"Ведомости" выяснили, почему "Газпром" и Украина до сих пор не заключили новый договор. Российский концерн не просто хотел долю в газотранспортной системе (ГТС) Украины, но и рассчитывал на право заплатить за нее не деньгами, а собственными акциями

В распоряжении "Ведомостей" оказалась копия проекта договора между Россией и Украиной "О расширении сотрудничества в газовой отрасли". 1 декабря предправления "Газпрома" Алексей Миллер направил его премьеру Владимиру Путину, указав, что документ "подготовлен совместно с украинской стороной" и "Газпром" ждет поручений по его подписанию. Сделать это планировалось в первых числах декабря, вспоминает российский чиновник, знакомый с ходом переговоров. Но в итоге "Газпром" и "Нафтогаз Украины" заключили проходное соглашение: украинский холдинг получил право платить за российский газ на 21 день позже, чем предполагалось раньше, плюс стали возможны расчеты в рублях (в дополнение к долларам). А главный документ — о ГТС Украины и о скидках для нее — так и не появился. "Новогодних подарков не будет", — объявил Миллер к вечеру 12 декабря, хотя накануне стороны были оптимистичны. Вышло так, что проект договора, согласованный на уровне "специалистов", вызвал нарекания "наверху" — с украинской стороны, делится российский чиновник.

Что предлагалось

По проекту договора Россия и Украина должны были учредить два паритетных СП. Первое получило бы в собственность ГТС Украины. А затем — "на основе консенсуса" — владельцы предприятия, т. е. "Нафтогаз" и группа "Газпром", должны были "определить условия участия" в СП европейской газовой компании или компаний. При положительном решении доля третьего партнера (или партнеров) составила бы 33%, тот же пакет остался бы у "Газпрома", Украина получила бы 34%.

Второе предприятие предлагалось сделать монополией по импорту газа на территорию Украины и по закупке сырья у добывающих предприятий страны с госдолей минимум 50% (а это основные производители газа в республике). Плюс к этому СП планировалось передать "исключительные" права на продажу газа внутренним потребителям, а также на диспетчерские функции по его распределению. Для этого "Нафтогаз" должен был внести в капитал СП все активы по газоснабжению и газификации. Затем допускалась консолидация и частных предприятий такого типа, следует из документа. Но так, чтобы доля "Газпрома" в СП в любом случае была не менее 50%.

При этом "Газпром" согласно проекту мог оплачивать доли в СП не только деньгами (чего так ждала Украина), но и имуществом, в том числе собственными акциями — с гарантией, что бумаги принадлежат самому "Газпрому".

В конце года Миллер говорил, что украинцы оценили свою ГТС в $20 млрд. Сам "Газпром" считает, что она как минимум вдвое дешевле, отмечает источник, близкий к концерну. То есть 50% в так и не созданном СП могли стоить, как 3,6% акций "Газпрома" (по вчерашним котировкам) — если брать максимальную оценку украинской трубы от концерна. Либо как 7,2% — если считать по украинской оценке. А у "дочек" и "внучек" "Газпрома" сейчас есть около 3,1% его бумаг.

Проект договора также предполагал целый список гарантий от Украины. К примеру, что она возместит все потери и убытки, если по передаваемым активам будут претензии третьих лиц. Что госорганы страны не будут вмешиваться в установку тарифов на транзит газа через Украину. Все инвестиции "Газпрома" и аффилированных с ним компаний должны иметь "полную защиту и безопасность", собственность должна быть неприкосновенна (никаких изъятий, кроме как по решению "компетентного" суда). И никаких "специальных прав" по управлению СП (т. е. "золотых акций") для украинских госорганов.

Кроме того, документ страховал "Газпром" от возможного введения на территории Украины правил Третьего энергопакета, который действует в Евросоюзе: СП должны были сохранить право совмещать функции по добыче, транспорту и распределению газа.

При этом гарантий от "Газпрома" по транзиту определенных объемов газа через Украину документ не предполагал. Четких обязательств по инвестициям в ГТС — тоже. Новая цена российского газа в документе даже не оговаривалась — делалась лишь отсылка на будущее допсоглашение с этой ценой (и его действие прекращалось бы при отмене договора "О расширении сотрудничества…", см. врез).

Что сейчас

Еще в конце года президент Украины Виктор Янукович делал заявления, из которых следовало, что страна готова расстаться с долей в ГТС. Два газопроводных проекта "Газпрома" в обход Украины — "Северный" и "Южный" потоки обесценят украинскую систему, отмечал он. Правительство Украины внесло в Верховную раду законопроект о реформировании нефтегазового комплекса (он снимал ограничение на приватизацию трубопроводных активов). Но голосование отложили. Украина резко снизила закупки газа в России. А тон заявлений из Киева изменился: премьер Украины Николай Азаров снова заговорил о том, что у страны есть возможность обратиться в международный суд в случае провала переговоров по газу — для изменения нынешнего контракта, который не устраивает Украину (действует до конца 2019 г.).

Украина все-таки испугалась за свою ГТС, поэтому декабрьский договор так и не был подписан, говорит источник, близкий к "Газпрому". А еще соседнее государство решило, что хочет получить от "Газпрома" только деньги, а не акции, добавляет российский чиновник. Плюс пошли разногласия по всем ключевым пунктам проекта договора, особенно по тем гарантиям, которые должна дать Украина, указывает он.

17 января был Бойко. Результатов нет. Переговоры прошли "в конструктивном русле" и будут продолжены, лишь сообщила пресс-служба Бойко. Переговорные позиции его представитель не комментирует. Как и представитель "Газпрома". А источник, близкий к концерну, уверяет, что идет работа над более мягким вариантом договора, но детали не раскрывает.

Теги: украина газпром гтс
Источник: Ведомости Просмотров: 2170