Украинские бизнес с нескрываемым раздражением ожидает полноценного запуска системы приостановления регистрации налоговых накладных/расчетов корректировок в Едином реестре налоговых накладных.

И задается вопросом: как сделать общую систему администрирования налога на добавленную стоимость прозрачной и понятной.

Появление на свет механизма автоматической блокировки налоговых накладных не выглядит спонтанным явлением. Скорее, это результат медлительно долгой эволюции способов и методов администрирования НДС, которая началась еще в далеком марте 2008 года вместе с появлением приложения 5 к декларации НДС и запуском системы сопоставления налоговых обязательств и налогового кредита в разрезе контрагентов.

Но как это будет работать на практике? Подразделения региональных налоговых инспекций, на которые возлагалась функция администрирования налогов, начиная с 01 апреля 2017 года фактически расформированы, региональные департаменты еще не созданы. Тестовый режим работы механизма приостановки регистрации налоговых накладных совпал с периодом структурного переформатирования налоговых органов, образовался некий вакуум, когда старые функциональные единицы уже недействительны, а новые еще не созданы.

До старта полноценного функционирования системы время еще есть, но при этом обеспокоенность вызывает отсутствие порядка организации работы фискалов уже с 1 июля 2017 года.

Всесильные «группы»

Как видно из названия постановления Кабинета Министров №190 «Об установлении оснований для принятия решения комиссией Государственной фискальной службы о регистрации налоговой накладной/расчета корректировки в Едином реестре налоговых накладных или об отказе в такой регистрации» главным «решателем судеб» фигурирует некая «комиссия ГФС».

Кто будет входит в состав данной комиссии, какие сроки принятия решений, будет она работать только на центральном уровне или ее полномочиями будут распределены на региональные управления (которые, к слову, до конца года также планируется упростить), - на сегодняшний день остается загадкой.
Логичным было бы включить в состав комиссии ГФС представителей бизнес-омбудсмена, общественного совета плательщиков налогов, представителей бизнес ассоциаций, внешних консультантов и т.д.

Иными словами представителей отдельной от фискалов среды, которые могли бы не только контролировать работу комиссии изнутри, но и отстаивать интересы бизнеса в «фискальных жерновах».

Для понимания возможной критичности ситуации приведем пример: количество субъектов хозяйствования, которые подпадают под определение «встречных потоков» (а именно борьба с этим явлением ставится в приоритет работы механизма) только в одном из районов города Киева в среднем за месяц превышает 300 единиц. Из них около 90% - это реальный сектор экономики.

Именно для принятия мер касательно подобного рода списков создавались небезызвестные «рабочие группы», в состав которых входили представители практически всех подразделений налоговой инспекции, в том числе администрирования, аудита и налоговой милиции.

Изжили себя «рабочие группы» фактически еще на этапе их становления, потому как вся суть так называемой «отработки» сводилось, в первую очередь, к определению критериев «рисковости» субъекта хозяйствования, а потом - «построения диалога». Другими словами, работа по борьбе с теневым сектором зачастую сводилась к разовым поборам за подключение электронного договора с предприятий реального сектора, и к проценту от оборота - с «фиктивных».
Вместе с эволюцией системы электронного администрирования менялись подходы функционирования «рабочих групп», но главная цель оставалась неизменной. Именно поэтому возмущение бизнес среды уже перевалило за критический уровень.

А теперь давайте представим, что подобная «рабочая группа» будет «отрабатывать неблагонадежных» субъектов хозяйствования в масштабах всей страны.
Только тестовый режим работы уже произвел фурор и вызвал море упреков со стороны бухгалтерских служб предприятий. И как бы не усовершенствовали до 1 июля критерии, какой бы быстрой и бесперебойной не была сама система, нужно понимать, что случаи блокирования регистрации будут не единичными, а сотни, возможно тысячи пакетов подтверждающих документов направятся в адрес комиссии ГФС.

Как на практике будет проходить рассмотрение и принятие решений о регистрации налоговых накладных – большой вопрос. А каждая незарегистрированная накладная это возврат денег, возврат товара, попросту потеря НДС, как результат – убытки. Кто будет их компенсировать - ГФС? Минфин?

Ведь какими бы не были упрямыми региональные налоговики, но, если не идти у них на поводу, а отстаивать свои позиции исключительно в рамках правового поля, в том числе путем подачи различного рода жалоб и гневных писем – нерешаемых проблем с регистрацией налоговых накладных не существовало бы. Зная «подноготную» предприятия и его реакцию на любые неправомерные действия, налоговики стараются «не лезть на рожон».

Как будет теперь с «программой», в каком режиме она будет работать, какие люди и с какими «администраторскими правами» будут стоять за ней?
Практика показывает, что любые, даже самые позитивные новации, чиновники умеют быстро перестраивать под себя. И в нашем случае, «обратная» сторона запуска механизма приостановления регистрации налоговых накладных подразумевает миграцию центра принятия решений с региональных на центральный уровень.

Управляющий партнер Адвокатского объединения «Вдовичен и партнеры», адвокат Олег Вдовичен специально для UBR.ua

 

Теги: ндс налоги гфс налоговые накладные
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 3933