Украинские предприниматели переоценили свое имущество. Еще пару лет назад они не осознавали глубину кризиса и ждали, что ситуация в экономике страны скоро наладится. И только в 2016-м начали понимать, сколько реально стоит их бизнес и давать потенциальным покупателям хорошие скидки, говорит управляющий партнер юридической фирмы Aequo Денис Лысенко.

Такое изменение настроений уже дало результат. Согласно отчету Aequo и британского издания Mergermarket, за 2016 год на рынке слияний и поглощений (M&A) Украины количество сделок выросло на 35%. Общая сумма публичных сделок увеличилась на 131%, до 310 млн евро.

«С учетом непубличных сделок, эти цифры были бы в два раза больше», — подсчитал Денис Лысенко.

По словам теперь уже бывшего главы ФГИУ Игоря Билоуса, Украина прошла низшую точку экономического цикла, и многие иностранные инвесторы ждут начала роста в 2017 году и присматриваются к нашим активам.

«Они уже подбирают здесь топ-менеджмент, юристов для сопровождения будущих сделок, чтобы можно было быстро начать работу в Украине», — рассказал Игорь Билоус.

По его словам, наибольший интерес потенциальные покупатели проявляют к сектору энергетики и объектам инфраструктуры (железная дорога, порты и т.п.)

В течение последних двух лет 43% общего количества сделок приходится на финансовый сектор. То же касается и объема. Например, в прошлом году существенную часть прироста обеспечила продажа Укрсоцбанка банком UniCredit компании ABH Holdings за 281 млн евро.

На втором месте находится энергетика и добывающие отрасли. В частности, на эти секторы пришлось в 2016 году 10% по количеству сделок и 6% от общего объема стоимости покупок.

Кроме того, активными являются сельское хозяйство и сфера информационных и коммуникационных технологий. Таблица Mergermarket, в которой отмечено количество потенциальных «компаний на продажу» за последние полгода, показывает, что наибольшее количество объектов слияний и поглощений работает в потребительском секторе (10). Второе место поделили между собой финансовый сектор и химическая промышленность — по семь компаний в каждом.

Инвестбанкиры говорят, что потенциальные покупатели присматриваются ко многим отраслям, но не все бизнесмены готовы продаваться дешево.

«У меня нет ощущения, что украинские собственники готовы существенно снижать цену. Скорее, иностранцы думают, что смогут купить полстраны по дешевке, а украинским собственникам инвестиционные и политические риски не кажутся такими уж серьезными», — рассказал UBR.ua руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

Например, в банковской сфере до кризиса 2008 года финучреждения продавали по стоимости в несколько капиталов (порою за 6-7) банка. Сейчас в лучшем случае речь идет о продаже за один капитал. Снижение стоимости связано в первую очередь с чисткой рынка, а также с политическими факторами.

В других отраслях индикатором служит так называемая годовая операционная прибыль (EBITDA). Сейчас, по словам экспертов, продажа бизнеса в Украине может состояться за 4-5 EBITDA.

Здесь многое зависит от перспектив компании. Если она работает на рынке, который гарантирует хорошую прибыль, то мультипликатор может быть и больше. По словам Александра Паращия, ИТ-компании в мире могут торговаться с мультипликатором в десятки раз превышающем их объем даже не операционной прибыли (прибыль до выплаты налогов и процентов), а объема продаж.

«К сожалению, сделок по слиянию или поглощению в Украине не так много, чтобы можно было легко назвать средние мультипликаторы по сделкам. Многое зависит от отрасли. В некоторых отраслях, таких, как агросектор, например, активы даже несколько подорожали», — отмечает директор инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital Юрий Астахов.

В аграрном секторе есть покупатели с высокой ликвидностью. Пример тому аграрная группа «Кернел», которая привлекала $500 млн на внешних рынках и сейчас активно рассматривает варианты как увеличения собственного земельного банка, так и вложений в связанные с сельхозпроизводством сегменты. Напомним, если «Кернел» завершит покупку «Украинских аграрных инвестиций» и Renaisco B.V., его общий земельный банк может достичь 700 тыс. га. После выпуска евробондов на $500 млн Андрей Веревский сообщил инвесторам, что привлеченные средства направит в том числе на расширение земельного банка, не назвав конечной цифры.

Но есть предложения по продаже аграрных активов, владельцы которых не готовы отдавать их по низкой цене и готовы выждать. Они при хорошем урожае могут привлечь финансирование под оборотный капитал.

«Падение цены на актив зависит от того, какая доля выручки компании приходится на экспорт. У агро- и ИТ-компании не было существенных потерь в валютном эквиваленте. Другие отрасли, такие как машиностроение, потеряли рынки РФ и частично СНГ и переориентироваться на украинского потребителя. Там уровень падения стоимости активов сопоставим с девальвацией гривни», — рассказал Денис Лысенко.

По его словам, были случаи, когда агрокомпании вели переговоры сразу с несколькими покупателями и те были вынуждены делать новые, более высокие по стоимости предложения. Особенно когда такой актив интересовал их в рамках выбранной стратегии развития.

«Но в каждом конкретном случае все зависит от множества факторов. Скажем, потенциальные покупатели смотрят на то, какие финрезультаты компания показывала до сделки и какие ожидаются после ее завершения с новым собственником», — поясняют в Dragon Capital.

Предпродажная подготовка

Сейчас чужими активами интересуются в основном украинские компании, сумевшие накопить финансовый ресурс или получившие его от продажи других бизнесов. Например, активность проявляет группа DCH Александра Ярославского, финансово-промышленная группа «ТАС» Сергея Тигипко, ряд крупных торговых сетей, как продовольственного, так и непродуктового ритейла.

«То есть компании, у которых есть возможность потратить деньги на покупку без привлечения заемных средств. Они могут сделать пусть не сверхпривлекательное предложение, но выгодное для тех компаний, которые испытывают нехватку оборотного капитала», — рассказал Денис Лысенко.

Возможности купить актив есть и в тех случаях, когда иностранные инвестиционные фонды завершают программы инвестирования в установленный срок независимо от цен, сложившихся на рынке на момент продажи. Это, например, американский Citi Venture Capital International и шведский фонд East Capital, которые вышли из проектов коммерческой недвижимости.

Кроме оценки прибыльности компании условиями заключения сделки могут быть и другие факторы. По словам Александра Паращия, украинские покупатели могут предложить продавцу погасить часть долгов самостоятельно или переведя на другую компанию.

Если говорить об иностранцах, то очень часто дополнительным требованием может быть участие прежнего собственника (в качестве младшего партнера или как-то иначе) в управлении бизнесом либо на оговоренный срок, либо на постоянной основе. Им нужен опыт работы с украинскими контролирующими органами и знание местных реалий.

«Для финансовых инвесторов важно, будет ли прежний собственник владеть частью бизнеса (то есть будет ли новый выпуск акций или акционер полностью выходит из бизнеса). Пока главными покупателями бизнеса в Украине остаются либо местные компании, либо предприятия с иностранным капиталом, которые давно здесь работают и хорошо знают местные реалии», — говорит Юрий Астахов.

Однако новых инвесторов заманить в Украину непросто. Самыми интересными для них являются опять-таки энергетика (как традиционная, так и возобновляемая), ИТ-сектор и сфера АПК. Кроме того, продолжается очищение рынка и мелкие и средние банки будут вынуждены что-то предпринимать (либо продаваться, либо объединяться), чтобы соответствовать нормативам, установленным НБУ.

Теги: слияния и поглощения покупки компании банки
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 3764