Меньше чем за год важнейшему сектору украинской экономики удалось достичь неимоверных результатов: ввести в строй новый ракетный полигон, купить землю под космодром в Канаде, и объединить заводы ракетного приборостроения. Но все эти усилия могут оказаться сущим пустяком, если наша страна утратит доверие со стороны государств-партнеров.

Спустя всего полгода после мартовской презентации крупного проекта с Канадой, предприятия украинского ракетостроения начали кредитное ралли. Проект предполагает строительство в 2018-20 годах стартовых площадок в Кансо-Хейзел Хилл, Новая Шотландия.

Для финансирования этого и других проектов правительство Украины в середине лета учредило два новых концерна «ЗТ» и «Арсенал СКТ». Под которыми объединили большинство предприятий Госкосмоса (ГКАУ), выведенных из состава агентства на период чистки активов и подчиненных Кабинету Министров.

Говоря о мире, думаем о войне

Ключевыми исполнителями проекта нового космодрома Canso выступают днепровские КБ «Южное» и «Южмаш», которые остались в составе ГКАУ. Оператором стала созданная в 2016 году канадская компания Maritime Launch Services (MLS). Генеральный директор MLS Джон Исэлла минувшей весной оценил общую стоимость строительства космодрома, запуска первой ракеты, и продвижение объекта на рынок космических запусков в $304 млн.

Целей у проекта много. Но одна из главных задач нового космодрома — избавиться от зависимости от зарубежных спутников военного назначения и специальной связи. Наличие собственных спутников для любой страны является ключевым элементом инфраструктуры ракетного и авиационного сегмента обороны. Без них, невозможно вооружение армии новыми крылатыми, тактическими либо многоцелевыми сверхточными ракетами.

Программы разработки последних Украина начала несколько лет назад под давлением российской военной агрессии. В конце минувшего года были успешно проведены первые испытания отдельных моделей универсальных ракет малой дальности.

Но чтобы проводить испытания ракет большей дальности, одного только обновленного Тузлинского полигона мало. Для проектных и учебных пусков крылатых и тактических ракет, их надо обеспечивать данными разведки и навигации со спутников.

Когда к 2020 году на космодроме Canso начнутся первые пуски мирных космических ракет, Украина получит всю нужную инфраструктуру, и сможет двигаться к серийному производству других ракет, — уже сугубо военных. До этого времени, украинскому военному и космическому ракетостроению предстоит пройти финансовое и технологическое ралли. Очень схожее с классическим road show ценных бумаг частных компаний.

В ходе этого ралли, во-первых, проводится аренда услуг спутников и других средств разведки у государств-партнеров. Во-вторых, проверяется договорная репутация Украины на международной арене, без которой невозможно проектное кредитование.

Фактически, проверка сводится к двух-трехлетнему акцепту. В результате которого международное сообщество должно уяснить, что собой представляет Украина: банального заемщика денег на военные программы, или образчика добропорядочного партнера. Который строго соблюдает международный режим нераспространения ракетных технологий (РКРТ).

Северокорейский демарш

Все ведущие военно-ракетные государства мира в свое время проходили стадию акцепта своей договороспособности. Очень часто, этот процесс сопровождался как минимум повышенной медийной активностью. А иногда, и полноценными ракетными кризисами.

Последний пример подобного кризиса — северокорейский. До сих пор к идеалам и нормам РКРТ относился наплевательски. А после начавшихся в 2016 году испытаний новых типов ракет, зародившийся в КНДР кризис начал угрожать обороне Японии и Южной Кореи.

Между тем, обе эти страны, как и Израиль, находятся в орбите двусторонних военных союзов с США. Такие союзы считаются даже прочнее НАТО из-за более высокой оперативности. Но даже статус военного союзника не избавляет партнеров от сложных тестов на лояльность к нормам РКРТ.

Например, Южная Корея в ходе кризиса до сих пор демонстрировала полную удовлетворенность процессом развертывания в стране дополнительных американских систем ПРО. Такая позиция в полной мере удовлетворяет США. В то же время Японии нового американского противоракетного «зонтика» оказалось мало. Парламент этой страны минувшей зимой поручил властям к 2020 году представить готовые проекты японских крылатых и баллистических ракет малой и средней дальности.

Все они, разумеется, в полной мере будут отвечать РКРТ и другим международным конвенциям. Таким образом, Токио, в случае дальнейшей эскалации кризиса вокруг КНДР, намерен достичь военно-ракетного статуса. И будет стремиться стать самостоятельным военным игроком, который все меньше зависит от американской защиты.

