Падения – на высоте или – не успев подняться. Первый тезис – в отношении зоны евро, второй – Украины. Европейской экономике прогнозируют рецессию, украинской – риски и снижение экономического роста. Европейский кризис скажется на Украине – однозначно, вот только, какой будет сила удара, пока что рано говорить.

Готова ли Украина к новым экономическим "потрясениям", которые идут с Европы, какие риски остаются, где нужны коррективы, пришли ли инвесторы и как их удержать UBR.ua в эксклюзивном интервью из Лондона рассказал старший региональный экономист по странам Восточной Европы и Кавказа Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Александр Пивоварский.

UBR.ua: 2011-ый называют годом стабильности и восстановления экономики в Украине. Вы согласны с подобными утверждениями?

А. П.: До сентября этого года мы ожидали, что будет восстановление. Оно шло, и после кризиса Украина восстанавливалась – постепенно доходила даже до докризисного уровня производства. Но, к сожалению, так как Украина довольно уязвима ввиду значительного влияния внешних факторов на экономику, мы пересмотрели свой прогноз. Во-первых, очень большой объем экспорта в экономике. Во-вторых, очень сильно Украина привязана к международной финансовой системе. В принципе, это неплохо, но экспорт довольно ограничен. Сталь, сельскохозяйственная продукция, химическая продукция: очевидно, что если в этих отраслях будут значительные изменения – скажем, падения международного спроса или падения цен, связанных со спросом, - то это очень сильно может повлиять на экономику Украины.

Мы всегда считали и продолжаем считать, что Украина является уязвимой страной, потому мы пересмотрели прогноз темпов роста в сентябре-октябре: на этот год мы сократили скорость экономического роста на 0,5% до 4,5%, на следующий год на 1% - до 3,5%. Практически это в основном за счет внешних факторов: это сокращение внутреннего потребления, в связи с тем, что финансовый сектор начнет сжимать свое предоставление кредитования – в основном за счет сжатия балансов иностранными банками, которые сейчас пытаются бороться с кризисом дома и не очень хотят расширять портфели в Украине и других странах за рубежом.

UBR.ua: По Вашим оценкам, достиг ли уровня докризисных показателей приток иностранных инвестиций в страну?

А. П.: Инвестиции восстанавливались до новой волны кризиса. Поэтому год на год будет рост. На самом деле есть рост иностранных инвестиций, но уровень меньше, чем в 2008 году. Сейчас более важный вопрос: что будет дальше? Как будет экономика развиваться в связи с кризисом в еврозоне и как этот кризис повлияет на соседние страны, в частности такие, как Украина?

В одном из своих докладов мы показываем индексы стран, наиболее уязвимых к кризису в зоне евро. Первая страна в нашем регионе (ЕБРР-регионе – авт.). – это Венгрия. Украина – на девятом месте. Из всех стран вне Евросоюза - это самая уязвимая страна. В основном за счет того, что на Евросоюз приходится значительная часть международного долга, а также – значительная часть экспорта и прямых инвестиций. Поэтому, очевидно, если в Евросоюзе начнется очередной спад, то будет очень сложно и Украине избежать нового спада. Рост все равно будет более медленным, чем хотелось бы и чем ожидали раньше.

UBR.ua: Говоря об инвестициях, Вы помните о том, что в прошлом-этом году реализованы два "проекта" правительства: Налоговый кодекс и антикоррупционный закон, одним из первоочередных заданий было восстановление доверия инвесторов. Цель достигнута, с Вашей точки зрения?

А. П.: Я думаю, что для крупных инвесторов Налоговый кодекс более привлекателен, потому что там значительная часть законов была сведена в один. Кроме того, предвиделись улучшения – снижение определенных ставок и так далее. Потому для западных предприятий в целом – это более выгодные условия налогообложения. Для малых предприятий это, наверное, тоже будет не так страшно, как ожидали.

Насчет коррупции у нас такая точка зрения, что для инвесторов важно не только законодательство. Это хорошо, что правительство вводит новые антикоррупционные законы. Но для инвесторов более важна реальная ситуация.

UBR.ua: Вы говорите о менталитете?

А. П.: Насколько мы знаем, коррупция – это проблема Украины на протяжении многих лет. Я не уверен, что это менталитет, это, скорее, наверное, правила игры.

UBR.ua: Привычка?

