зрения перспектив для производителей азотных удобрений: для них страны ЕС — колоссальный новый рынок сбыта. Сейчас при экспорте удобрений в Европу украинские производители вынуждены платить импортную пошлину в размере 6,5%, которая может быть снижена или отменена после присоединение к ЗСТ. Кроме того, уверен коммерческий директор ПАО "Крымский содовый завод" (Group DF) Андрей Марчевский, ЗСТ — возможность получить более дешевые заемные средства.

Зачастую аргументы сторонников движения в сторону ЕС не определяются исключительно прямыми экономическими резонами. "Даже если мы вступим в ЗСТ, вряд ли квота на поставку продукции птицеводства в ЕС (40 тыс. тонн в год. — Ред.) будет сразу пересмотрена", — уверен генеральный директор ООО "Агромарс" Алексей Марченко. Однако, по его словам, экспорт в ЕС автоматически приведет к росту поставок — например, в страны Африки и Азии, являясь признанием качества отечественной продукции. Экспорт в Россию, по его словам, такого эффекта не дает. Положительно оценивает евроинтеграцию и директор по корпоративным вопросам Nestlé в Украине и Молдове Геннадий Радченко. По его словам, никакой угрозы дешевого импорта для украинских пищевиков нет. Зато, чтобы конкурировать с европейцами и поставлять туда свою продукцию, наши производители будут вынуждены подтягивать культуру производства, чтобы пройти сертификацию Еврокомиссии.

Не считают выгодным вступление в Таможенный союз и в тех отраслях, представители которых в последние годы активно инвестировали в модернизацию и внедрение новых технологий. "На протяжении многих лет мы вкладывали в повышение эффективности производства сельхозпродукции и в рост урожайности. В Казахстане сейчас урожайность в два раза хуже. Зачем нам объединяться с ним или Россией, чему мы можем у них научиться?" — рассуждал на форуме Адама Смита глава Украинской зерновой ассоциации Владимир Клименко. Нечему учиться у бывших союзных республик и представителям альтернативной энергетики. "Из всех стран СНГ у нас лучше всего развиты все секторы альтернативной энергетики. А рынок ЕС очень развит, там много высоких технологий и компаний, заинтересованных в секторе", — говорит президент Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Виталий Давий.


Что дальше

Еврокоммисар Штефан Фюле заявил, что если Украина хочет быть в Европе, то она может это сделать, но только в этом году. Потом ЕС будет не до нее — в 2014-м пройдут выборы в Европарламент, а затем предвыборный марафон начнется у нас. Правда, в последние месяцы в Европе все чаще говорят о том, что готовы подписать политический договор об Ассоциации, а зона свободной торговли будет потом. Тем более что в самом союзе пока не понимают, какой именно она должна быть. Но при этом Фюле прямо предупреждает, что любая торговая коалиция с Россией ведет к потере европейских перспектив. В Москве также предупредили, что в случае подписания договора о зоне свободной торговли с ЕС Россия введет пошлины для защиты своих товаропроизводителей. В этом случае, по словам Владимира Путина, торговые потери нашей страны могут составить от $3 млрд. в год.

Большинство украинских компаний, ведущих внешнеэкономическую деятельность, как правило, работают и с Западом, и с Востоком. Например, активно экспортирующий в Россию "Турбоатом" закупает в ЕС комплектующие. А заинтересованные в Европе кондитеры продают значительную часть своей продукции в Россию. В целом экспорт в ЕС и в РФ сопоставимы — в первом случае речь идет о $17,4 млрд. во втором — о $17,6 млрд. В случае интеграции в Таможенный союз мы, по крайней мере теоретически, можем рассчитывать на дополнительную выгоду в размере $5-6 млрд. за счет снижения цен на газ. Отмена европейских торговых ограничений вполне может принести сопоставимую выгоду за счет выхода на европейский рынок с хорошей покупательной способностью и высокой маржой для экспортеров.

Подсчитать денежные последствия от принятия того или иного решения можно будет лишь тогда, когда Украина определится, и мы узнаем, на каких условиях и с какими ограничениями будем работать. Вступив в ЗСТ, Украина имеет шансы столкнуться с заградительными пошлинами со стороны России. И наоборот. Зато отсутствие окончательного выбора означает ограничения и с востока и с запада. Именно поэтому практически во всех опрошенных "Инвестгазетой" компаниях — за что бы они ни ратовали — считают, что выбор между Таможенным союзом и зоной свободной торговли должен быть окончательным.

За и против евроинтеграции и вступления в Таможенный союз

Теги: украина экономика ес тс плюсы и минусы
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 16850