Государственная таможенная служба ищет новые пути борьбы с серым импортом или контрабандой. В конце апреля появились две инициативы. Первая - введение обязательного требования о наличии у торговца при продаже товаров иностранного производства копии таможенной декларации, на основании которой эти товары были ввезены в Украину. В случае же, если предприятие продает товар иностранного производства без копии такой таможенной декларации, к нему, по мнению таможни, должен применяться штраф в размере двойной стоимости товара. Вторая - таможенники предлагают законодательно закрепить понятие "прямой внешнеэкономический договор" и хотят ввести обязательные сроки оплаты товаров, ввозимых не по прямым договорам. В случае их нарушения - пеню за каждый день просрочки в 0,3% от стоимости неоплаченного товара. Реалистичность этих идей по просьбе UBR.UA оценил управляющий партнер юридической компании Юрий Чумак.

Ю. Чумак: Идея таможни о том, чтобы продавцы импортных товаров имели грузовые таможенные декларации при продаже таких товаров, обоснована. Речь идет о борьбе с контрабандой. Наличие в продаже незаконно ввезенных товаров делает экономически нецелесообразным легальный импорт, а государство не получает налоги в бюджет. И для борьбы с контрабандой подобная норма была бы эффективна. Но есть доводы против этой идеи. И они лежат в плоскости ее реализации.

UBR.UA: В чем именно?

Ю. Чумак: Представьте себе, что все предприятия, все торговцы на рынках или в магазинах должны иметь грузовые таможенные декларации на все товары. Это огромнейшие потоки документов..

UBR.UA: То есть, речь идет о бумажных копиях?

Ю. Чумак: Да. Если речь будет идти о каком-то большом оборудовании и о том, что непосредственно предприятие-импортер реализует свою же завезенную продукцию, возможно, это логично. Но товар могут перепродавать в Украине несколько раз. Он может быть от разных поставщиков, разойтись по розничным мелкооптовым структурам. То есть, очень большой массив документов должен присутствовать при таких переходах товаров. Может завозиться много позиций по разным декларациям. Это значительно усложнит жизнь для предприятий-реализаторов.

UBR.UA: Речь может идти даже о мелких киосках?

Ю. Чумак: Да, и киоски и, может быть, розничный магазин, в котором продаются товары, предложенные десятью или ста импортерами. Так что представьте, какой объем документов должен храниться у этого розничного торговца, если он торгует номенклатурой товаров, ввезенных разными имопортерами и по разным грузовым таможенным декларациям.

UBR.UA: Получается, розничные продавцы не смогут разобраться в этой кипе бумаг?

Ю. Чумак: Конечно. Они не только не смогут разобраться в этом массиве документов. При проверках они не смогут за это адекватно отчитаться. Не говоря уже о том, что необходимо собирать документы, аккумулировать и проверять их. Это большой административный кусок работы. В этом случае необходимо нанимать отдельных людей, которые будут вести учет таких документов.

UBR.UA: Поясните, под копией подразумевается простая ксерокопия документа?

Ю. Чумак: Скорее всего. Пока не ясно – это должна быть ксерокопия или кем-то заверенный документ. Скорее всего – просто копия. Потому что, если еще и заверять каждую позицию грузовой таможенной декларации, то мелким розничным торговцам будет невыгодно торговать. Тем более, что номенклатура все время обновляется, товар обновляется.

UBR.UA: Существует ли подобная практика на Западе?

Ю. Чумак: Не слышал о такой практике. Скорее всего, ее нигде нет. Речь идет о борьбе с контрабандой. И получается, что борьба перекладывается на предпринимателей. То есть, они должны отвечать за то, что ввезен "серый" товар, за то - правильно ли и как он ввезен.

UBR.UA: Какой штраф предполагается за отсутствие копии?

