Страх роста инфляции — вот, что правит Нацбанком в этом году и продолжит им управлять в 2018 г. Потому чиновники не рискнут смягчать монетарную политику раньше конца следующего года. Это подтвердил председатель Совета НБУ Богдан Данилишин, но продлил при этом прогноз по ценовому индексу на уровне 6%. Верить оценке или нет — непростой вопрос. Ведь все знают, как центробанку нравится постоянно пересматривать свои же прогнозы, не признавая ошибок и просчетов. Потому UBR.ua расспросил экс-министра экономики, бывшего председателя Комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности Виктора Суслова.

Виктор Иванович, насколько реалистична оценка по достижению на конец 2018 г. 6% инфляции?

Анализ прогнозов Национального банка и итоговых данных по инфляции за годы после Майдана показывает, что НБУ в основном занижал прогнозы темпов инфляции по сравнению с реально достигаемыми показателями. И это имеет свое объяснение.

После того, как Нацбанк, начиная с 2015 года, начал переход от политики поддержания стабильного валютного курса гривны (политики фиксированного курса) к политике инфляционного таргетирования, показатель инфляции перестал быть только прогнозной величиной и превратился в цель всей денежно-кредитной политики. Тем самым этот показатель приобрел политическое значение.

Теперь регулятор не мог в качестве цели своей политики ставить достижение высоких темпов инфляции, поскольку это противоречило бы обязанности центрального банка, закрепленной в Конституции Украины и украинском законодательстве, по обеспечению стабильности национальной денежной единицы. Так НБУ оказался обязанным по политическим мотивам стремиться к низким темпам ценового индекса, или по крайней мере публично декларировать такое стремление. Даже когда это невозможно было сделать по объективным причинам.

Вот и получилось, что в основу расчетов бюджета на 2017 год был заложен рост инфляции в 8,1%. Сейчас мы идем с темпом на уровне 16%, а по итогам года ожидается 12-13%. И это нельзя назвать просто ошибкой в прогнозировании в 1,5-2 раза. Это — провал политики инфляционного таргетирования. Я не верю и в 6% инфляции в 2018 году. Исходя из состояния украинской экономики, реальнее ожидать не менее 10%.

В чем тогда причины провала?

Причин несколько. Главная — преждевременный переход НБУ к таргетированию. В условиях тяжелого кризиса, войны, разбалансирования экономики неизбежно возрастает роль государства, роль президентской и исполнительной власти. И так же неизбежно утрачивается значительная часть независимости центрального банка, который становится просто обязанным поддерживать политику правительства, в том числе и средствами денежной эмиссии.

Какое уж тут «инфляционное таргетирование»! Вот и получили в 2015 году 43% инфляции. К политике инфляционного таргетирования следовало переходить после преодоления политического и социально-экономического кризиса, прекращения войны, стабилизации экономики, оздоровления банковской системы.

Кто виноват? В стратегическом плане виноваты эксперты МВФ, которые не должны были рекомендовать стране в сложившихся условиях переход к политике инфляционного таргетирования. Казалось бы, ничего страшного в результате этой ошибки не случилось. Ну, дискредитировали саму политику инфляционного таргетирования. Ну, нанесли ущерб репутации НБУ и поставили под сомнение профессионализм руководства центробанка.

Вспомним, как много усилий приложило руководство Нацбанка в недавнем прошлом, чтобы снять с себя ответственность за катастрофическую девальвацию гривны, доказывая, что НБУ не несет ответственности за валютный курс. Одновременно он взял на себя ответственность за темпы инфляции.

А вот буквально на днях НБУ уже начал обвинять в высоких темпах инфляции правительство, называя главными причинами инфляции повышение зарплат и пенсий. Для экономистов несостоятельность подобных обвинений очевидна. Ведь если собственные доходы бюджета и Пенсионного фонда являлись бы достаточными для повышения зарплат и пенсий, инфляция возникнуть не могла. Данное заявление означает признание того факта, что у государства не было реальных финансовых ресурсов для повышения зарплат и пенсий. Значит, дополнительные деньги были эмитированы НБУ, что и вызвало возрастание темпов инфляции.

