Стихийные бедствия, засуха и неурожаи не были основной причиной подорожания продуктов питания в мире. Рекордный рост цен на продовольствие спровоцировали банки и спекулянты.

Рекордные цены на продовольствие спровоцированы не только изменением климата и неурожаями, но и действиями спекулянтов. А расплачиваются за все самые бедные жители планеты.

Три года назад в деревне Гумби в Малави внезапно случился голод. Причиной тому стала не засуха, как это обычно бывает в южноафриканских странах. Продовольствия на рынке было достаточно. Но без видимых причин стоимость основных культур, таких как рис и кукуруза, за несколько месяцев выросла почти вдвое. Не было никаких признаков того, что местные торговцы придерживают запасы на складе. Такая же ситуация сложилась в сотне других развивающихся стран. В более чем 20 странах прокатились волны беспорядков, властям пришлось запретить экспорт продуктов питания и субсидировать снабжение основными продовольственными культурами.

Объяснение, предложенное ООН и экспертами в сфере продовольствия, сводилось к тому, что гиперинфляция была спровоцирована крайне неблагоприятным сочетанием природных обстоятельств и человеческих факторов. Так, американские фермеры перевели миллионы акров земли под производство сырья для биотоплива, резко выросли цены на нефть и удобрения, в Китае стало расти потребление мяса, многие крупные сельхозрегионы страдали от засух на фоне изменения климата. В ООН заявили, что на этой волне подорожания продовольствия число голодающих на планете выросло еще на 75 млн человек.

У экономистов и трейдеров возникла новая теория: колебания и рост цен на продовольствие вызвали те же самые банки, хедж-фонды и финансисты, которые своими спекуляциями на мировом рынке спровоцировали кризис субстандартной ипотеки. Их обвиняют в том, что, пользуясь преимуществами дерегулирования мировых сырьевых рынков, они зарабатывают миллионы на спекуляциях с продовольствием, причиняя страдания людям по всему миру.

С ростом цен на продовольствие сверх рекордов 2008 года становится понятно, что сейчас это касается уже всех. Цены на продукты питания в Великобритании и континентальной Европе повышаются на 10% в год.

Спекуляции на рынке продовольствия до последнего времени были связаны с хеджированием физических поставок. Речь идет о следующем механизме: Фермер страхуется от погодных и прочих рисков, заранее договариваясь о продаже урожая Трейдеру. Так он гарантирует себе определенную цену, благодаря чему имеет возможность для перспективного планирования и инвестиций, а у Трейдера появляется возможность для заработка (если по итогам урожая рыночная цена будет выше закупочной по контракту с Фермером).

Когда эта схема хеджирования жестко регулировалась, она довольно успешно работала. Цена реального продукта определялась силами спроса и предложения.

Но в середине 1990-х все изменилось. Тогда под давлением банков, хедж-фондов и сторонников свободного рынка в США и Великобритании, регулирование сырьевых рынков было отменено. Сырьевые контракты были превращены в "деривативы", которые можно было покупать и продавать трейдерам, не имеющим никакого отношения к сельскому хозяйству. Так возник новый рынок продовольственных спекуляций. Какао, фруктовые соки, сахар, базовые культуры, мясо и кофе сегодня являются сырьевыми товарами на бирже, наряду с нефтью, золотом и прочими металлами. Несколько лет назад начался кризис субстандартной ипотеки в США, и банки и трейдеры устремились переводить свои миллионы долларов из пенсионных фондов и акций в надежные сырьевые активы, в частности, продовольственные.

"Мы впервые столкнулись с этими спекуляциями на продовольственном рынке в 2006 году. Тогда это не казалось существенным фактором. Но в 2007–2008 годах последовал настоящий всплеск, — комментирует инвеступравляющий Masters Capital Management Майк Мастерс (Mike Masters), который в 2008 году заявлял в Сенате США, что мировые цены на продовольствие подогреваются спекуляциями. — Стоило посмотреть на эти потоки, и все становилось очевидно. Сейчас большую часть бизнеса составляет спекуляция, 70–80%, я бы сказал".

Мастерс уверен, что инвестбанки сильно исказили параметры рынка, и это плохо закончится, как и все игры Уолл-Стрит. Рынок лопнет.

Так, прошлым летом цена на какао достигла 33-летнего максимума, когда хедж-фонд Armajaro скупил 240 тысяч тонн какао-бобов, что эквивалентно совокупному объему какао-сырья в Европе. За три дня цена кофе подскочила на 20% в результате операций хедж-фондов.

Специальный докладчик ООН по вопросу о праве на питание Оливье де Шуттер (Olivier de Schutter) уверен, что за ростом цен стоят спекулянты. "Цены на пшеницу, кукурузу и рис выросли очень существенно, но это не связано с низким уровнем запасов или урожая, а скорее отражает реакцию трейдеров и спекулятивные операции", — говорит де Шуттер.

"Люди умирают с голоду, а банки наживаются на спекуляциях с продовольствием", — говорит Дебора Доан (Deborah Doane), директор World Development Movement в Лондоне.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) дипломатично избегала прямых комментариев. В июне эксперты ФАО заявили, что "помимо фактических изменений в уровне спроса и предложения на некоторые сырьевые товары, всплеск цен мог усиливаться спекуляциями на организованных фьючерсных рынках".

Один из опытных трейдеров на фьючерсном рынке Энн Берг соглашается с этой точкой зрения: "Невозможно знать в точности, что именно происходит. Сырьевой рынок — это еще один прибыльный игровой сегмент, на котором трейдеры зарабатывают. Некоторые страны делают закупки напрямую на рынках. Как говорит один мой друг, что для бедного корка хлеба, для богатого — секьюритизированный актив".

Теги: сельское хозяйство продовольственный рынок
Источник: The guardian Просмотров: 1895