Предприятия корпорации Nestle расположены в 85 странах мира. Ежедневно 335 тыс. сотрудников производят более 2 тыс. разных товаров Nestle, которые продаются в 189 странах мира!

Наравне с ExxonMobil корпорация Nestle больше остальных компаний привлекала отрицательное внимание активистов по защите окружающей среды и человеческих прав. Еще в 1970-х годах компанию обвинили в том, что она использовала слишком агрессивную маркетинговую стратегию, чтобы убедить матерей отказаться от грудного вскармливания малышей в пользу смесей.

Порой это приводило к трагическим исходам. Мамы разбавляли смеси загрязненной водой, из-за чего дети болели или даже умирали. В результате, бойкоты и протесты сопровождают деятельность Nestle даже в наши дни. Несколько лет назад Greenpeace начала кампанию против корпорации, обвинив ее в пособничестве уничтожению тропических лесов и обитающих в них животных. Дело в том, что корпорация, по мнению активистов, покупала пальмовое масло в недобросовестных плантаторов.

Сегодня Nestle соглашается, что "грудное молоко – идеальная пища для младенцев и детей". Также компания прекратила покупать пальмовое масло в производителей, вовлеченных в вырубку лесов. Желая заслужить уважение к компании, генеральный директор Nestle Пол Балк установил для корпорации ряд целей в таких категориях, как сокращение выбросов углерода, улучшение благосостояния фермеров и экономия водных ресурсов. Его инициатива воплотилась в масштабную пиар-кампанию, результатом которой стал ежегодный отчет "Создание общих ценностей", занимающий более 300 страниц.

Сложно переоценить влияние Nestle на развитие мировой пищевой промышленности. Ведь почти всех современных сладостей не существовало бы без основателя компании Генри Нестле. Еще в конце XIX века он использовал сгущенное молоко для создания первого в мире молочного шоколада. Позже, во время Второй мировой войны, сотрудники Nestle создали растворимый кофе – известный всем нам Nescafe. Также компания Nestle первой начала производить шоколадное печенье.

Пищевая империя Nestle включает продукты детского питания и каши, а также воду San Pellegrino и замороженные обеды Stouffer’s. Однако многие ее продукты в основе содержат сахар. Наверное, всем известны такие бренды компании, как KitKat, Cookie Crisp, Butterfinger и Oh Henry! Также Nestle производит мороженое-пломбир Drumstick, мороженое Häagen-Dazs и любимый детьми шоколадный напиток Nesquik.

Многие годы сахар считался обычной сладостью, но в последнее время многие потребители придерживаются другого мнения. Сахар переместился в топ продуктов (вместе с табаком и алкоголем), к которым правительства разных стран проявляют повышенный интерес. 

Последовав примеру Мексики, в марте этого года Великобритания ввела налог на напитки, содержащие сахар. То же самое вскоре планирует сделать Саудовская Аравия. А в США собираются ужесточить маркирование сахаросодержащих продуктов.

Тренд негативно сказывается на показателях продаж продукции Nestle.

Начиная с 2012 года, продажи корпорации Nestle постоянно уменьшаются. Та же участь постигла и конкурентов компании.

Представители пищевой отрасли говорят, что их не удивит, если в скором будущем большие пищевые корпорации будут считать таким же злом, как и компании, производящие сигареты. "Среди главных производителей продуктов царит абсолютная паранойя", – говорит консультант лондонской компании Alvarez & Marsal Лоуренс Хаттер.

Продукты, содержащие натрий и большое количество жиров подвергаются перманентной критике. Поэтому все крупные компании пищевой промышленности пытаются уменьшить свою финансовую зависимость от сахара. При этом каждая компания выбирает свою стратегию.

Nestle выбрала совершенно другой путь. Компания хочет разработать и продавать медицинские препараты. Nestle планирует создание новой продуктовой линейки, в основе которой будут ингредиенты для еды. Компания планирует производить не таблетки, а аппетитные снэки, которые свои видом, вкусом и структурой будут напоминать обычные продукты. Часть из них будет продаваться по рецепту, часть без рецепта, а некоторые можно увидеть на полках магазинов уже сегодня.

Говоря о новых стратегиях промышленных гигантов, связанных с репутационными рисками (применение сахара), стоит привести несколько других примеров.  Так, Coca-Cola сократила выпуск газированной воды в жестяных банках, и активно пытается войти в сегмент полезных напитков. Еще одна кломпания - Mondelēz International (производитель печенья Oreo) присоединился в выпуску безглютеновых продуктов, а компания Pepsi экспериментирует с производством полезных снэков вроде хумуса.

