Украина — это государство, которое пока только называется правовым. Несмотря на то, что на дворе — 21 век, в нашей стране тотально нарушаются права человека, практикуются средневековые пытки, подследственные и заключенные содержатся в таких же условиях, как и сто лет назад, процветает коррупция и добиться справедливости в суде, практически, невозможно... Об этих проблемах и их решении UBR.UA поговорил с известным украинским правозащитником Эдуардом Багировым.

UBR.UA: 28 ноября на совместной пресс-конференции Украинского социологического форума и представителей экспертной среды были представлены результаты первого в истории Украины исследования "Правозащитная деятельность в Украине: проблемы и перспективы". И Вы возглавили этот неформальный ректинг. Каково это, быть правозащитником в такой стране, как наша?

Э.Б.: Правозащитником может стать любой человек. Но он должен это прочувствовать, понять, что обязан защищать права других, тех, кто больше нуждается. Любая деятельность правозащитника должна быть в интересах простых людей. А, когда вчерашние следователи, судьи, милиционеры, прокуроры говорят, мол, "я — правозащитник", на самом деле, работая адвокатами, это вызывает недоумение.

В последнее время в Украине развелось очень много правозащитников, которые направо и налево заявляют, что активно работают. Но, при этом, последние 10 лет Украина с завидной регулярностью попадает и не вылазит из "черных списков" стран, где тотально нарушаются права человека. Из этого следует вывод, что тысячи украинских правозащитников либо искусственные, либо их слова об активной деятельности не соответствуют действительности... Возглавляемая мной правозащитная организация в текущем году подготовила и направила в разные государственные инстанции более 10 тыс. писем по конкретным проблемам конкретных людей.

UBR.UA: Но ведь на обращения должна быть реакция. А в нашей стране даже депутаты жалуются, что их в некоторых ведомствах игнорируют...

Э.Б.: У нас существует многолетняя практика работы с обращениями. Я требую от своих сотрудников, чтобы на эти обращения была реакция, а не просто отписка. Если мы отправляем письмо министру, отреагировать на него должен министр. Если вместо него ответил какой-то начальник департамента, мы отправляем такое письмо обратно до тех пор, пока не ответит министр. Это не значит, что мы обращаемся только к первым лицам. По простым вопросам отвечают те, кто несет ответственность в конкретном подразделении. Но, если вопрос находится в компетенции исключительно главы министерства или его зама, то на наше обращение должен ответить либо министр, либо заместитель министра.

UBR.UA: И власть идет на контакт?

Э.Б.: Более того, МВД, СБУ, Генеральная прокуратура приглашает меня, как правоозащитника, для участия в комиссиях и рабочих группах. Не за государственный счет, а за свой личный, я езжу в командировки и участвую в различных проверках. Как результат, уволены и привлечены к ответственности, в том числе и уголовной, судьи, прокуроры, главы районных администраций и нерадивые чиновники. Это и является результатом работы нашей организации. Потому что, какое бы ведомство не приглашало правозащитника в качестве эксперта, оно должно понимать: результат будет объективным и не в угоду чиновникам.

UBR.UA: Но большинство правозащитных организаций в нашей стране живут за счет грантов. А разве их выделяют не олигархи, политики, по сути, те же чиновники, против которых и приходится бороться?

Э.Б.: Ничего не имею против грантов, но я их ни разу не получал. Я не знаю ни американских, ни европейских, ни российских организаций-грантодателей, от которых можно было бы получать гранты без навязывания условий. Грантодатели реализовывают свои задачи и цели. К сожалению, в Украине грантодатели, как заказчики музыки: 90% средств дают лишь с определенными условиями. Поэтому общественной организации, согласившись на получение гранта, приходится плясать под чью-то дудку, выступать "за" или "против" того или иного должностного лица, парламентария, партии, госструктуры. Кто-то выбирает работу под "крылом" олигарха, получает гранты от политического босса и "гавкает" в нужную сторону. Я выбрал другую позицию: быть объективным и незаангажированным.

UBR.UA: А как Вы относитесь к поддержке правозащитников со стороны государства?

Э.Б.: Если государство будет правой рукой давать деньги, а левой — намордник с ошейником — я не согласен. Если же государственные деятели или бизнес готовы предоставить материальную помощь в виде, скажем, покупки конвертов для расслыки обращений граждан, или могут приобрести другие канцтовары, не давая после указаний, что и как делать правозащитнику, то такие действия я только приветствую.

UBR.UA: Вы уже упоминали, что Украина из года в год попадает в "черный список" стран, в которых тотально нарушаются права человека. Не последним фактором подобных нарушений являются пытки, которые, судя по всему, постоянно практикуются в нашей стране. Сумеют ли когда-нибудь правозащитники это прекратить?

