Почему, рассказывая о себе в социальной сети, пользователи чаще используют фотографии, нежели видео? Казалось бы, смартфоны и цифровые фотоаппараты дают все больше возможностей записать и движущееся изображение, и звук.

Желаем ли мы поделиться частью сконструированного нами на миг идеального мира или разделить обряд перехода из одного состояние в другое – будь то выпускной или юбилей, – нам важно контролировать посыл о себе. Собирающийся чихнуть персонаж вряд ли будет желателен на свидетельстве о смене семейного статуса – на свадебном фото.

Фотография дает очень высокую степень контроля: можно сделать избыточное количество кадров, а затем просто удалить неподходящие. Самый яркий пример целенаправленных усилий по тщательному отбору – семейный альбом, по сути – очищенная от неприятной части реальности система мечтаний о семье. Речь, конечно же, не только о фотографии. Идет ли речь про отправленную эсэмэску, про мелодию звонка на телефоне – когда мы заявляем себя, нам важно донести желаемые посылы и отсечь посторонние.

Интересно задуматься, как новые инструменты для общения помогают заявить себя и какие опасности могут нести.

Можно обрисовать два полюса.

С одной стороны – максимально гибкие инструменты, позволяющие создать какой угодно посыл, сконструировав его из абстрактных, ничего не означающих по отдельности элементов. Пример – фонетический алфавит в электронном письме, в сообщении интернет-мессенджера или СМС. Обратная сторона гибкости – отсутствие уверенности, что с помощью текста удастся сконструировать нужный посыл, донести желаемый оттенок эмоции. Именно поэтому так популярны смайлики – усилить позитивный настрой, сгладить негативное ощущение, подчеркнуть сопереживание.

Иной полюс – использование целостных конструкций, вовлекающих сразу несколько каналов восприятия, – например, заявление себя через любовь к тем или иным фильмам. Здесь есть обратная опасность, порождаемая масштабностью и целостностью произведения: слишком большое количество идей, невозможность отсечь (а временами даже и предположить) избыточные смыслы. Никогда не забуду, в какой степени был обескуражен человек, узнавший, что глубоко несимпатичный ему персонаж больше всего любит тот же фильм, что и он сам.

Новые инструменты для коммуникации создают новые формы заявить о себе: аватар, ник, адрес электронной почты. Также возникают новые характеристики, которые описывают пользователя для других. Пример: время активности – когда вы отвечаете на почту, на сообщения в социальной сети. Ведь мы обрели возможность тесно взаимодействовать с людьми, живущими в совершенно ином временном графике. Порой время ответа – первый способ определить, где человек сейчас находится, в каком ритме он живет: каков род его деятельности, как он распоряжается свободным временем.

Иной пример – просматривал ли человек информацию о вас, кто еще его интересовал. И здесь важно не только иметь возможность заявить интерес, но и наоборот – скрыть его. Неслучайно самая успешная социальная сеть Facebook не позволяет видеть, кто рассматривал ваш профиль.

Задумываясь над тем, как стоит учитывать пользовательские ожидания в построении идентичности, я бы выделил три уровня.

1. Первый, базовый – отсутствие вреда. Пользователь должен иметь весь перечень возможностей отсечь нежелательные представления себя (например, удалить метку со своим именем с фотографии, скрыть сообщения, скрыть факт просмотра профиля, удалить учетную запись). Отсутствие такого инструментария критическим образом сказывается на удовлетворённости от использования, да и, кроме того, попросту неэтично.

2. Помощь в донесении осознанных и сформулированных посылов о себе. Например, поделиться новостью о своей семье, работе, путешествии, заявить принадлежность к какому-либо сообществу, продемонстрировать знакомство с кем-либо.

3. Самое интересное – помочь выразить человеку о себе то, что он не способен для себя сформулировать, а еще лучше – боится осознать. И речь вовсе не про сомнительную возможность выступать анонимно, а именно про то, чтобы связать себя в восприятии знакомых с желанными характеристиками.

