Устанавливая целевые показатели как по снижению эмиссии парниковых газов, так и по увеличению доли энергии из возобновляемых источников в общем энергопотреблении, мировой корпоративный сектор выступает мощным драйвером активности в секторе альтернативной энергетики. На фоне некоторого ослабления государственной поддержки сектора и, как следствие, снижения инвестиционной активности, роль корпоративной ответственности в поддержке альтернативных энергетических проектов возрастает. И дело здесь не только в том, что активность компаний в этом направлении поддерживает стоимость акций и репутацию, но и в стремлении оптимизировать операционные расходы, диверсифицировать поставки энергоресурсов и нивелировать риск волатильности на рынках традиционной энергетики.

Тарас Кушнир, эксперт АВЭ "Альтернатива" для UBR.UA

На пути к структурным изменениям

По итогам 2011 года сектор альтернативной энергетики продемонстрировал впечатляющий рост в натуральных показателях и в денежном выражении. В частности, было установлено порядка 30 ГВт солнечных генераторов и 40 ГВт ветростанций.

Инвестиции по данным BNEF достигли уровня $ 280 млрд.

Вполне нормально, что беспрерывный период ежегодного ралли с начала этого столетия (именно с 2000 года начался "альтернативный бум") закончился и по итогам 2012 года мы получим отрицательную динамику. Рынок входит в другую фазу, становится более структурированным. Так, по предварительным данным того же BNEF третий квартал текущего года показал слабые результаты (-5% ко второму кварталу).

Необходимо учитывать и тот факт, что, начиная с 4 квартала 2008 г, происходило значительное снижение стоимости солнечных модулей с $ 3,5-4,0 за Вт до $ 0,8-1,0 Вт. Среди причин можно обозначить: дисбаланс мирового предложения и спроса и агрессивную политику китайских экспортеров. На фоне волны банкротств некоторых компаний-производителей в 2011-2012 гг., прогнозируемой консолидации рынка и необходимости возврата к требуемым уровням прибыльности не исключен медленный рост цен на модули.

Если раньше неоспоримым драйвером сегмента альтернативной энергетики были государственные органы развитых стран (посредством внедрения стимулирующих политик и декларирования целевых уровней), то в ближайшем будущем роль государств будет снижаться.

Это произойдет, во-первых, по причине постепенного и объективного снижения государственного стимулирования, а, во-вторых – за счет сближения цен на электроэнергию с альтернативных и традиционных источников, а также исчерпанности последних, а в будущем заинтересованными лицами в развитие альтернативной энергетики могут стать непосредственно потребители энергии, а не инвесторы, среди которых и корпоративный сектор.

Почему компании покупают альтернативную энергию

Каким же образом корпоративный сектор способствует развитию рынка альтернативной энергетики? Все достаточно просто. Компании декларируют целевые показатели либо по снижению эмиссии парниковых газов, либо по увеличению доли энергии из возобновляемых источников в общем энергопотреблении. На первый взгляд – это дань имиджу и репутации. Но в основе подобных мер лежит экономический расчет.

Во-первых, мероприятия по сохранению окружающей среды обеспечивают компаниям лояльность потребителей и поддержку стоимости акций. Согласно 2012 GlobalConsumerWindStudy (опрос 24 тыс. потребителей в 20 странах), 74% будут лучше воспринимать бренд, основным источником энергии в его деятельности является энергия ветра, а 49% выразили готовность переплачивать за товар, произведенный с использованием возобновляемой энергии.

Во-вторых, получение энергоресурсов из альтернативных источников – это диверсификация источников энергии, защита от волатильности на рынках традиционных энергоресурсов и возможность оптимизации операционных расходов либо за счет использования собственных энергоресурсов, либо за счет гарантии долгосрочных цен на них (этот вопрос будет рассмотрен подробнее).

Наиболее заметными фигурами в области корпоративной ответственности, естественно, являются представители рейтингов Global-100 и Fortune-100 – крупнейшие по объемам выручки компании в мире и США соответственно.

По данным DGA (David Gardiner&Associates) 59% компаний из списка Fortune-100 и 69% из Global-100 декларируют цели либо по снижению эмиссии парниковых газов, либо по использованию альтернативной энергии, либо и то и другое. В то же время, 82% компаний энергетического сектора из Fortune-100 и 55% из Global-100 вообще не декларируют подобных целей. На почетном втором месте в списке "двоечников" – сектор охраны здоровья (по 50%).

Инструменты достижения компаниями "зеленых" целевых показателей

Большинство ведущих мировых компаний осуществляют свою деятельность во многих странах и в разных частях мира.

Таким образом, корпоративные "зеленые таргеты" стимулируют осуществление соответствующих проектов также по всему миру, что является важной отличительной особенностью корпоративной ответственности, как драйвера "зеленых" проектов.

Основными инструментами компаний для достижения "зеленых" целей являются сертификаты восстановляемой энергии (Renewable Energy Certificate, REC), соглашения на покупку энергоресурсов (Power Purchase Agreement, PPA), прямые инвестиции (On-Site Direct Investments, OSDR) и лоббирование поддержки со стороны государственных органов (Policy Advocacy, PA).

