10,5 млрд грн (около $420 млн) должен получить бюджет в 2017 году от конфискованных средств и реализации имущества лиц, уличенных в коррупционных деяний. Столько же власти должны вернуть от коррупционеров и в этом году, хотя пока и близко не выполняют этот план: при ожидаемых нескольких миллиардах не собрали и 100 тыс. грн.

Хотя реальные возможности были: те же 50 млн. евро (почти 1,5 млрд грн), которые из-за нерасторопности украинских правоохранителей неделей ранее были конфискованы Латвией в деле о хищении из госбюджета Украины и легализации через местные банки.

Но если деньги из Латвии еще вернуть возможно, как благодаря дружественному отношению страны, так и нормам латвийского законодательства. То с другими средствами, выведенных чиновниками бывшей власти в другие юрисдикции, дела могут обстоять хуже. 

Не все готовы 

Специальные нормы международного права, направленные на борьбу с коррупцией, отмыванием, арест счетов и возврат денежных средств в страну происхождения, прописаны и активно применяются в мире (и Украиной в частности). Как согласно Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, так и согласно Конвенции ООН против коррупции.

По этим документам: 

  • недопустимы немотивированный отказ в правовой помощи;
  • обязательны меры по обеспечению конфискации;
  • не допускается ссылка на банковскую тайну в качестве основания для отказа в предоставлении правовой помощи. 

Как подчеркивает советник АО "Спенсер и Кауфманн" Николай Лихачев, предоставление правовой помощи по розыску, замораживанию и возврату активов значительно упростилось именно с принятием Конвенции ООН, которая обязывает государства-участников содействовать запросам других подписантов. На сегодня Конвенцию подписали около 175 стран мира, но только с 40 из них у Украины (для нас она действует с 2010 г.), оформлены специальные Договора взаимной правовой помощи (в том числе по уголовным делам). Наличие таких договоров повышает вероятность предоставления необходимого сопровождения в рамках расследуемых дел, способствует сокращению сроков достижения результата и увеличивает эффективность мер, очерчивает для стран-подписантов процедуры и нюансы отечественных правовых, уголовных и судебных производств. 

Без подписания соответствующих Договоров, процесс розыска, ареста и возврата средств может быть осложнен. 

"Обращаться с запросами можно в любую страну, но существует вероятность в случае отсутствия подобных соглашений, что в помощи если и не откажут прямо, но и помогать не будут обязаны", — заверил адвокат, управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз. И наибольшая вероятность не найти "встречного движения" в процессе поиска и возврата средств — со странами и территориями, которые не являются подписантами международных соглашений. 

"Если международное соглашение не подписывалось, встает вопрос соответствия подаваемых документов на розыск. В таком случае все процессы и документы должны точно соответствовать национальному законодательству страны, куда направляется обращение", — уточнил Мороз.  

Мельчайшие тонкости и нюансы национальных гражданско-правовых и уголовных норм, документальных подтверждений и ведения документации, зачастую могут играть решающую роль, даже при общении со странами, с которыми у той же Украины имеется подписанная правовая база согласно и международных, и местных правил. Даже в ЕС, где, казалось бы, законодательство гармонизировано и приведено к неким единым нормам, вопросы пенитенциарного и уголовного производства относятся исключительно к компетенции государств. 

"Расследование уголовных дел на территории стран-членов ЕС находится в компетенции внутреннего уголовно-процессуального или криминального законодательства конкретной страны. Это важно учитывать нашим правоохранителям при взаимодействии с полицейскими или прокурорскими органами государств членов ЕС", — сказал UBR.ua партнер ЮФ U&G Partners Евгений Огарков.

Без внимательного ознакомления с требованиями и правилам международных и национальных правовых норм стран, где находятся активы, на возврат которых мы претендуем, Украина будет сталкиваться либо с отказами (как в случае с перечнем на 30 лиц, где не было необходимой доказательной базы) или со случаями снятия уже наложенных арестов через суды. 

"Даже со странами где есть Договора о предоставлении помощи, согласно которым наши органы обращаются и накладывают аресты, через суды эти аресты снимаются. Такие случаи есть. Это — отсутствие профессиональных кадров, которые понимают, как работает международная система, а также качество подготовленных документов, которые стали бы основанием для наложения ареста. Качество таких документов оставляет желать лучшего. Некачественно подготовленные документы — это главная основа для снятия арестов в судебных инстанциях, в том числи и в европейском суде по правам человека", — подчеркнул UBR.ua управляющий партнер Международного правового центра "EUCON" Ярослав Романчук. 