Э.Б.: Полностью устранить факт подобных нарушений, практически, невозможно. Ни одна структура ни в одной стране мира (в Германии, Великобритании и других странах ЕС) власти не смогли полностью с этим справиться. Если мы говорим о пытках, как о массовом явлении, то в Украине по этому поводу негативная статистика. Дело в том, что многие годы в нашей стране отсутствовала действенная система контроля за работой правоохранительных структур. И проблема пыток развилась до ужасающих размеров. Мы сумеем перебороть это явление, но для этого необходимо время и консолидация усилий. К примеру, железобетонный результат дает работа правозащитников и СМИ. Когда я, как правозащитник, выступаю на совещаниях, круглых столах и коллегиях, всегда довожу сведения руководства, что конкретное должностное лицо, к примеру, начальник милиции, прокурор, недостаточно уделили внимания противодействию пыток на своем участке работы, не принял эффективных мер, чтобы наказать виновных, а журналисты, в свою очередь, данные факты через публикации доводят до общественности. Если мы все вместе: граждане Украины, все ветви власти, правоохранители, правозащитники, представители СМИ, осознаем и осудим пытки, то лет через 10-15 сумеем уменьшить количество нарушений прав человека до той статистики, которая сегодня по этому вопросу существует в странах Евросоюза.

UBR.UA: Считаете ли Вы, что создание комиссии противодействия пыткам при Президенте позволит эффективно бороться с этим негативным явлением?

Э.Б.: В состав комиссии вошли известные правозащитники, общественные деятели, адвокаты, юристы и представители всех ветвей власти. И главная ее задача: выявлять факты нарушений прав человека, в частности, что касается пыток, наказание конкретных должностых лиц, виновных в правонарушениях. Таким образом, результат работы комиссии может повлиять на ужасающую ситуацию с пытками и насилием в Украине.

UBR.UA: Давайте от пыток перейдем к теме заключенной №1 в Украине. Сегодня вопрос лечения Юлии Тимошенко — тайна за семью печатями. Скажите, как правозащитник, неужели это такая проблема — оказать медицинскую помощь задержанному или заключенному вне СИЗО?

Э.Б.: Еще в 2004 году о подписании совместного приказа №3/6 между МОЗ и департаментом пенитенциарной службы ее руководитель Владимир Левочкин. Согласно этому документу, задержанный, подследственный или осужденный мог бы получать квалифицированную медицинскую помощь в обычной больнице. Но за семь лет, если мне не изменяет память, поменялось девять министров в МОЗ и шесть руководителей департамента пенитенциарной службы, а документ не подписан до сих пор. В 2009 году в составе комиссии Генеральной прокуратуры мы проверяли Лукьяновское СИЗО, в частности, его санчасть, и нашли много нарушений: отсутствие медоборудования, специалистов, лекарств. Из-за отсутствия достаточного государственного финансирования, медицинские подразделения не могут предоставить подследственным и осужденным полноценную медицинскую помощь. Врачей и лекарств хватает лишь для оказания первой медицинской помощи: обработать раны, сделать инъекции и поставить капельницу. Однако провести операцию на сердце, сделать томограмму, более сложные обследования, в СИЗО возможности нет. Поэтому в 2009 году снова поднимался вопрос о подписании этого совместного приказа. А воз и ныне там.

На мой взгляд, минимум 30% осужденных и подследственных, которые находятся в следственных изоляторах, а не только Тимошенко, нуждаются в медпомощи и не могут получить ее в полном объеме, как это требует предписание врачей.

UBR.UA: Так что же мешает подписать этот совместный приказ между МОЗ и пенитенциарной службой?

Э.Б.: Мешают отдельные чиновники, в частности, Минздрава, которые преследуют свои корыстные, коррупционные интересы. Ведь министры приходят и уходят, а среднее звено чиновников МОЗ — вечное. Они, буквально, "спаяны" в железобетонную броню, пробить которую за последние 9 лет не могут Президенты, премьер-министры и профильные министры. Коррумпированным чиновникам было наплевать на Кучму, Ющенко и сейчас на действующего главу государства. Реальная власть находится не у Президента, премьер-министра или министра. Она сосредоточена в руках чиновников. Поэтому судьба приказа №3/6 не решена до сих пор. Из-за того, что он не подписан, в СИЗО и колониях ежегодно умирает от 200 до 300 человек. И чиновники МОЗ за смерть осужденных не привлекаются к уголовной ответственности.

UBR.UA: Так, может, логичнее было бы заниматься не правозащитной деятельностью, а идти в чиновники и менять эту ситуацию изнутри?

Э.Б.: Возможно, правозащитная деятельность со стороны выглядит бесполезной. Но, если регулярно биться головой о стену непонимания, будет трещина либо в стене, либо во лбу. Я надеюсь, что первой дрогнет стена. Да, мы толкаем телегу с ржавыми колесами, продвигаемся понемногу к намеченной цели. Пускай, темп движения этой правозащитной телеги не устраивает нас, но мы делаем это ради будущего поколения. У меня растут дети, у вас растут дети, и разве мы не хотим, чтобы наши дети не только родились, но и жили в нормальном правовом государстве? К сожалению, пока еще чиновник диктует нам свои коррупционные условия и правила жизни, в том числе, как жить. Но я четко уверен, что чиновник должен быть зависим от нас и работать для нас, для украинского народа — главного источника власти.

Теги: тимошенко власть нарушение пытки права человека
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1408