Миролюбивый украинский народ, в лице своего правительства, время от времени вынужден воевать с таким мощным и опасным соперником, как официальная Москва. Войны, правда, не настоящие. Квотные. Что приятно, иногда мы выигрываем.

Природа щедро наделила Украину бескрайними просторами с черноземом, дарящими зерновые культуры. А Советский Союз – мощными промышленными гигантами, выпускающими изделия из стали. В России этого добра тоже хватает (причем недостаток чернозема компенсируется огромными территориями), поэтому неудивительно, что объектами квотных войн дружественных славянских государств периодически становятся трубы и зерновые.

Трубы

Самая заметная квотная война между Украиной и Российской Федерацией касается труб. Первой, как это всегда водится исторически, начала, конечно же, Россия. В 2002 году россияне установили квоту – наши трубные и трубопрокатные предприятия имеют право отправлять в Россию 620 тысяч тонн соответствующей продукции, и ни грамма больше.

Согласованные объемы поделили между собой восемь украинских предприятий, наибольшую квоту – 223 тысячи тонн, получил принадлежащий корпорации "Интерпайп" Нижнеднепровский трубопрокатный завод. На втором месте – Харцызский трубный завод (среди акционеров – корпорация "Индустриальный союз Донбасса"), предприятие получило право отгружать в Россию 160 тысяч тонн труб, 135 тысяч из которых – трубы для нефте- и газопроводов.

Изюминка этой квотной войны оказалась в том, что российский рынок сбыта (по экспертным оценкам, он составляет порядка $300 млн) поначалу оказался для отечественных мастеров трубных дел не вполне подъемным. По словам тогдашнего коммерческого директора "Индустриального союза Донбасса" Валерия Науменко, в 2002 году трубные предприятия Украины отгрузили 374 тысячи тонн продукции, выбрав всего 60% разрешенного объема.

Впрочем, уже в январе следующего года (то есть 2003-го), объемы производства украинских труб составили 120 тысяч тонн, увеличение по сравнению с предыдущим январем – ровно на треть. Так что непонятно, кто выиграл. Россияне, защитив свой рынок (в конечном итоге они сами научились делать трубы для своих газопроводов), заставили лучше работать и украинские предприятия.

В "трубной" войне, надо признаться, и Украина оказалась не лыком шита. Так или иначе, в 2008 году мы тоже ввели квоту (на три года, а потом продлили еще на три), на импорт стальных бесшовных обсадных и насосно-компрессорных труб. Квота введена как бы просто на импорт, независимо от страны происхождения труб. Но вот если взять ограничения на нынешний год, то ввозить можно до 16,8 тысяч тонн. Из этого объема 70% приходится на Россию.

Зерновые

Крайне интересным оказался результат введения квоты на экспорт пшеницы и ячменя, что имело место быть в прошлом году. Нельзя сказать, что это мы воевали именно с Россией, тем более что и она сама решила какое-то время стратегическим зерном на сторону не торговать. Тем более приятным оказался результат.

После отмены квотирования зерна украинская пшеница приобрела несколько перспективных рынков. Так, по результатам ливанского тендера (впервые были поданы заявки от экспортеров как российской, так и украинской пшеницы) наше зерно победило со значительным преимуществом. Российская пшеница оказалась на $13 за тонну дороже, из чего ливанцы сделали правильные выводы.

Кроме того, украинской пшеницей заинтересовался египетский государственный импортер GASC. До введения эмбарго в Египте доминировало российское зерно (в этом отношении Египет для России – ключевой рынок), а украинская пшеница не фигурировала вовсе.

Надо отметить, что попытки квотирования продукции зерновых зачастую кончаются крайне плохо для их же инициаторов. Ярчайший пример (опять же, сложно сказать, что объектом войны была избрана исключительно Россия) – ситуация в 2008 году с экспортом из Украины подсолнечного масла и соответствующих семян.

Постановление Кабинета министров Украины "Об утверждении объемов квот на масло подсолнечное и семена подсолнечника, экспорт которых подлежит лицензированию до 1 июля 2008 г., и порядка выдачи лицензий" вызвал, надо сказать, почти катастрофические последствия.

Как рассказывал генеральный директор компании "Укролияпром" Степан Капшук, за два месяца убытки отечественных подсолнечных производителей и экспортеров составили несколько миллиардов гривен. Из-за ограничения экспорта в Украине были остановлены 15 из 23 заводов.

Мясо

Уже в этом году Россия заметно сократила квоты на импорт куриного и свиного мяса. Квота на курятину, к примеру, сокращена с 857 тысяч до 330 тысяч тонн. И вряд ли она будет когда-то значительно увеличена. "Устанавливаемые квоты очень близки к обязательствам, принимаемым Россией в рамках вступления в ВТО. После того, как процесс присоединения к этой организации будет завершен окончательно, квоты придется поднять совсем не намного. И затем они сохранятся на таком уровне до 2020 года", – говорит директор Департамента развития и регулирования внешнеэкономической деятельности Минэкономразвития РФ Виталий Гудин.

Учитывая, что крупнейший украинский производитель курятины "Наша Ряба" имеет серьезные виды на российский рынок (надо сказать, с окончанием строительства одного из крупнейшего в мире птицекомбината в Винницкой области продукцию просто некуда будет девать), это нельзя назвать дружественным шагом. Что касается украинского, практически тотемного животного – это вообще свинство.

Теги: импорт квоты россия курятина
Источник: Обозреватель Просмотров: 1100