После 11 июля банковская система Украины снова начнет меняться: к этой дате финучреждения должны нарастить свои капиталы до 200 млн. грн. Деньги найдутся не у всех, так что снова начнется закрытие банков и передел их клиентской базы. Кроме того, летом будет решаться судьба банков с российским капиталом, за чем также последует изменения клиентской базы, и внутренние переходы. К чему готовиться банковскому сектору и его клиентам UBR.ua спросил экс-первого заместителя председателя Проминвестбанка Вячеслава Юткина.

О расчистке системы

Вячеслав Михайлович, исход банков с рынка после 11 июля завершится?

Массовый уход, подразумевающий закрытие и добровольное прощание с рынком, на 80-85% уже состоялся. Для системы и ее клиентов, с точки зрения сохранности средств, это шаг вперед. Клиенты могут не опасаться, что, разместив средства на депозитах сегодня, завтра они не будут иметь к ним доступа. Так как это было с банком Михайловский, в котором за день до закрытия, депозитная база выросла на 10 млн. грн. вкладов.

Но под вопросом 34 малых и средних банка, которые до 11 июля должны нарастить капитал, и собственники которых ожидают решение НБУ по дальнейшему наращиванию капитала. Они принимают депозиты сегодня.

Финансово безграмотные люди продолжают нести. Те, кто следит за ситуацией, а таких клиентов все больше и больше, не делают этого. Требование НБУ по уровню в 200 млн. грн. не изменится и отсрочки не будет. Согласованная позиция с МВФ, ЕБРР, Мировым банком — 200 млн. грн. — минимальный капитал для обеспечения безопасности вкладчика. Если такого уровня не достичь, у банка возникнут проблемы и в течение 6-8 месяцев. Он или сам закроется, или его закроют.

Сколько еще банков покинут рынок?

По моим оценкам, из 34 банков, которые стоят перед этим вызовом, решить задачу в срок смогут не более 15. Если, конечно, вдруг не найдутся какие-то инвесторы. Но сегодня не время инвестиций в банковский сектор. По-другому не будет — позиция Нацбанка известна и уход Валерии Гонтаревой ничего не меняет: или капитал или покидаете рынок. В целом, это справедливо, если хотите называться банком.

Так можно сказать украинцам, что после 11 июля чистка банковской системы закончится?

Это финальная стадия. Но, если говорим о глобальной чистке, которая должна сделать безопасной всю систему, то до окончания еще далеко. Есть отложенные проблемы у госбанков и банков с российским капиталом. Однако угрозы, которые могли привести к закрытию крупных банков, на какой-то период действительно устранены. Полностью болезнь не вылечена. Это означает, что рецидив может повториться в ближайшие 6-12 месяцев.

Сколько еще учреждений, которые прошли стресс-тесты и сейчас работают по плану НБУ, в зоне риска?

Помимо капитала надо смотреть ряд других маяков: по связанным лицам, по выходу на прибыльность, сокращение портфеля плохих кредитов, повышение рентабельности.

Несмотря на объявление об окончании работы по расчистке системы, есть еще 4-5 банков, которые испытывают относительные проблемы. Рынок их знает, но говорить об этом не принято, чтобы не провоцировать ситуацию и дать им шанс «выплыть».

О банке токсичных активов

Минфин вернулся к идее создания структуры токсичных активов сперва для госбанков, а затем для всего рынка?

Плохая идея создавать структуру для работы с проблемкой только госбанков. Они выдавали миллиардные кредиты не на коммерческих условиях, а в зависимости от решений лиц, «курирующих» банки.

На всех этапах Кабмин и Президент, которые имели квоты по назначению членов набсоветов банков, управляли ими и решали, кому выдавать кредиты. Каждый смотрящий от правительства или АП при любой власти, входил в госбанки с задачей выдать кредиты определенным структурам. Так, в частности, были выданы миллиардные займы компаниям братьев Клюевых. Владельцы подобных структур скрываются и, реально смотря на вещи, мы понимаем, что вернуть выданным им средства невозможно.

Какую долю в общем по проблемке реально можно вернуть?