Получается, что НБУ идет на поводу у правительства. Почему?

Потому, что Национальный банк слаб и фактически не имеет независимости, которая ему гарантирована законодательством. Вспомним, что у НБУ сейчас нет даже председателя. А люди, исполняющие обязанности, чувствуют себя неуверенно, понимая риски увольнения в любой момент в случае нежелания идти на поводу у власти.

Правда, г-ну Смолию, первому заместителю председателя НБУ, вроде бы обещают должность руководителя, но представление в Верховную Раду не подают, и исполняющий обязанности реально в незавидном положении. Поэтому НБУ политически уязвим и склонен выполнять политическую волю Президента, правительства, политических лидеров Верховной Рады.

Значит можно считать, что траншей не будет без полноценного председателя?

Это только одна из причин. Но факт, что МВФ не имеет легитимного партнера, с которым он мог бы подписать очередной пересмотр Программы сотрудничества с Украиной. Пока нет утвержденного председателя Нацбанка, члены правления НБУ и работники его аппарата не могут быть уверены в стабильности своего положения. Они не берут на себя риски, связанные с принятием серьезных решений.

Что касается остальных требований МВФ, то Рада недавно приняла закон, необходимый для проведения пенсионной реформы. Вопрос в том, что Международный валютный фонд хотел другой, более радикальной и эффективный.

Еще зависли вопросы об очередном повышении цен на газ для населения, о создании антикоррупционных судов, о законе об обороте земель сельскохозяйственного назначения, о проведении масштабной приватизации государственной собственности. Думаю, что в любом случае решение МВФ о предоставлении очередных траншей может быть принято только после окончательного одобрения закона о госбюджете на 2018 год. На сегодня это ключевой пункт.

Недавно в НБУ сказали, что к смягчению монетарной политики вернутся не ранее конца 2018 года. Это признание факта сохранения угрозы высоких темпов инфляции?

Вообще-то, в свете сказанного, проводимая монетарная политика НБУ является чрезмерно мягкой. Или 16% годовой инфляции им кажется «жесткой» политикой? Они хотят ее «смягчить» дальше, до 20% или больше?

Если говорить серьезно, то очевидно, что НБУ гордится недавним повышением своей учетной ставки до 13,5%. Но эта ставка, будучи ниже темпа инфляции, не выполняет антиинфляционной функции. Монетарная политика НБУ является недостаточно жесткой, ее некуда смягчать.

Предполагаю, что недостаточно жесткая монетарная политика НБУ проводится под давлением правительства, которое, в принципе, заинтересовано в действующих сегодня темпах инфляции. Так легче выполнять доходную часть бюджета за счет инфляционных доходов и легче обслуживать любые денежные обязательства, выраженные в гривне. Другой вопрос, что одновременно идет обесценение денежных доходов и сбережений населения, гривна утрачивает функцию средства накопления, растет спрос на свободно конвертируемую валюту, идет долларизация и «тенизация» экономики. Страна Украина теряет перспективу стать экономически развитой и стабильной страной.

Кто должен возглавить НБУ?

Во-первых, брать иностранца на должность председателя НБУ, как и на любую высокую государственную должность в Украине, нельзя ни в коем случае. Недостаток иностранца в том, что он не знает нашего законодательства, не знает, как работает украинская экономика.

А, во-вторых, в банковской сфере все намного сложнее. Здесь давно сложилась банковская не скажу — «мафия», но скажу — «банковская корпорация». В которой слились владельцы банков, банкиры, руководители НБУ и частично аппарат Нацбанка, объединенные сложной системой формальных и неформальных отношений на основе взаимных интересов.

Вот, например, в общественное сознание усиленно внедряется мысль, что председателем центробанка может быть только коммерческий банкир. Это делается, чтобы сохранить управление банковской системой исключительно в руках «банковской корпорации». А ведь центральный банк почти ничего общего с коммерческим банком не имеет, это главный орган макроэкономической политики и возглавлять его должен макроэкономист и специалист по экономической политике государства. По крайней мере именно такие специалисты обычно возглавляют центральные банки в ведущих странах мира. Главное же, чтобы председатель НБУ был профессионален, не коррумпирован и независим как от «банковской корпорации», так и от внешних политических воздействий со стороны власти.