Какова же стратегия Nestle?

59-летний Эд Битж был нанят компанией в 2010 году, чтобы возглавить Институт науки о здоровье Nestle. У Битжа богатое фармакологическое прошлое. В 1983 году он получил степень доктора молекулярной нейробиологии в Корнелльском университете. Затем Эд Битж работал в нескольких биотехнологических компаниях. Когда представители Nestle позвонили Битжу и пригласили его руководить исследованием по превращению еды в терапевтическое средство, он рассматривал предложение возглавить центр исследования стволовых клеток в Нью-Йорке. Коллеги Битжа были шокированы, когда он согласился присоединиться к корпорации Nestle. Компания выделила ученому 524 млн долларов, которые он мог потратить на исследования в течение 10 лет.

Сегодня в лаборатории Битжа в Лозанне работает более 160 ученых, специализирующихся в клеточной биологии, гастроэнтерологии, геномике и других областях.

Битж не уверен, что еда может служить основой для совершенно нового вида медикаментов, будь то превентивные препараты или лекарства от острых заболеваний. Но, по его словам, лекарственная еда может сгладить эффект старения, облегчить симптомы хронических заболеваний наподобие диабета и даже замедлить потерю когнитивных способностей. "Еда дешевле, доступнее и ближе. Она на самом деле перевернула фармакологическую модель с ног на голову", – говорит ученый.

Если корпорации удастся реализовать свои планы, то через десять лет семейный врач сможет выписать посетителям рецепт на вкусный снэк Nestle, помогающий преодолеть проблемы с сердцем, или порекомендовать чай для укрепления суставов. Продукты компании будут находиться не только в торговых автоматах и на полках супермаркетов, но и в аптеках, кабинетах врачей и больницах. В то же время ядром бизнеса останется производство еды и сладостей. Другими словами, Nestle сначала будет продавать проблемы, а затем их решение.

Цель Nestle – возобновить благодаря научным исследованиям свое реноме компании "питания, здоровья и здорового образа жизни". Таким образом, корпорация сможет добиться процветания в мире, в котором сейчас на ее продукты смотрят с такой же опаской, как на продукцию производителей сигарет.

Как же исследователи собираются запустить самое сильное лекарство, которое мы принимаем каждый день?

Главная мечта Битжа – создать на основании данных о диетах и истории болезни индивида лечебные капсулы наподобие Nespresso, которые, к примеру, помогут в борьбе с высоким уровнем холестерина. Помимо этого, Битж использует ряд машин для секвенирования ДНК. Понимание того, как генетические факторы помогают людям терять или набирать вес, может позволить Nestle продавать персональные планы похудения, подстроенные под генотип конкретного потребителя.

"Многое из того, что мы делаем в институте, выглядит как обычная фармакология, – признается Битж. – Мы изучаем новые химические соединения, анализируем натуральные продукты, в первую очередь те, которые возникают из еды. Например, экстракты или очищенные молекулы грибов, томатов и других растений". Команда Битжа собрала коллекцию из более чем 40 тыс. подобных экспериментов.

46-летний Грег Бехар присоединился к Nestle в 2014 году, возглавив подразделение Nestle Health Science, призванное коммерциализировать научные успехи команды Битжа. Бехар руководит штатом в 3 000 сотрудников, а цель его работы заключается в том, чтобы создать "новую индустрию между пищевой промышленностью и фармакологией". Бехар говорит, что Nestle Health Science способна стать проектом, приносящим 10 млрд швейцарских франков в год. Это много даже для самой большой в мире пищевой компании.

В прошлом году Nestle заработала на продажах сладостей 9 млрд франков. 15 млрд франков принесли молочные продукты и мороженое, а благодаря продаже порошковых и жидких напитков, прежде всего кофе, удалось заработать еще около 19 млрд франков.

Хотя исследования института Битжа пока не воплотились в конкретные результаты, представители компании говорят, что вскоре все изменится. Уже сейчас Nestle Health Science распоряжается рядом инновационных брендов, возникших в лабораториях компании. Существующие продукты приносят подразделению около 2 млрд франков прибыли в год. Среди них – молокоподобный напиток Betaquik для людей с эпилепсией и ароматизированный напиток Meritene Regenervis для снятия усталости и восстановления тонуса мышц.