Практика возврата проблемных активов в Украине показала, что удается разыскать, конфисковать и вернуть банкам в среднем 10% активов. Если вернуть 15% — это уже успех. Поэтому работа санационной структуры с прицелом на госбанки не будет эффективной.

В мире, начиная с 1997 года, опробована практика создания токсичных банков для всего рынка. Ее надо изучать и создавать орган, с которым сразу смогут работать все финучреждения, продавая им свои проблемные кредиты. Это будет эффективным решением.

Но уже была попытка с Родовид Банком, есть Фонд гарантирования, выставляющий проблемку на реализацию, есть факторинговые и коллекторские структуры?

Трудно понять, почему решение о создании банка токсичных активов на базе Родовида не имело успеха. Может быть условия были невыгодными. Идея принадлежала государству, и оно не довело ее до конца. Насколько известно, идея в банковских кругах даже не обсуждалась. И дело до создания не дошло.

Факторинговые и коллекторские структуры заточены под свои интересы, и у них меньше набор инструментов для решения. А что касается Фонда гарантирования вкладов, то он очень далек от профессионализма в продаже активов. И есть много вопросов к тому, с какой частотой происходит работа с такими активами.

Чем работа одного органа будет для системы лучше?

Когда будет отдельная структура, которая целенаправленно будет заниматься одним направлением, уйдет коррупционная составляющая. Потому что эта организация нацелится на результат. Потенциальную эффективность работы такой структуры можно оценить на примере ряда банков, которые сейчас успешно работают с проблемными долгами банков-коллег.

То, что это очень сложный сегмент работы, говорю, как человек, который видел невозвраты в Проминвестбанке. Особенно это сложно, когда сталкиваешься с судебной системой, которая вынуждает «доставать» кэш и покупать решения, которые по всем параметрам и так должны быть в пользу кредитора. Поэтому только банк токсичных активов, поддержанный системой, НБУ, международными организациями, сможет развернуть ситуацию.

Прошла информация, что Кабмин распорядился расторгнуть договор залога имущественных прав между Ощадбанком и «Нафтогазом» на 17,5 млрд. грн., и запретил штрафовать НАК за невыполнение финобязательств. Как реальный токсичный банк здесь поможет?

Этот пример не имеет ничего общего с задачами токсичного банка. Решение ущербно для банка. Госбанки заложники указаний своего акционера — государства, которое демонстрирует не рыночные подходы в управлении. Отсюда истоки всех проблем государственных банков. А поддерживать их, особенно Ощадбанк, как гарантирующий все депозиты, нужно.

А это — пустые эмиссии, накачивание их капиталов ценными бумагами с последующим выкупом НБУ, и выброс на рынок инфляционных составляющих. Но живых денег банки не получают, кредитования нет, и экономика «иссыхает». Зато на бумаге – все красиво.

Европейцы, анализирующие ситуацию в госбанках, не понимают таких вопиющих вещей. Для них наши госбанки — это какие-то аморфные образования с непонятным функционированием. Гонтарева давно говорила, что такая ситуация ни к чему хорошему не приведет, и предлагала лишить тот же Ощад госгарантий по депозитам с 2017 года. В результате получили еще и Приватбанк.

Накачка капитала облигациями внутреннего госзайма может продолжаться вечно?

Не знаю, как вечно, но следующие 2-3 года будет продолжаться. Однако долго рассказывать международным партнерам о том, что с этими банками все хорошо, не смогут. Рано или поздно придут к решению приватизации госбанков.

Еще в 2002-2005 гг. в Кабмин вносилось предложение о постепенной приватизации через выпуск акций по образцу Сбербанка РФ. Этот банк на момент приватизации был на столько котируемым, что те, кто приобрел хотя бы несколько акций на первоначальном этапе, стали настоящими миллионерами.

Но этот путь перекрывает возможности кланов по доступу к шаровым кредитам. Поэтому проект в Украине успешно завалили. Однако к постепенной продаже 5-20% акций когда-то придут. Иного пути нет. Срок для подготовки плана действий и его начала — 2-3 года.

