Несмотря на неоднократные отсрочки и отказы со стороны Международного валютного фонда, в Нацбанке верят в получение в 2017 г. двух кредитных траншей от этой организации. Что допускают чиновники — это небольшую задержку поступления средств.

«Надо понимать, что вкладывается в понятие «не будет транша». Мы почти год жили без транша в 2016 г. так как долго выполняли требования, которые устраивали бы МВФ. Но тем не менее, они были выполнены», — подчеркнул в интервью UBR.ua заместитель председателя Национального банка Олег Чурий.

Осенне-зимние транши зависят от принятия пенсионной реформы, создания антикоррупционных судов и службы финансовых расследований, а также от найма консультанта по реструктуризации кредитного портфеля Приватбанка. Земельный вопрос временно отсрочили до зимы. Из всего перечня задач, продавить под МВФ могут принятие «пенсионки» и успеть повторно найти консультанта.

«Первая компания-претендент оказалась неэффективной. Даже не предоставила в срок план возможных действий», — заметил UBR.ua управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Если пенсионную реформу примут, то даже с учетом провала по другим вопросам, МВФ может выделить транш в $1 млрд. Тем более, что на рынке уже сложилось четкое понимание — Фонд выделяет деньги перед выплатами по своим долгам, а в ноябре НБУ и предстоит очередной платеж МВФ. Первый — на 500 млн. перечислен в июле.

«Два обязательства есть шанс выполнить, и есть шанс, что на другие закроют глаза. Так что около $1 млрд. получим, но не $3 млрд», — заверил UBR.ua руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

Если верить чиновникам, Нацбанк не пугает непоступление полных объемов траншей или их задержка. Спроса на валюту нет, резервы пополняются едва ли не ежедневном режиме (с начала года выкуплено $1,5 млрд.), улучшены ожидания по валютным поступлениям на $1 млрд. на фоне благоприятной конъюнктуры для экспортеров на внешних рынках. Нацбанковцы также уверены, что «Нафтогаз» не станет этой осенью скупать доллар под отопительный сезон. Они убеждены, что госкорпорации достаточно для покупки топлива денег, получаемых за транзит. Его ежемесячные поступления в $200 млн., ($2-2,5 млрд. в год) перекрывают оплату необходимых 10 млрд. кубов газа.

Из возможных валютных рисков на эту осень выделяют закупки доллара под поставки энергетического угля из США/ЮАР, а также под топливные элементы для АЭС. Но чиновники убеждают, что по мере увеличения валютных поступлений в страну (даже без транша МВФ) — это задача по силам Нацбанку. Его резервы пока не подорвет даже отказ Еврокомиссии выделять третью линию макропомощи, если их эксперты в ноябре при проверке целевого использование макрофинансовой помощи европейцев, сделают неутешительный вывод. Хотя в целом на внешнюю ликвидность государства это повлияет негативно, что будет некстати на фоне приближающихся выплат по долгам 2019-2020 гг. Поэтому сам НБУ признает, что дружба с МВФ важна в долгосрочной перспективе.

«Мы не рассматриваем вероятность прекращение программы с Фондом. Это будет очень негативным фактором, который повлияет на возможность Украины обслуживать внешние обязательства», — отметил Олег Чурий.

Отдаленные перспективы

В ближайшие годы Украине надо выплатить по долгам около $13 млрд. 2017 год страна пройдет легко, он даже экспертами не берется в расчет. Но с 2018-ого предстоит накапливать валютный «жирок» и сделать это без МВФ будет трудно. Рассчитывать, что валютные поступления в страну позволят Нацбанку существенно увеличить выкуп доллара в резервы, и этих средств хватит на выплаты по госдолгу, просто не приходится.

«Даже в идеале НБУ не сможет выкупить столько валюты, чтобы со всеми долгами расплатиться. Всегда была и останется зависимость между отношениями с МВФ и спросом на валюту. Если осенью не состоится 4 пересмотр программы, то сразу повысится спрос на доллар. Зависимость будет сохранятся в ближайшие четыре года», — уверен Александр Паращий.

График предстоящих погашений у Нацбанка и Минфина есть. Но четкого графика валютных поступлений с 2018 года — нет. Никто не скажет, что будет с ценами на металл и зерновые в мире в следующие годы, каким может урожай, какие потоки пойдут по статье баланса «экспорт» услуг, по которой сегодня учитываются платежи за транзит того же газа, или платежи по «рабочей силе».

Как предполагает начальник отдела рыночных исследований IBI-Rating Виктор Шулик в случае ужесточения визового режима с РФ, объем поступлений валюты от украинских гастарбайтеров по этому направлению уменьшится. Аналогично в зоне риска поступлений валюты от уменьшения товарного транзитного потока.