Для больных раком компания продает напиток с высоким содержанием протеина Resource Support Plus. Для страдающих от ожирения существует линия продуктов Optifast, включающая коктейли, супы и легкие закуски, которые рекомендуется принимать под присмотром врача. Некоторые продукты уже получили официальный статус "медицинской еды".

Если "кормление" потребителей стало большим бизнесом, то их лечение может стать еще более выгодным делом. Сегодня объем фармацевтического рынка составляет 1 трлн долларов в год, при этом он постоянно растет.

Nestle не собирается продавать свои инновационные разработки вместе с существующими брендами компании. Корпорация планирует представить свои новые продукты как самостоятельные медицинские препараты, что позволит охватить большую аудитории и соревноваться с меньшим числом конкурентов, чем на рынке пищевых продуктов.

Бехар обещает, что в скором времени появятся новые продукты, улучшающие, кроме всего прочего, общую активность, функционирование желудочно-кишечного тракта и мозга. Пробиотики, или как их еще называют "хорошие бактерии", а также комбинации протеинов и витаминов для укрепления суставов и костей также находятся в фокусе разработчиков Nestle.

Финальной частью медицинской кампании должно стать лечение болезни Крона с помощью пищевых продуктов. Бехар говорит: "Инновации быстро распространятся на когнитивные способности: память, настроение, волнение. В этих сферах мы прямо сейчас работает над созданием продуктов".

Несмотря на ряд потенциальных преимуществ, финансовый мир пока не уверен, что Nestle сможет совершить промышленную революцию. Многие врачи и приверженцы здорового образа жизни очень скептически относятся к лечебным свойствам еды. Когда такими проектами занимаются компании, производящие сладости, это вряд ли заставит экспертов изменить свое мнение. В конце концов, если люди хотят сохранить свое здоровье, им лучше просто ограничить употребление продукции, которую Nestle продает уже более ста лет.

"Мы прекрасно знаем, какие продукты люди должны есть, чтобы быть здоровыми, и что для этого следует придерживаться сбалансированной диеты, – говорит эксперт по правильному питанию Марк Шатцкер. – Когда речь идет о базовом питании, магические таблетки и напитки никогда не срабатывают".

"Здоровые" инициативы Nestle пока что встречают довольно скептически, помня о прежних скандалах, связанных с компанией. "Я не верю, что существуют пищевые продукты, способные улучшить здоровье", – говорит Навид Саттар, профессор метаболической терапии Университета Глазго. Вместо этого исследователь убежден, что самый эффективный способ борьбы со многими заболеваниями заключается в том, чтобы люди просто чуть меньше ели. Разумеется, пищевые компании из-за этого рискуют потерять часть прибыли.

В Nestle говорят, что компания постепенно сокращает количество сахара, соли и насыщенных жиров в тех продуктах, где это возможно. Так корпорация пытается научить детей "находить баланс между качественным питанием и активным образом жизни".

Чтобы показать серьезность своих намерений, Nestle построила в Лозанне центр клинических испытаний площадью более 3 000 квадратных метров. Местные власти сертифицировали проект как медицинское учреждение. Руководит центром бывший доктор Воздушных сил Франции Морис Бомонт.

Ирония попыток Nestle найти средство против ожирения заключается в том, что на 100 грамм сухих завтраков Nesquik приходится 25 грамм сахара. "Хотя старания корпорации достойны похвалы, она продает продукты, способствующие возникновению этих болезней, – отмечает Лейз Гринслейд, руководитель неправительственной организации JustActions. – С другой стороны, они ищут способ лечения заболеваний. Это можно назвать конфликтом интересов".

Главный инженер Nestle Стефан Кацикас говорит, что здесь нет никакого конфликта интересов. "Сахар не вызывает зависимости, – подчеркивает Кацикас. – Вы привыкаете к сахару, но это нельзя назвать зависимостью". Кацикас говорит, что компания очень хочет "стать частью борьбы с ожирением". Это желание, по его словам, вызвано эволюцией научного понимания. "Десять лет назад мой предшественник мог сказать, что мы не знаем о реальном масштабе проблемы. Теперь все четко понимают, что проблема существует".

Никто не знает, чего ожидать от пищевой отрасли дальше. "Если группа влиятельных юристов докажет, что пищевые компании знают об уровне токсичности сахара, тогда отрасль постигнет судьба производителей сигарет", – говорит Питер Джонс, диетолог из  Манитобского университета.

Получится ли у Nestle реализовать намеченную стратегию, покажет время. По крайней мене здесь важен факт, что они хотят измениться и приносить больше пользы обществу.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: nestle
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1536