Ситуация на Донбассе продолжает накаляться. 15 марта компания Рината Ахметова ДТЭК заявила, что потеряла контроль над своими предприятиями, сосредоточенными на востоке страны. UBR.ua решил разобраться, какие еще потери грозят бизнесу, как это отразится на отечественной экономике и в чем настоящая причина блокадных игр в зоне АТО.

Железный аргумент

В Украине продолжают делить железные дороги на обычные и прифронтовые. Несанкционированное властью блокирование обычных ж/д коммуникаций влечет за собой правовую ответственность. Но работающие через линию фронта ветки к «обычным» относить невозможно. Транспортные операции на них, как ни крути, составляют главный элемент финансовой инфраструктуры военного противника.

Органы украинской разведки выполняют свои, особые задачи, и заставлять их заниматься контролем товарных накладных, значит ломать оборону.

Никакие другие структуры в Киеве не имеют никакого документального и технического контроля за входящими в ОРДЛО из РФ вагонами. И особенно над тем, что в этих вагонах находится. Данных об этих «левых» грузах нет в «Укрзализныце» (УЗ), которая с января 2017 г. напрямую подчинена Кабинету Министров.

Не таких данных и в ГФС, которая еще со времен знаменитого генерала армии Валерия Хорошковского командует украинской Гостаможслужбой (ГТСУ).

Весь этот крепкий прифронтовой клубок «дырявого транзита» начал затягиваться после прошлогоднего переподчинения УЗ правительству. Компания «ушла» от руководителя МИУ Владимира Омеляна, опекаемого главой МВД Аваковым, к протеже Петра Порошенко, премьер-министру Владимиру Гройсману.

Похоже ситуацию усугубила истерия так называемой депутатской группы-13, которая потребовала от Авакова и СНБОУ силового разгона гражданской блокады прифронтовых ж/д линий. Депутатская группа вовсю муссировала миф о грядущей энергетической катастрофе, и о ложном дефиците угля-антрацита в стране.

Кто «отжимает» бизнес Ахметова

«ДТЭК Киевэнерго» в унисон с этими стараниями умудрились дважды в неделю отключать свет в разных районах Киева, причем не из-за дефицита, а из-за поломки щитовых и трансформаторов. Несмотря на то, что в стране не было реальных признаков ни угольного дефицита, ни энергокатастрофы, Минтопэнерго все же решилось ввести в стране энергетическое ЧП. Параллельно компании-оператору национальных энергосетей пришлось остановить энергоблок одной из АЭС из-за избытка мощности.

Но раз ЧП назвали «энергодефицитным», значит, так оно и есть на самом деле. На этом, финал борьбы разных команд во власти за контроль над «дырявым транзитом» начал затухать. И кризис вокруг нелегального транзита через ОРДЛО обещал вообще закончится, когда состоялся арест «командующего таможней» Насирова — на его место, и.о. главы ГФС власти назначили более лояльного винницкого менеджера. Но как показали дальнейшие события, дно кризиса вокруг проблемы прифронтового ж/д транзита было не достигнуто, а пробито.

На нынешнем этапе придумана новая повестка дня — народ ошарашили якобы резкой утратой украинскими компаниями контроля над своими активами в ОРДЛО, которая, по официальной версии, состоялась в результате конфискации в ответ на гражданскую блокаду.

Как было заявлено на очередном заседании СНБО, стоимость нынешних, «ответно-блокадных» конфискаций по ту сторону фронта составила не менее $2 млрд. Ни аудита, ни списка этих активов не последовало. В них явно не могла фигурировать, например, запорожская «Мотор Сич», которая утратила свой единственный завод ковки турбинных лопастей в Снежном еще в 2014 году. Вместо этой и других компаний, которые были обворованы ранее, лидером нынешней волны конфискаций стала все та же ДТЭК, которая доминирует на украинском рынке угля и частных ТЭС.

Эта компания обнародовала перечень активов, над которым не может возобновить контроль, странным образом не уточнив состояние складов на подконтрольных предприятиях угледобычи. А они явно были затоварены углем неизвестного для Киева происхождения. Самое большое из таких предприятий, «ДТЭК Шахта Комсомольская», смогло только за январь, несмотря на активизацию военных действий, нарастить свою добычу на 46%, по сравнению с январем прошлого года.

Как уже говорилось выше, у украинской власти как не было, так и нет никакого механизма контроля над реальностью этих показателей. Как и над тем, сколько в идущих из ОРДЛО ж/д эшелонах транзитного сырья, контрабандой следующего в Украину из РФ через ОРДЛО, а сколько «местного угля мирных шахтеров».

Вместо откровенного разговора об это проблеме, власти замалчивают тотальную борьбу двух лагерей коалиции за ведомства, которые отвечают за прифронтовой ж/д транспорт и таможенный контроль. В украинской прессе такие недомолвки порождают различные версии. По одним, весь ныне окутавший Украину транзитно-угольный кризис затеян ради желания некоторых киевских политиков устроить проблемы Ринату Ахметову, чтобы войти в число акционеров некоторых подразделений ДТЭК, например, «ДТЭК Киевэнерго».

По другим, еще более колоритным версиям, план бизнеса на прифронтовой торговле российским и местным углем разрабатывался в Киеве и Москве совместно, много лет назад. Такие версии обещают множиться, как минимум, до тех пор, пока власти не найдут в себе сил вернуть подобающий статус таможенным службам, и прекратят клановые дрязги за контроль над Минифраструктуры. О том, что в Киеве возьмутся за восстановление ликвидированных еще в начале 2000-х годов железнодорожных войск, в нынешней ситуации надеяться не приходится.

Теги: дтэк бизнес донбасс промышленность
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 4309