А. П.: Привычка… Уровень коррупции остается высоким. В Украине очень часто не применяются в жизни много законов. То, что пишут на бумаге, не всегда реализовывают в жизни. Законодательная и судовая система слабые. А иностранным инвесторам важна реальная система. Им, конечно, важно, чтобы было и на бумаге. Мы делаем много исследований настроений инвесторов, очевидно, что их продолжает волновать коррупция в Украине. Потому необходимо то, что пишут, применять в жизни. Мы считаем также, что необходимы структурные реформы в этом направлении, которые могут стимулировать рост и быть "буфером" во время кризиса, частично компенсировать сокращение инвестиций, связанных с кризисом в других странах. То есть, если страна становится более привлекательной, потому что там происходят реформы, то даже в период спада она может за рубежом привлечь инвестиции, потому что инвесторы заново оценят эту страну.

UBR.ua: Вы имеете в виду какую-то конкретно реформу?

А. П.: Я имею в виду, например, методы по борьбе с коррупцией и реальное улучшение среды. Инвесторы и люди, которые с этим работают, знают, что когда система улучшиться, они это ощутят сразу. Это вопрос разработки регулятивных норм. Если инвесторы ощутят, что ситуация улучшилась на длительный период или навсегда, то они будут размещать свои инвестиции в Украине даже в период кризиса. Если, например, ситуация ухудшится, и в Украине в это время также сложна ситуация с бизнес- и инвестиционным климатом, очевидно, это также отрицательно повлияет. Это может увеличить шок. Инвесторы, прежде всего, сокращают вливания в странах, в которых во время кризиса худший инвестиционный климат. Они боятся, что может произойти что-то неожиданное. Надо менять все в действительности, а не только на бумаге.

UBR.ua: Насколько существенным будет снижение инвестиционной привлекательности Украины, в связи с "замораживанием" сотрудничества Украины с Международным валютным фондом (МВФ)?

А. П.: Мы считаем, что сотрудничество с МВФ, особенно в кризисной ситуации, когда международная ситуация усложнилась, необходимо. Это еще один фактор, который инвесторы рассматривают, думая о рискованности вложений в страну, особенно, во время кризиса. Если до кризиса все было хорошо и не было необходимости дополнительных вливаниях, это (сотрудничество с международными финансовыми организациями – авт.). не играло существенной роли, но во время кризиса это важно не просто для того, чтобы профинансировать насущные потребности, а для того, чтобы стабилизировать ожидания инвесторов и не только внешних, но и внутренних. В последние дни страны, которые не видели необходимости сотрудничества с МВФ, заявили, что начинают программу сотрудничества с Фондом. Мы считаем, что необходимо попытаться восстановить эти отношения. Это может позволить сократить рискованность вложений в Украину. Деньги Фонда необязательно должны идти на финансирование правительства. Это может быть линия для содержания золотовалютных резервов.

UBR.ua: С другой стороны, - это заимствования. Является ли, по Вашим оценкам, госдолг Украины критическим или же "терпимым"?

А. П.: Госдолг на самом деле не является критическим. Он большой, конечно, и сильно вырос, скорость его роста во время кризиса была высокой. Но довольно значительный объем этого долга нужно перефинансировать в следующем году, это создает дополнительный риск. В некоторых странах – намного большая задолженность, но у них она более длительного плана. В Украине чуть ли не треть всего долга необходимо перефинансировать. Это довольно много, особенно в ситуации, когда рынок стал щепетильным и не хочет легко давать деньги. В этом случае необходимо пытаться возобновить отношения с МВФ.

UBR.ua: С вашей точки зрения все ли деньги, предоставленные МВФ, используются по назначению?

А. П.: В широком смысле, очевидно, что они используются по назначению, потому что они используются для финансирования бюджета или для восстановления государственных резервов. Но невозможно проследить каждую гривну, куда она пошла. Это отдельный вопрос, который снова же связан с институциональной средой и правилами игры.

UBR.ua: Если мы уже заговорили о расходах… в 2012 году будут проходить парламентские выборы, на которые необходимы дополнительное финансирование. Может ли это, учитывая внешние негативные сигналы, стать дополнительным неблагоприятным фактором для экономики в целом?

А. П.: Политические факторы влияют на экономику. Я надеюсь, правительство учитывает, что ситуация на внешних рынках сложная и трудно привлечь ресурсы, и будет принимать решение с расчетом того, сможет ли бюджет финансировать дополнительные расходы. Мне сложно сказать, каким оно будет, но, думаю, что опыт 2008 и 2009 годов показал необходимость сбалансированного решения.

UBR.ua: ЕБРР имеет планы сотрудничества с Украиной на 2012 год. Будут ли какие-либо корректировки? Какие в общем будут проекты и какой объем их финансирования? На какие рынки планирует ориентироваться ЕБРР?

