Акционеры банков, выведенных с рынка в ходе очищения банковской системы в 2014-2017 годах (так называемый банкопад), продолжают отстаивать незаконность ликвидации своих финучреждений в суде. И все чаще успешно.

Несмотря на то, что им уже не удастся вернуть собственность, они все ближе к тому, чтобы добиться компенсации ущерба – в каждом случае речь идет о сотнях миллионов гривен, выплаты которых опосредованно повлияют на доходы бюджета Украины.

Ликвидатор банка Жеваго отсудил у его же компании более 180 млн грн

Изначально владельцы банков ставили целью именно возвращение лицензии, однако из-за изменений в законодательстве, которые были введены в связи с национализацией Приватбанка, сейчас это сделать невозможно.

Между тем денежную сатисфакцию придется получать в отдельном судебном порядке, но, как говорят эксперты, шансы на это не нулевые.

Банки начинают и выигрывают

Всего за период с 2014 по 2017 год с рынка было выведено около 100 финучреждений. Национальный банк предъявлял к ним разные претензии – от потери ликвидности до мошенничества. Однако более 10 банков не только не согласились с обвинениями, но и стали доказывать их безосновательность в судебных инстанциях.

Один из первых значимых эпизодов произошел еще в разгар "банкопада", в 2016 году, когда Верховным судом был удовлетворен иск владельцев "Радикал банка" относительно противозаконности решения НБУ о признании его неплатежеспособным годом ранее.  

Впоследствии аналогичные ходатайства удовлетворялись ежегодно: в деле банка "Хрещатик" в 2018 году, Златобанка в 2019 году, банка "Премиум" в 2020-ом, а также относительно еще ряда финорганизаций.

Последним примером успешного иска к НБУ стало дело в отношении банка "Юнисон", ликвидацию которого признали незаконной лишь 10 декабря 2020 года. Ряд обстоятельств процесса делает его непохожим на остальные разбирательства по итогам "банкопада", и в то же время он характеризует как логику банков, так и регулятора.

Дело Юнисона

В ноябре 2015 года регулятор признал структуру собственности банка Юнисон непрозрачной, указав, что, если она не будет исправлена, финучреждение будет отнесено к разряду проблемных, а уже 28 апреля следующего года Нацбанк принял решение о признании банка неплатежеспособным и введении в него временной администрации.

Признание неплатежеспособности на основании непрозрачности структуры собственности – скорее исключение из правил, так как обычно регулятор апеллировал к невозможности субъектов выполнять свои финансовые обязательства.

В ряде случаев банки не признавали выводы НБУ о плохом финансовом состоянии, однако в отношении Юнисона об этом говорить не было возможности вовсе: в 2015 году учреждение имело достаточный запас ликвидности. Признавал это и сам регулятор.

Впервые в истории во время кризиса банки не усилили экономическую нестабильность, – НБУ

В Юнисоне решение о введении временной администрации сразу охарактеризовали как "рейдерскую атаку государственного уровня", с одной стороны продолжая настаивать на собственной полной функциональной обеспеченности, а с другой – считая выводы регулятора о непрозрачности структуры собственности субъективными.

В 2014 году Юнисон, реагируя на предыдущие требования НБУ в этой части, изменил структуру собственности: вместо 2 кипрских компаний финучреждением стали владеть 11, зарегистрированных в той же стране. Конечными их бенефициарами являлись физлица, среди которых – члены наблюдательного совета банка.

Там поясняли, что банк пришлось выкупить у предыдущего собственника, так как он не мог осуществлять предпринимательскую деятельность в Украине. Юнисон подавал в НБУ пакеты документов физлиц для подтверждения их участия в банке, но регулятор отверг их, считая, что те не смогли подтвердить происхождения средств для выкупа и развития учреждения.

После признания Юнисона неплатежеспособным до отзыва лицензии и начала процедуры ликвидации оставался один шаг. Два акционера банка – компании Meligant Group и Intentost Systems – опротестовывали постановление, но добиться его отмены не смогли. В 2017 году Верховный суд принял окончательное решение по этому вопросу не в их пользу, и временная администрация продолжила управлять банком.

Ключевое событие, позволившие Юнисону все же выиграть суд против НБУ, произошло 8 июня 2018 года, за 10 дней до принятия Центробанком решения о ликвидации. Тогда одноименная банку страховая компания, в списке владельцев которой были и его акционеры, обратилась в Ржищевский городской суд Киевской области с иском о взыскании убытков с Юнисона.

Городской суд запрос удовлетворил, запретив ФГВФЛ и Нацбанку проводить ликвидацию банка и отбирать у него лицензию до разрешения дела по сути. Однако эти требования ведомства проигнорировали, отозвав 18 июня лицензию, а 19-го начав ликвидацию финучреждения.

НБУ объявил неплатежеспособным Мисто Банк

Тогда акционеры повторно обратились в суд с целью признания неправомочным ликвидацию банка в связи с тем, что она была произведена во время действия запрета суда первой инстанции. Рассмотрение этого вопроса дошло до Верховного суда, который принял позицию истцов: согласно выводам коллегии, ликвидация банка была незаконной.

Примечательно, что НБУ оспорил вердикт Ржищевского суда лишь в 2019 году: было признано, что другие инстанции не могут отменять или препятствовать Нацбанку и ФГВФЛ принимать решения о ликвидации банков. Однако Верховный суд, отмечая этот факт, обратил внимание, что ведомствам нужно было заниматься опротестованием не постфактум.