На данный момент это удается категории игр: поделившись своими игровыми достижениями, можно заявить себя окружающим в качестве военного стратега, градостроителя или диверсанта. Ведь человеку интересно обыгрывать именно те ситуации, которых нет в его реальной жизни, но через которые хотелось бы пройти, а затем, зачастую, и поделиться с другими. Но дозволение через показную несерьезность игры – лишь один из механизмов.

Иной вариант – предоставление механизма для сопричастности шутке. Ведь даже ретранслируя смешное высказывание или забавную историю, нажав кнопку "нравится" в социальной сети, мы дозволяем себе, прикрываясь несерьезностью, сказать что-то желанное, но недоступное. Еще более захватывающий сценарий – участие в обсуждении шутки, когда каждый из участников своими комментариями придает изначальной мысли прочтение, более важное именно для него. Но это лишь один из вариантов – а в целом, предоставляя людям возможность совместно создать что-либо, что они будут называть "смешным" или "забавным", мы помогаем не только высвободить скованное внутренними и внешними ограничениями, но и сделать это публично, связав это со своей личностью.

Вряд ли информационные технологии создадут принципиально новые механизмы высвобождения: юмор существует столько же, сколько и человечество, понятие игры еще древней – ведь оно распространяется и на животных. Но новые технологии в рамках тех же механизмов могут порождать новые формы заявления о себе окружающим. И разнообразие этих форм так же бесконечно, как количество неосознанных желаний в формировании идентичности.

Какое воздействие на пользователей будет оказывать дальнейшее развитие подобного инструментария? Подобно участию в собрании анонимных алкоголиков, когда каждый из участников распаляет всеобщую искренность историями о своем опыте, наблюдение за откровенничающими знакомыми также побуждает зрителей к большей открытости.

Негативные последствия: порой такое воздействие на людей и без того склонных к внешним эффектам может привести к порождению потока малоинтересных фактов – например, неизменного оповещения о текущей погоде. Для невольных получателей таких объявлений это – приумножение хаоса и подрыв одной из функций сообщества в интернете – структурирования информации и вычленения самого важного, осуществляемое руками друзей.

Однако позитивных сторон больше.

Во-первых, это появление возможности заявить себя и свое мнение именно тогда, когда это необходимо. Речь и про позитивную мотивацию (например, рассказать про радостное событие в жизни семьи, результаты работы), но не менее важна мотивация негативная. Например, когда происходящее неприемлемо для "я" человека, и он не имеет прямых механизмов воздействия на ситуацию. Именно тогда попытка изменить ход вещей через влияние на мнение других людей может являться единственным возможным выходом для сохранения себя. Возможно, это идеалистический взгляд на вещи, но, быть может, именно это будет помогать людям иметь больше возможностей сделать мир более приспособленным для жизни.

Во-вторых, развитие подобного инструментария позволяет сильно расширить круг людей, идентичность которых мы можем изучать. Круг традиционно-медийных персонажей может быть несравнимо уже или может вообще не пересекаться с кругом людей, которые нам интересны. Кроме того, новый инструментарий дает несравнимо более объемную картинку, чем это делают старые медиа: мы можем наблюдать не только изначально отправляемые посылы, но и реакции.

В-третьих, это появление возможностей по получению быстрого отклика большой группы людей на каждое действие по формированию идентичности.

Начиная с некоторого количества и степени разнородности сообщества комментаторов, любое фальшивое, неадекватное заявление или действие будет тут же девальвировано – часто через шутку (смысл которой и состоит как раз в том, чтобы, прикрывшись несерьезностью, указать на несостоятельность), часто – через игнорирование. Это позволяет строить свою идентичность не в узкой и изолированной группе, а в более широком и разнородном сообществе. И, получив ответную реакцию, иметь выбор: или принять критику, или, познакомившись с ней, двигаться дальше еще более убежденным в своей правоте. Идентичность, построенная на более широком отклике, будет гораздо более выстраданной, а значит – более отчетливой и устойчивой.

В общем, участие в построении идентичности других людей – интересная и благодатная задача: во-первых, вы узнаете много нового, во-вторых, вы или ваши решения станут частью идентичности для других, ну и, в конце концов, вы поможете людям обрести чуть больше осмысленности в своем "я".

Теги: технологии работа
Источник: Слон Просмотров: 820