Итак, по порядку. REC – это документ, подтверждающий, что определенное количество электроэнергии (обычно 1 REC = 1 МВт*часов) произведено конкретной компанией из альтернативных источников и использовано другой конкретной компанией. Покупка сертификатов обычно осуществляется через брокеров. Крупнейшим добровольным покупателем REC в США является компания Intel, покупающая REC в количестве порядка 90% от использованной электроэнергии. Таким образом, в поддержку традиционной энергетики Intel оплачивает только 10% своего потребления. Сравнение преимуществ и недостатков разных инструментов приведено в таблице.

Инструмент PPA представляет собой контракт на покупку энергоресурсов у определенной компании по определенной цене. Обычно это долгосрочные контракты на срок до 15-20 лет. Переход на PPA зачастую является для компаний эволюционным шагом на смену покупкам REC. Компания Google заключила два 20-летних контракта на 114 и 100,8 МВт.

Распространенной моделью реализации PPA является следующая: компания-покупатель и ее партнер договариваются о том, что партнер инвестирует в генерацию, а покупатель гарантирует закупки. Дальнейшее развитие такой модели – это кооперативные соглашения, когда несколько потребителей гарантируют закупки энергии у партнера, инвестирующего в генерацию. При этом поставщик и потребители электроэнергии находятся поблизости друг от друга.

Прямое инвестирование представляет собой наиболее осознанную форму корпоративной ответственности в области охраны окружающей среды и использования альтернативных источников. Очевидным отличием этого инструмента является необходимость больших капиталовложений. Но и выгоды также очевидны – помимо репутации компании получают возможность полностью использовать долгосрочные выгоды альтернативной энергетики. Во-первых, снижение операционных расходов в связи с отказом от покупки электроэнергии, во-вторых, возможность продавать электроэнергию в сеть, в-третьих, снижение налогов за счет амортизации генерирующих мощностей. Компания BMWна своем заводе в Калифорнии инвестировала в биогазовый проект, включая 15 км газопровода. Проект обеспечивает боле чем 50% потребности завода в энергии.

Лоббирование интересов можно обозначить как дополнение к 3 вышеназванным инструментам, особенно к прямому инвестированию.

Поскольку чем больше государственных стимулов, тем выгоднее проекты в альтернативной энергетике с точки зрения корпоративных финансов (ROI, IRR и т.д.).

Компания Johnson&Johnson является активным лоббистом расширения налоговых льгот (ProfitTaxCredit, PTC) для объектов ветроэнергетики.

Факторы, сдерживающие реализацию "зеленой" корпоративной ответственности

Очевидным фактором является нежелание компаний переплачивать за альтернативную энергию в краткосрочной перспективе. Но здесь необходимо осознать фундаментальный момент: существующие традиционные генераторы энергии (на природном газе, на угле, атомные) предлагают более дешевую энергию за счет того, что капитальные затраты на строительство объектов понесены 25-50 лет назад и уже окупились, во многих случаях самортизировавшись на 80-90%. Поэтому даже не исчерпанность традиционных энергоресурсов, а срок службы объектов генерации максимум до 2050 г заставит общество встать перед выбором: строить новые объекты традиционной энергетики или новые объекты альтернативной энергетики.

Ответ очевиден, поскольку кроме исчерпанности традиционных ресурсов уже сейчас себестоимость строительства 1 Вт установленной мощности объектов традиционной энергетики выше аналогичного показателя для альтернативной генерации.

Следующим фактором является необходимость капитальных инвестиций. В условиях продолжающейся экономической неопределенности, давшей о себе знать с 4 квартала 2008 г, менеджмент и акционеры компаний не всегда готовы реализовывать энергетические проекты, в т.ч. по причине несоответствия показателей IRR таких проектов установленным внутрикорпоративным нормам. Хотя, например, в Johnson&Johnson осознанно применяют более низкуюIRR в сравнении с другими проектами (15% против 20%).

Еще одним важнейшим фактором является политика государственных органов в "зеленом" секторе. Краткосрочная непоследовательная политика препятствует реализации многомиллионных проектов с окупаемостью от 7 до 20 лет.

Пример одной компании: Wal-MartStoresявляется крупнейшим мировым ритейлером и занимает 2 позицию в списке Fortune-500 после ExxonMobile. Компания оперирует в 27 странах, поставив себе бессрочную цель – 100% энергии из альтернативных источников. Используя инструмент PPA, компания принимает участие в более чем 180 проектах альтернативной энергетики, ежегодно закупая более 1,1 ТВт*часов электроэнергии. Для сравнения в Украине по итогам 2012 г из всех имеющихся альтернативных источников (кроме большой гидрогенерации) будет произведено 0,9-1,1 ТВт*часов.

В заключении, отметим, что прогнозируемое достижение паритета цен на электроэнергию, вырабатываемую из традиционных и альтернативных источников, к 2017-2025 гг. (зависит от типа технологий и географической локации) и неконкурентная себестоимость строительства 1 Вт мощностей традиционной энергетики наряду с исчерпанностью газа, угля, урана не оставляют традиционной энергетике ни единого шанса. Все, на чем она держится – это мощное лобби, пока еще ее более низкая цена и неготовность компаний направлять капитальные инвестиции в новые объекты. Но изменения неизбежны.

Теги: украина альтернативная энергетика зеленый тариф
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 11473