Но так в Украине пока не было и пока не будет. Потому что вся система украинского государства и украинской власти строится на отношениях личной зависимости, то есть отношениях по своей сути феодальных. Ключевой вопрос в украинских реалиях — это, конечно, вопрос о том «чьим человеком» будет председатель НБУ, кто его будет контролировать? Валерия Гонтарева, например, всегда была человеком Петра Порошенко.

Известно, что подготовлен проект закона, в соответствии с которым Нацбанку должен быть передан также надзор за небанковскими финансовыми учреждениями (страховыми компаниями, кредитными союзами, финансовыми компаниями и прочими). Насколько это целесообразно после тотального закрытия банков?

Согласен, работу НБУ по преодолению кризиса в банковской системе нельзя назвать успешной. Но ведь в этом виноват не Национальный банк, как учреждение, а конкретные люди, допустившие ошибки или злоупотребления. Этих людей можно заменить.

А по сути решение правильное. Говорю, как человек, которому довелось создавать регулятор небанковского финансового сектора — Государственную комиссию по регулированию рынков финансовых услуг в Украине — и возглавлять ее около 5 лет. Сейчас я сторонник ликвидации этого органа. Это будет первый шаг к созданию единого (банковского и небанковского) регулятора финансового сектора (так называемого «мегарегулятора»). Он позволит консолидировать надзор за финансовыми учреждениями и привлечь к работе в органе надзора квалифицированных специалистов. В том числе и за счет выплаты высоких заработных плат, существующих сегодня в НБУ.

Затем нужно будет обязательно сделать второй шаг — отделение «мегарегулятора» от Национального банка как органа макроэкономического регулирования, ответственного за монетарную политику и стабильность национальной валюты. В большинстве стран ЕС такие реформы были проведены еще двадцать лет назад.

И вот, когда коммерческие банкиры забудут дорогу в Национальный банк, потому что его работники уже не будут решать «интересные» вопросы выдачи кредитов рефинансирования и стабилизационных кредитов конкретным банкам, отбора контрактов для закупки валюты, решать вопросы выдачи лицензий, введения временных администраций и санкций против банков, только тогда НБУ действительно будет способен проводить антиинфляционную политику.

И все же об ответственности работников регулятора за некомпетентные решения. Должна же быть ответственность за потерю сотен миллиардов гривен средств вкладчиков банков, большого и малого бизнеса, бюджета, за более чем трехкратную девальвацию гривны, за политику инфляции, в конце концов, за обнищание подавляющего большинства украинских граждан?

Если говорить без популизма, у работников регулятора может быть только ответственность, предусмотренная законодательством Украины за конкретные преступления. За некомпетентность садить в тюрьму нельзя. За это, скорее, должны отвечать люди, которые назначают некомпетентных руководителей регулятора. И то эта ответственность будет только политической.

Кроме того, в вопросах надзора за финансовыми учреждениями и в проведении монетарной политики далеко не все поддается однозначному нормативному урегулированию. Есть огромная сфера принятия решений регулятором на основе оценки текущих рисков. Право оценки рисков и принятия решений здесь делегируется руководителям и членам регулирующего органа.

Именно поэтому требования к квалификации и деловой репутации таких работников должны быть исключительно высоки. Именно поэтому такие регулирующие органы свои решения принимают коллегиально. И уголовной ответственности работники регуляторов за свои ошибки нести не могут.

Если коротко, как вы оцениваете перспективы финансовой системы и финансового состояния Украины в ближайшие годы?

Плохо оцениваю. Если коротко, то назову всего две цифры, недавно объявленные НБУ: в ближайшие четыре года Украина должна будет выплачивать в среднем по $7 млрд. в год для погашения внешних долгов плюс негативное сальдо текущего счета платежного баланса будет составлять в среднем по $4 млрд. в год. И собственных ресурсов, чтобы все это покрыть, у страны нет и не будет. Так что впереди — углубление кризиса.

Теги: банки инфляция цены нацбанк мвф кредиты экономика
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 3396