На сегодня, среди стран, куда состоявшиеся в чиновниках украинцы могут выводить деньги, и с которыми Договора правовой помощи подписаны, — большинство европейских и прибалтийских государств, стран-друзей по СССР, ряд азиатских: Малайзия, Шри-Ланка, Китай, Вьетнам, а также Антигуа, Объединенные Арабские Эмираты и даже любимая многими Панама. Но очень остро стоит вопрос с Сейшелами, странами Латинской Америки и Южно-Африканской Республикой (ЮАР), что усложняет процессы поиска и возврата.  

Латвийское дело 

Несмотря на то, что первые сообщения в СМИ об аресте в Латвии денежных средств, с возможным происхождением из Украины были еще 1,5-2 года тому, ни одного решения суда по ним нет даже при наличии отрытого заочного уголовного производства. 

Хотя это мировая практика — только при наличии судебного решения страны, разыскивающей средства, возможен их эффективный возврат. 

"Украинские правоохранительные органы должны провести расследование, собрать все необходимые доказательства, подтверждающие преступный способ завладения активами, обратиться в украинский суд с ходатайством об аресте имущества или денежных средств, а далее, имея соответствующее определение суда об аресте имущества, обратиться в компетентный орган иностранного государства для осуществления такого ареста", — уточнил UBR.ua советник АО "Спенсер и Кауфманн" Николай Лихачев. 

"По нормам международного права, в отдельных случаях, можно и без решения суда, но все равно нужно доказать преступность происхождения денег и взаимосвязь с виновным лицом", — дополнил его юрист KPMG в Украине Антон Каганец. 

Но непосредственно сама конфискация возможна исключительно по приговору суда, каким было признано виновным чиновника "похитившего активы" или по определению суда, которым заканчивается уголовное производство. Окончательное судебное решение указывается в ст. 57 Конвенции ООН — как необходимое условие для возвращения конфискованного имущества.

"На сегодня, насколько известно, никаких решений нет. Причин сложившейся ситуации может быть много: и недостатки существующего законодательства, и сложности уголовного дела и возможно другие, преступные причины. Хотя об этом можно только предполагать. Даже если в Украине не было специалистов в сфере возврата таких денежных средств, за истекший период, эту проблему можно было решить", — констатирует Каганец. 

50 млн. евро, зависшие в Латвии, пока не конфискованы безвозвратно латвийским государством в свою пользу.
1-1,5 года они будут находиться на временном депозитном счете латвийского казначейства, в ожидании судебных решений украинской стороны с надлежащими доказательствами. 

Как объяснил партнер ЮФ U&G Partners Евгений Огарков, по Латвийскому законодательству предусмотрена процедура временного изъятия денег в пользу государства. Срок "заморозки" зависит исключительно от расторопности украинской правоохранительной системы. Если латышские правоохранители получат всю необходимые материалы, которые в силу международного права могут быть единственным основанием для возврата средств Латвией — их вернут. А до проведения доказательной работы у 50 млн. евро нет соответствующего статуса. А значит — Украине они не принадлежат.  

"Насколько мне известно, по латышскому законодательству срок не может превышать полтора года. Если за это время мы не предоставим достаточную доказательную базу: все финпроводки, доказательства выведения средств из украинского бюджета, судебный вердикт, то у латышей не будет оснований продолжать конкретное уголовное дело по хищениям из госбюджета Украины", — отметил Евгений Огарков. 

Кто дальше воспользуется средствами, в случае очередной лажи украинской стороны, юристы только предполагают. Латыши, руководствуясь процессуальным правом своей страны могут закрыть производство в отношении Украины и переквалифицировать дело в отношении денег, полученных путем отмывания и незаконного финансирования в их банках на территории Латвии. И заблокированные 50 млн. евро будут конфискованы в пользу латышского государства. 

"Если дело будет переквалифицировано по другой статье, а деньги перейдут из статуса временно замороженных в разряд конфискованных в пользу Латвии, тогда сомневаюсь, что добраться до этих денег будет легко, а перспективы возобновления вопроса будут очень слабые", — подчеркнул Огарков. 

Попытаются ли лица, выведшие деньги, возобновить право на данные счета, как такие, что не получили статус ворованных, — может быть. Ну а Украина и дальше будет собирать крохи в бюджет с мелких коррупционеров на местах, оправдывая постоянную нехватку денег в бюджете воровством "попередников", укравших из бюджета то ли десятки миллиардов долларов, то ли сотню миллиардов. 

Теги: коррупция спецконфискация латвия
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 60