«Транзит через Украину может еще сократиться и пойти через другие страны. Они уже существенно упали с 2014 года. Даже существенное поднятие тарифов за ж/д перевозки, не компенсировало потерь от падения оборотов. Плюс корпоративные войны: российская железная дорога запретила ряд наших перевозчиков, а Украина — ряд перевозчиков РЖД. А это все была валюта, которая делалась из воздуха на обычном транзите. По 2018 году уже возникает много вопросов и в части транзита газа, и железнодорожных перевозок», — рассказал Виктор Шулик.

Обходные пути

Потенциальных источников валюты немного: приватизация, запуск рынка земли, выходы на внешние рынки заимствований. Но по каждому из них возникают свои вопросы.

Например, приватизация не даст валютных поступлений, если покупателями будут местные олигархи, которые скорее предпочтут расчеты в гривне, занимая кредиты или переводя средства из другого бизнеса. В этом случае, реальных поступлений доллара не будет.

Аналогичная ситуация с землей. Для получения валюты за последний украинский актив, необходимо разрешение на ее продажу иностранцам. Из последних предложений Кабмина очевидно, что даже при запуске рынка земли, иностранцы в первые годы допуска к земле иметь не будут. И она достанется только местным лендлордам.

«Большинство паев земляне передали в долгосрочную аренду на 25, а то 49 лет. При этом во многих договорах предусмотрен первоочередной выкуп арендатором в случае продажи участка. Так как этот рынок контролируется нашими компаниями, то валюта в страну заходить не будет и на валютный баланс это не повлияет. Только селяне останутся без земли. Если от какой-то компании какие-то суммы и зайдут – не думаю, что этого хватит для расчета по долгам», — отметил Шулик.

Последний источник — займы на внешних рынках — также пока не совсем доступен из-за зависшей проблемы с «долгом Януковича» перед РФ. В 2105 году Международная Ассоциация свопов и деривативов (ISDA) признала по долгу «Януковича» технический дефолт страны. МВФ также признал российские $3 млрд — суверенным долгом Украины.

«Пока ситуация не будет улажена, Украине, скорее всего, будет тяжело привлечь внешние займы под вменяемые ставки. А привлекать средства под 10% — это путь в никуда. В январе будет суд и не исключаю, что будет решение обязывающее Украину выплатить и тело, и проценты. А это около $3,4 млрд. Скорее, всего придется договариваться с РФ о реструктуризации и первоначально заплатить хотя бы $1 млрд. Иначе они будут судиться до последнего и выдавят все. А это чревато еще и «возмущением» других кредиторов по реструктуризированным долгам», — допускает Шулик.

Если бы не подвисший «долг Януковича», то уже сегодня Украина могла бы спокойно выходить на внешние рынки, как минимум с 5-летними евробондами, для замещения части долгов 2019-2020 годов. Сегодня ликвидность на международных рынках есть и у инвесторов опять вернулся аппетит к рискованным инвестициям. Такие займы существенно ослабили были риски тяжело периода 2019-2020 годов.

«Возможности сегодня есть. Всем известная компания МХП, которой в 2020 году предстоят платежи на $750 млн., уже выпустили дополнительные облигации для привлечения $300 млн. под выкуп старых долгов. То есть за 3 года до срока они об этом беспокоятся. Украина тоже могла бы неплохо разместиться. Если раньше мы говорили о выше 7,75%, то сейчас можно было бы привлечь дешевле. Сэкономить особо не получилось бы, так как сегодня цена наших евробондов выше номинала, но напряжение на будущее, мы бы сняли», — констатировал Александр Паращий.

Источником валюты, в теории, могут стать валютные вклады граждан в госбанки, для чего Минфину, как владельцу 55% банковской системы, достаточно дать добро на повышение валютных ставок. Но объяснить такое повышение после заявлений о необходимости удешевлять пассивную базу банков, будет сложно. К тому же, НБУ настаивал на таком снижении для уменьшения убыточности госбанков.

Потенциальный источник долларов — инвестиции, которые могли бы прийти в страну с введением нового валютного закона. Но, как заметил Виктор Шулик, для стратегического инвестора одних валютных послаблений мало. Он будет смотреть на рейтинги страны, легкость ведения бизнеса и отношение к инвесторам, а также на перспективы роста экономики и вероятность дефолта. А спекулятивные инвесторы придут, так как с валютной свободой для них становятся доступны многие рисковые инструменты. Но спекулянт заходит на короткий срок и, сорвав куш, захочет быстро уйти. Они экономику страны, в отличии от стратегов, выстраивать не будут.

При таких перспективах получается, что наличие программы МВФ и его транши важны не только для получения другого, связанного с ними, финансирования. Но и обеспечивают поддержку выхода Украины на рынки внешних займов — наиболее прозрачные источники валюты. К тому же, МВФ толкает реформы в Украине, которые важны экономики и ее будущего роста.

«Программа МВФ — это знак качества для инвесторов. Надо понимать, что наши возможности достаточно ограничены. И без программы с МВФ мы видим очень большие риски и для экономики, и для обслуживания внешнего долга», — подчеркнул Олег Чурий.

Теги: мвф кредиты дефолт госдолг
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 4665