Ю. Чумак: Предполагается, что штрафы будут устанавливаться на уровне стоимости товара. То есть, получается, что если в силу какой-то из причин, предприниматель не досмотрел, забыл и, не проверив номенклатуру, или не достаточно хорошо проверив, он может подвергаться серьезным штрафам. Сложно будет проконтролировать наличие документов по всем позициям. Размеры штрафов сложно представить, если будут отсутствовать копии по нескольким позициям. Многие просто закроются.

UBR.UA: Что даст введение понятия "прямой внешне-экономический договор"?

Ю. Чумак: С одной стороны - это позитивно. Потому что, когда отдел тарифов видит прямой внешне-экономический договор, он не должен задавать вопросы в отношении цены на товары.

UBR.UA: То есть, таможенники не будут пересматривать таможенную стоимость товара?

Ю. Чумак: Да. Иногда импортеры занижают цены на товары, чтобы платить меньшиеНДС, акцизы, пошлины. Когда тарифный орган таможенной службы видит, что стоимость товара явно занижена, то он может устанавливать более высокую таможенную стоимость для того, чтобы с этого товара было уплачено больше НДС и других налогов. Но, когда отдел тарифов видит прямой договор, то он не имеет права устанавливать другой тариф. Таким образом, если украинский импортер покупает товар непосредственно у производителя за границей, и не существует цепочки предприятий, не существует возможности занижать цену, то, в этом случае, отдел тарифов не будет иметь права завышать таможенную стоимость.

UBR.UA: А как это проконтролировать? Что мешает использовать и цепочку предприятий, и написать, что это прямой договор?

Ю. Чумак: Согласен, вопрос контроля остается открытым. Потому что надо понимать: является ли производителем та компания, которая указана в качестве поставщика товара. Проверить это не всегда возможно. Потому что открытых источников информации не так много. Если речь идет об известном товаре - найти информацию в открытых источниках легко. Если речь идет о мелких неизвестных производителях - проверка почти не возможна.

UBR.UA: А какие могут быть доступные способы проверки?

Ю. Чумак: Может быть, проверка будет по сертификатам соответствия или сертификатам производителя. Потому что для того, чтобы импортировать товар, надо сертифицировать его в Украине. И в сертификате, как правило, указывается производитель. Соответственно, контроль должен осуществляться следующим образом: импортер показывает сертификат с указанием производителя и показывает прямой внешне-экономический договор, в котором указан этот производитель. Далее, по идее, к нему не должны возникать вопросы по тарифам. То есть, таможня не сможет говорить, что цена занижена, потому что производитель напрямую продал товар предприятию в Украине. Если же есть цепочка и импортер не может подтвердить прямой контракт, то, скорее всего, будет больше оснований для изменения таможенного тарифа.

UBR.UA: Чем чревата норма введения срока оплаты товаров, ввозимых не по прямым договорам?

Ю. Чумак: Трудно оценить эту норму. Нужно ознакомиться с оригиналами предложений. Пока не понятно. Существует же срок возврата валютной выручки... Есть условие, что, если заплатили деньги за импортированный товар, то товар должен зайти за 90 дней.

UBR.UA: Насколько оправдан размер пени в 0,3% за каждый день просрочки?

Ю. Чумак: Я отношусь к этой норме критически. Потому что предприятия не зависимы в установлении штрафных санкций при подписании контракта. Соответственно, законодательно устанавливать, что за несвоевременную проплату должна существовать такая пеня - это не рыночный метод. Есть такое понятие - свободное волеизъявление сторон. Люди договорились - покупаем-продаем, а за нарушение сроков – такая-то пеня или штраф. Устанавливать подобный штраф или пеню законодательно - это не правильно.

UBR.UA: Может быть, речь идет о том, чтобы дополнительно платить штраф? То есть, предприятию - само собой, но еще и, например, таможне или налоговой?

Ю. Чумак: Может быть. Это, с одной стороны, для реального бизнеса - стимул быстрее вести дела. С другой стороны - возможности для фиктивных договоров уменьшаются. Точно оценить это сегодня трудно. Надо видеть конкретные предложения.

Теги: бизнес таможня закон контрабанда борьба
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 5347