А. П.: У нас есть программа на три года, которая была утверждена в апреле этого года. Это четыре основные направления работы, они связаны с нашем виденьем развития страны. Мы видим проблему с энергоэффективностью и безопасностью: Украина очень много потребляет энергии, и не вся она потребляется качественно. Поэтому мы пытаемся улучшить систему энергоэффективности. Мы также рассматриваем возможность инвестирования в "Нафтогаз" при условии, что там будет проведено реформирование. Был также сделан проект по определению нужды модернизации ГТС.

Второе – улучшение индустриального и сельскохозяйственного потенциала страны. Мы считаем, что в сельском хозяйстве можно удвоить производство. И мы пытаемся привлечь инвесторов, которые могут улучшить всю промышленную ситуацию в стране и качество управления в индустриально-промышленном секторе.

Третье – улучшение инфраструктуры, поскольку она за первые десять лет после независимости износилась. В последние годы было улучшение, но все равно еще довольно много работы по улучшению инфраструктуры осталось. И последнее, это, конечно, финансовый сектор – его стабилизация после кризиса. Сейчас еще близится новая волна кризиса, которая может привести к увеличению невозвратных кредитов. Мы довольно много сделали во время прошлой волны кризиса для того, чтобы помочь стабилизировать финансовую систему, включая международные банки, государственные и несколько частных. Очевидно, мы будем продолжать работать с этими банками для того, чтобы помочь им быть стабильными во время новой волны.

UBR.ua: А относительно процедуры госзакупок…

А. П.: У нас есть процедура закупок, которую поддерживает ЕБРР. Процедура должна идти по методике требований ЕБРР.

UBR.ua: Были заявления, что ЕБРР готов кредитовать украинские предприятия в российских рублях. Также Кабинет министров Украины предлагает Верховной Раде разрешить международным финансовым организациям (МФО), таким как ЕБРР, МВФ или IFC, кредитовать в гривне реальный сектор украинской экономики в национальной валюте Украины. В какой валюте намерен кредитовать Ваш банк в будущем? Есть ли предпочтения?

А. П.: ЕБРР может кредитовать в той валюте, которая подходит по конкретному проекту и полезна с макроэкономической точки зрения. Кредитование только в иностранной валюте может быть удобным, потому что ставки ниже, но оно связано со значительными рисками для экономики в целом. Например, когда в Украине была девальвация в 2008 году, то это сразу увеличивало объем невозвратных кредитов, тогда для людей и компаний стало непосильным выплачивать эти кредиты. Мы из этого извлекли урок и считаем, что необходимо развивать внутренние рынки и капиталы, пытаться сокращать процентные ставки в местной валюте, чтобы не было необходимости агентам кредитоваться только в иностранной валюте. Это создает риски и для них, и для целой системы.

Мы длительное время обсуждаем и с Национальным банком, и с правительством Украины возможность кредитования в гривне. Мы этого хотим для того, чтобы помочь, во-первых, развить рынок капитала в гривне, потому что еще не высокий его объем и небольшая длина кредитов. Часть цены, которую платит система, связана с кредитным риском. Мало агентов имеют высокий рейтинг в стране. Мы хотели бы помочь этот рынок удлинить и углубить. К сожалению, регулятивно-методологическая база еще не полностью готова и не дает там возможность это делать. Есть регуляторные моменты, которые не позволяют международным организациям выдавать кредиты в местной валюте. Валютный фонд выдает кредит в своей синтетической и денежной единице (специальные права заимствования), которую он использует. А ЕБРР может кредитоваться и выдавать кредиты в разных валютах. У нас есть "экзотические кредиты", к примеру, когда мы берем кредит в Турции и выдаем его в Польше. В гривне – нам необходимо эти деньги привлечь, чтобы их потом предоставить. Мы не можем по статуту брать на себя открытые валютные риски. В других странах уже существуют механизмы хеджирования, там более развитые рынки, и можем хеджировать риск. В Украине же нам необходим доступ к ресурсам в гривне.

В рублях мы можем выдавать кредит. В России – более либеральная база. Банк может предоставить кредит и в рублях, и евро. В некоторых случаях и для некоторых предприятий кредитование в рублях – оптимальный вариант, если они, к примеру, экспортируют на российский рынок.

UBR.ua: Есть ли лимит кредитования?

А.П.: Лимит кредитования у нас есть, но он не связан с валютой. Если мы сможем кредитовать в гривне, то мы можем предоставить и больше кредитов, потому что рисков меньше, во время кризиса гривну украинским клиентам легче получить, чем доллар или евро.

