Несмотря на внешнюю относительную пристойность президентских выборов во Франции, прошедшее волеизъявление вполне ясно обозначило очертания политического кризиса, на пороге которого стоит «пятая республика». Такое мнение высказал директор Центра мониторинга демократических процессов «Кворум» Алексей Кочетков.

Вчера в 22 часа по московскому времени завершилась длившаяся несколько месяцев президентская избирательная кампания во Франции.  Результат голосования не принес никаких неожиданностей. Как и ожидалось,  большинство избирателей проголосовало против действующего президента Саркози, отдав предпочтение малоубедительному и невнятному кандидату от социалистов Олланду, как лучшему из зол. По традиции в первом туре французы голосовали за «лучшего» из десяти, а во втором против «худшего» из двух. Результат 52% против 48% голосов пришедших на участки избирателей.

 Несмотря на внешнюю относительную пристойность, прошедшие выборы вполне ясно обозначили очертания политического кризиса, на пороге которого стоит «пятая республика».

 Традиционные правые, как и традиционные левые партии, оказались не в состоянии предложить французским гражданам убедительных мер по выходу из того положения, в котором оказалась Франция в 2012 году. Одинаковые предвыборные обещания фаворитов предвыборной гонки смогли убедить гораздо меньшее число избирателей, чем ожидали их избирательные штабы.

Более 30 % голосов, отданных в первом туре за ультраправых (Марин Ле Пен) и ультралевых (Жан-Люк Меланшон) показали, что симпатии населения заметно смещаются в сторону радикалов. Французы все меньше думают о политкорректности и внешних приличиях и все больше требуют от власти реальных шагов. В таких условиях голый популизм уже не спасает. Людям уже недостаточно обнадеживающих слов, они хотят быть уверены, что слова будут воплощены в жизнь. Саркози проиграл, несмотря на весьма радикальные обещания и лозунги, выдвинутые им в ходе предвыборной кампании. Ему просто перестали верить, считая его обычным клоуном.

Но и Олланду, по большому счету, нечего предложить французам. Социалисты являются заложниками собственных идеологических стереотипов и догм. Ухудшающаяся экономическая ситуация и разрастающийся межэтнический или даже межцивилизационный конфликт внутри самой Франции потребует от них в ближайшем будущем радикальных и непопулярных шагов. Полумерами и забалтыванием проблемы обойтись не удастся. Большинство экспертов считает, что социалисты не способны на решительные меры по своей природе. А это значит, что предстоящее пятилетнее правление их кандидата никакого улучшения положения не принесет. Социалистов можно сравнить с врачом, который борется с симптомами, а не с причиной болезни.

Не приходится ждать от них и серьезного изменения внешнеполитического курса. В международной политике Олланд будет продолжать вести Францию в фарватере США, пусть и не так откровенно и вульгарно, как это делал Саркози.

Однако нынешние выборы показали, что время, когда за власть боролись кандидаты с одинаковыми программами, когда невозможно было отличить программы левых и правых кандидатов, уходит. Возвращается борьба живых идей.

С нарастанием кризиса совпало появление новых лиц среди лидеров радикальных движений. Весьма показателен их серьезный успех, который никак не может считаться случайным.

Небывалый успех Национального Фронта (18%) эксперты связывают не только с восходящей политической звездой Марин Ле Пен, но и с серьезными новациями в подходе к пропаганде идей движения, ставшего уделять значительно больше внимания вопросам социальной справедливости. В своих выступления она все чаще стала ставить вопрос о том, должны ли те, кто честно трудится, содержать целую армию тех, кто делать этого не желает. Впервые за всю историю существования Национального Фронта за него стали голосовать в традиционно «левых» округах, например в рабочих пригородах Парижа, чему автор был свидетелем. То, что на этот раз Марин Ле Пен не удалось выйти во второй тур, объясняется неожиданным появлением левого радикала Жан-Люка Меланшона (11%), которому благодаря чрезвычайно агрессивной кампании и во многом перекликающимся с Ле Пен антиамериканским, антиевросоюзовским, а также традиционно марксистским лозунгам удалось частично перетянуть обратно отошедший было к Марин Ле Пен радикально-левый электорат.

В отличие от Национального Фронта Марин Ле Пен, отколовшийся в 2008 году от Социалистической партии Левый Фронт Меланшона нельзя назвать полностью самостоятельной и самодостаточной политической структурой. Это скорее некий страховочный вариант для левых сил в условиях, когда возможно серьезное падение доверия к социалистам. Многие из тех, кто давно следит за политической карьерой Меланшона считают его прагматиком-бюрократом более 20 лет проработавшем в рядах Социалистической партии, бывшем министром в правительстве Лионеля Жоспена и сомневаются в искренности его радикализма. Его принадлежность к масонству только добавляет вопросов. Все это может серьезно помешать ему в дальнейшей борьбе с теми же националистами.

Так или иначе, но учитывая то, что по прогнозам экономический кризис в Евросоюзе будет углубляться, а внутренние противоречия между различными социальными и национальными группами во Франции будут нарастать, можно смело ожидать дальнейшего роста популярности Национального Фронта и его лидера Марин Ле Пен среди французов. Более чем вероятно, что в 2017 году она станет одним из фаворитов предвыборной гонки.

Ей необходимо только занимать жесткую и бескомпромиссную позицию по ключевым вопросам. Таким, как меры по обузданию нелегальной иммиграции и преступности, введению эффективного контроля на границах ЕС, вопросам безопасности, борьбы с исламистским терроризмом, участию Франции в НАТО и ЕС. Остальное за неё сделают кризис и социалисты, популярность которых едва ли останется на нынешнем уровне.

 

 

Теги: франция выборы саркози
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 2589