"Национальный банк Украины не является субъектом, который наделен правом оценивать законность судебных решений… и был осведомлен о его [решении] существовании, а основания для его невыполнения, в силу указанного выше правового заключения Верховного суда у регулятора, отсутствовали", – констатировали в Верховном суде.

Между тем, как отметил в комментарии UBR.ua старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец, связанность страховой компании не делает основание вердикта суда формальным.

"Это абсолютно нормальная ситуация, такой же случай был со Старокиевским банком. Даже если эта страховая компания каким-то образом и связана с банком, то нельзя сказать, что это надуманная схема: это ее законное требование, как хозяйствующего субъекта, вернуть свои деньги – ведь после ликвидации возвращать будет уже не с кого", – выразил мнение Кравец.

Банки не оживить

Потерявшие собственность акционеры Юнисона, как и других банков, стремились, в первую очередь, вернуть себе лицензию на осуществление деятельности – но законодательные изменения сделали это невозможным.

Стоит отметить, что Юнисон стал первым банком в Украине, акционеры которого приняли беспрецедентное решение выплатить за счет собственных средств все депозиты, превышающие гарантированную государством сумму в 200 тыс. грн.

В мае 2020 года, со вступлением в силу "антиколомойского" закона №590-ІХ, препятствующего возвращению национализированного Приватбанка бывшим владельцам, в Украине был введен запрет на восстановление ликвидированных банков даже в случае, если незаконность отзыва лицензии или объявления банкротства доказаны в судебном порядке.

Недавно это даже позволило Фонду гарантирования вкладов физлиц, уполномоченному непосредственно вводить временную администрацию и начинать процедуру ликвидации, вернуть контроль над банками Велес, Премиум и Союз, выведенными из-под процедуры закрытия в результате решения судов.

"В этом и была единственная, на мой взгляд, цель "антиколомойского" закона – исключить ответственность руководителей государства, НБУ, ФГФВЛ за принятые незаконные решения", – убежден Ростислав Кравец.

Ликвидация еще одного банка подходит к концу: вкладчикам вернули почти 6 млн грн

На этом основании Верховный суд не удовлетворил и требование акционеров Юнисона о возвращении лицензии банку. Впрочем, даже если бы суд принимал решение до принятия закона, фактической возможности вернуть активы и вновь вывести банк на рынок у собственников все равно не появилось бы, заметил в разговоре с UBR.ua адвокат Юрий Захарченко.

"Во-первых, что возвращать, если "корову уже съели?". Во-вторых, раньше этот вопрос был неурегулирован. Акционер, даже получив удовлетворительное решение суда, не мог его фактически реализовать, потому что все равно лицензию возвращает НБУ: а там говорили, что невозможно оживить то, что мертво, и принимали решение повторно ликвидировать банк", – объяснил Захарченко. 

Размер компенсации и перспективы получения

Впрочем, вердикты судей "антиколомойский" закон не отменяет, давая возможность добиваться компенсации материального ущерба – и банки уже идут этим путем.

В январе 2020 года Хозяйственный суд постановил взыскать с НБУ компенсацию имущественного вреда в пользу банка Радикал за незаконное признание его неплатежеспособным в размере 128,2 млн грн плюс 616 тыс. грн судебного сбора. Нацбанк подал апелляцию и сейчас дело находится на рассмотрении Верховного суда – следующее заседание запланировано на 27 января 2021 года.

Обращение в Хозяйственный суд станет следующим этапом и для Юнисона, полагает Захарченко.

"Борьба будет продолжаться, но уже на другом поле боя – будут предъявлять иск к государству в Хозяйственный суд. Предыдущий круг судов проходил почти два года. Если и этот будет идти столько же, то это будет хорошо", – отметил эксперт.

В свою очередь, Ростислав Кравец отмечает, что помимо компенсации убытков, признание незаконности решений банков позволяет бывшим собственникам финучреждений завершить уголовные дела, которые были открыты против них на основании доведения банка до состояния неплатежеспособности.

Но юристы сомневаются, что добиться возврата средств акционерам удастся в украинских инстанциях – вероятно, для этого придется обращаться в международные суды, что затянет процесс еще на 5-10 лет.

"Как показывает практика, и НБУ, и ФГВФЛ активно влияют на Высший совет правосудия, ему предъявляют абсолютно необоснованные "дисциплинарки" за нежелательные решения. Ну и крайне мало судей, которые действительно будут рассматривать такие дела непредвзято и объективно", – высказал мнение юрист.

ФГВФЛ собрался арестовать иностранные активы владельцев четырех крупных банков-банкротов

В случае с банком Юнисон, размер возможной компенсации еще предстоит определить экспертам. Юрий Захарченко указывает, что в этой части они могут отталкиваться от уставного капитала финучреждения, составлявшего 335 млн грн на момент ликвидации.

Если ориентироваться на кейс банка Радикал, уже добивающегося компенсации, то затребованную сумму в 128 млн грн аналитики вывели исходя из рыночной стоимости акций банка, которая на момент ликвидации составляла 181 млн грн, и количества акций истца – доля подавшей иск "Промышленной инновационной компании" составляла 71%. 

В то же время два предприятия-акционера Юнисона, Meligant Group и Intentost Systems, которые судятся с НБУ, на момент выведения банка с рынка владели в нем по 9,44% акций. В случае, если Нацбанку придется компенсировать убытки оппонентам, пострадать может и государственный бюджет.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: банкопад нбу юнисон суды компенсация банки
Просмотров: 72