Нельзя сказать, что такая японская ракетная политика вызывает у США восторг. Хотя, и открытого недовольства Вашингтон в открытых источниках пока не выказывает. Это означает, что Япония, как и Украина, столкнувшись со внешней угрозой, при поддержке США двигаются параллельными курсами. Становятся на путь подтверждения доверия к своему конвенциональному ракетному статусу. Нынешняя ситуация отлично служит такой цели. Более того, не случись корейский кризис, его попросту пришлось бы выдумывать.

Кто помог Пхеньяну

Природа кризисов такова, что они не могут оставаться стабильными. И северокорейский — не исключение. Следующим его этапом — после испытания новых ракет — должен стать поиск доказательств участия в нем России. Предстоит выяснить, как именно РФ или ее посредники стимулируют развитие чрезмерной военной активности КНДР.

У Украины ракетостроение функционирует в очень схожем с РФ технологическом пространстве. Это дает Киеву шанс показать себя идеальным партнером в поиске подобных доказательств.

В начале этого процесса Вашингтон обратил внимание на случай точного копирования инженерами КНДР ракетного двигателя РД 250. Последний ранее был разработан российским НПО «Энергомаш». А Украине после распада СССР досталось серийное его производство.

Оно использовалось исключительно в гражданских целях: для выпуска украинских ракетоносителей «Циклон». Однако в начале этого года, в тот самый момент, когда украинский проект Canso в Канаде получил официальный статус, с рынком украинских двигателей произошел казус.

Одна из научных лабораторий Германии провела экспертизу корейской ракетной техники, и пришла к неожиданным выводам. Выяснилось, что КНДР смогла безнаказанно «украсть» у российского разработчика двигателей подозрительно много. Включая технологии топлива к двигателям, ноу-хау производства, приборы навигации.

Полная, и якобы пиратская аналогия РД 250 была названа «чисто корейским» инженерным достижением под брендом Pektusan. Именно эти двигатели позволили ракетам КНДР достичь большей дальности и стали причиной резкого обострения нынешнего кризиса.

На минувшей неделе New York Times на основе водоводов немецкой лаборатории составила собственное заключение об источнике происхождения ракетной мощи Северной Кореи. Статья была быстро подхвачена американской и мировой прессой, спровоцировав горячий международный скандал.

Вслед за чем из Украины одно за другим посыпались официальные заявления, что наша страна — отличник ракетной дисциплины, который принципиально никогда не нарушал норм РКРТ. Ведь нет никакого смысла соглашаться на ядерное разоружение, а потом что-то нарушать.

Заявления подобного толка сначала прозвучали из уст секретаря СНБО. Затем были обнародованы данные украинской Службы экспортного контроля о невозможности экспорта двигателей. Отсутствие поставок подтвердили и сами заводы, распространив заявления руководителей Госкосмоса и «Южмаша». После них, о дисциплинированности Украины в части соблюдения норм РКРТ заявил и наш премьер Гройсман.

В то же время РФ на всех уровнях хранила полное молчание, создавая глубокую интригу. Возможно, Москва ожидала, что кто-то в Киеве в чем-то сознается. Ни российская таможня и ФСБ, ни Роскосмос, ни «Энергомаш» не спешили с опровержениями гипотез американских масс-медиа.

Тем более хранили молчание на сей счет премьер-министр РФ и Совет безопасности. Однако эта тишина лишь усугубляет недоверие. А также закладывает основу для усиления так называемой «северокорейской линии» международных санкций. В рамках этого процесса на минувшей неделе США протестировали результативность отключения одного из российских банков — Темпбанка — от глобальной платежной системы SWIFT.

До этого, в начале весны, жертвой корейской санкционной линии стал один из крупных российских олигархов, бывший топ-менеджер «Роснефти» Эдуард Худайнатов. Его компании поставляли нефтепродукты военным заводам КНДР и помогали Пхеньяну строить дополнительные погранпереходы с РФ на случай войны с США.

Тернистый путь Украины

Вполне возможно, что на пути успешного акцептирования приверженности нормам РКРТ, политики Киева в какой-то момент с треском провалят тест. Например, используют чистку ракетостроительных активов государства в коррупционных целях. Или пострадают от полного саботажа таможенной реформы.

Затягивание с ней оставляет в украинских границах массу «дыр». Учитывая тот факт, что страна ведет регулярные военные действия, «дырявая» граница может поломать немало политических карьер в Киеве.

В прочем, до сих пор украинские политики не стали жертвами подобных проколов. А значит, можно говорить, что ситуация развивается в благоприятном для Украины направлении. Потому что северокорейский кризис дает Киеву уникальный шанс доказать свою полную лояльность к международным нормам РКРТ. А украинскому ракетостроению, в свою очередь, кризис дает шанс без срывов реализовать весьма важный и дорогостоящий проект в Канаде. Без развития которого очень трудно сформировать полноценную оборону страны.

Теги: пакеты кндр политический кризис впк промышленность южмаш
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 2819