UBR.ua: А если бы Украина стала членом Таможенного союза, удобней кредитовать в рублях или в другой иностранной валюте?

А.П.: Если бы предприятия торговали в России, то очевидно им было бы это более выгодно. Рублевое финансирование обходится дороже, чем долларовое, поскольку рубль – еще формирующаяся валюта, и глубина рынка в этой валюте не такая, как в евро или долларах. Если увеличится торговля с Россией, то это создаст условия для рублевого финансирования, но это не значит, что сразу все переключатся в рубли. Даже в России значительная часть финансирования все еще происходит в долларах и евро.

UBR.ua: Считаете ли Вы, что Украина должна категорически сосредоточиться на подписании соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом или же Вы поддерживаете сотрудничество и на уровне других внешних рынков? В частности, хотелось бы услышать Ваше мнение о ЗСТ в рамках СНГ?

А. П.: В общем, торговать со всеми странами – это полезно, потому что это потенциально создает дополнительные рабочие места и дополнительный спрос. Очевидно, это неплохо: торговать как можно больше с Евросоюзом и с соседними странами СНГ.

UBR.ua: Видите ли Вы перспективу присоединения Украины к Единому экономическому пространству (ЕЭП) с экономической точки зрения? Или же евроинтеграция Украины выиграет в долгосрочной перспективе?

А. П.: Основная выгода от евроинтеграции не только от роста торговли, а от улучшения среды. Эта интеграция требует внедрения определенных правил игры, изменения различных видов законодательства, улучшения качества институтов, которые проверяют качество продукции. Наверное, выгода от этого, может быть даже большей чем от того, какими будут объемы торговли с Евросоюзом. Для того, чтобы полностью внедрить эти соглашения, необходимо будет улучшить качество институциональной среды. Наверное, это будет очень полезно в долгосрочной перспективе. В начале, может, будет незаметно.

UBR.ua: Когда, с Вашей точки зрения, Украина наконец-то подпишет соглашение о ЗСТ с ЕС? Случится ли это к концу нынешнего года?

А. П.: Не могу сказать. Это политический вопрос. Я надеюсь, что после стольких годов работы, этот договор будет подписан в ближайшее время. Это должно произойти. Мы в ЕБРР считаем, что это очень важно с точки зрения институциональной среды и качества жизни.

UBR.ua: И хотелось бы услышать также оценки ЕБРР относительно кризиса в зоне евро. Действительно ли в грядущем году, экономический рост там пойдет в минус?

А. П.: Мы следим за тем, что происходит в зоне евро, потому что наш регион сильно подвержен влиянию. Надеемся, что Евросоюз найдет в себе силы побороть состояние рынка, что он в состоянии решить этот кризис. Наверное, для Евросоюза это вопрос не только экономический, но и политический. Проект создания Евросоюза был не завершен, он еще в процессе и в некоторых направлениях, например в интеграции денежной и финансовой систем, он пошел очень далеко, у них одна валюта и банковская система. Это – как одна страна. Но когда наступает кризис, то принятие решений разными странами работает не идеально. Мы считаем что это то, где необходимо прилагать основные усилия, именно с точки зрения усиления роли Евросоюза. Если даже не создание новых политических структур, которые заменят национальные, то, по крайней мере, улучшение этих структур. И в этих структурах Украина должна участвовать.

Может, Евросоюз создаст неформальные органы кооперации во время кризиса, которые позволят нивелировать влияние на экономические системы всех стран. Мы надеемся, ЕС использует опыт 2008 года, придет к новому решению и решит этот вопрос. Иначе, возможен спад, рецессия.

UBR.ua: На какие сроки может затянуться "еврокризис"?

А. П.: Я думаю, может уйти год-два, чтобы выйти (из кризиса – авт.). Но опять же таки, это зависит от того, как долго будет продолжаться неопределенность, как долго будут принимать решения. Но решения в последнее время принимают быстро, и МВФ привлекается к ним. На самом деле это будет очень серьезное испытание для Евросоюза.

UBR.ua: По Вашему мнению, остаются ли угрозы распада еврозоны в связи с экономическими вызовами и долговыми обязательствами отдельных стран?

А. П.: Угроза всегда есть. Но нет процедуры, как выйти из зоны евро. Есть другие пути выхода из кризиса – без распада еврозоны, например списание долгов.

Теги: ебрр инвестиции еврозона кризис экономический рост пивоварский
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 2872