Кто пойдет на эти 5-20%? Не раз рассказывали, что ЕБРР войдет в капитал

Зная требования к показателям банков со стороны ЕБРР, сомневаюсь, что он купит. Предварительно госбанки надо расчистить от балласта. Сперва — создать переходной банк, параллельно готовить план по расчистке балансов госбанков, затем вывести проблемку на токсичный банк, провести реорганизацию бизнеса и после этого идти на приватизацию.

План по расчистке балансов, между прочим, уже должен был быть. Если серьезная команда сейчас займется этими вопросами, им хватит одного года. Отсутствие сегодня плана действий по госбанкам — это катастрофа в будущем для этих структур.

Сколько понадобится денег на выкуп плохих активов по трем госбанкам?

Если оценивать в 10-15% от начальной стоимости, для старта будет достаточно 20 млрд. грн. По сравнению с Приватбанком — не так и много. Дальше — по ситуации выяснять с какими долгами уже нельзя работать.

Возьмите тех же братьев Клюевых, у которых миллиарды долларов кредитов в Ощадбанке, Укрэксимбанке и еще и в коммерческих банках, которых «подвязали» к кредитованию по протекции. В Украине есть два десятка специалистов, которые профессионально работают с долгами. Можно привлечь иностранных консультантов.

На базе Диамантбанка, который подал заявку в НБУ на создание переходного банка, можно «организовывать» токсичную структуру?

Он небольшой и, скорее, кэптивный. Но, если есть какая-то база, готовы отдать свои активы, если готовы предоставить помещения, с которыми в Киеве тоже проблема, то государство может обсуждать с ними этот вопрос. Другое дело — захотят ли говорить с собственниками, учитывая политические нюансы.

О Привате и Ощаде

Приватбанк сможет выжить без своего «технологического» преимущества при обострении конкуренции?

Вопросы по Приватбанку остаются. Они возникли не вчера, а копились на протяжении последних 3-5 лет. Всем было понятно, что при объемах рефинансирования в 20 млрд. грн., ситуация рано или поздно выйдет за пределы штатной. Когда в один день ситуация резко обострилась, все прозрели, что регулятор допустил ряд масштабных ошибок. У банка изначально была потребность во вливаниях в 147 млрд. грн, а не 116 млрд, как заявлялось.

Этого будет достаточно?

Ситуацию не спасут и 147 млрд. грн. В течении 1-2 лет на Приват понадобится еще 100 млрд. грн. Ситуация по банку просто заморожена. Его будут держать на искусственном дыхании. Если не будет сильной команды юристов и государственного подхода относительно справедливого решения вопросов в судах, этот банк еще 5-7 лет будет возвращаться в рынок и может не вернуться. Было бы очень хорошо, если бы его продали в течение 3-5 лет.

Приват по состоянию хуже Ощадбанка? Стоит их объединить?

Нет, но близок. У Ощадбанка — масса кредитов, выданных через протежирование. А У Приватбанка — 95% — на связанных лиц. Ни в одном банке такого нет. Как это могло случиться — регулятору неудобно отвечать. Были же проверки.

А относительно объединения — идея неплохая. Подобная идея витала в части объединения Проминвестбанка, ВТБ, Сбербанка. Но находятся интересы менеджмента и групп собственников, которые не хотят терять рычаги управлении. У наших госбанков формально один собственник. Но государство — это конкретные люди, которые не хотят расставаться с доступом к ресурсу. Вопрос в том, кто примет мудрое государственное решение.

Проблемы только у этих госучреждений?

У Укрэксимбанка свои червоточины. У него висит отсрочка выплаты по международным долгам на $500 млн. А если посмотреть кредитный портфель, то доля займам, выданных по указке, тоже значимая. Просто сегодня — это еще не предмет обсуждения. Только в Укргазбанке, который прошел трансформацию, и переориентировался на малый и средний бизнес и кредиты утепления, здоровая ситуация. Он выведен на рыночные рельсы. В целом же по основным госбанкам доля кредитов, выданных по указке доходит до 70%.

На рынке сложилась монополия «больных» госбанков, у малых и средних структур непонятное будущее, банки с российским капиталом стоят на выход, особнячком держатся европейцы с почти нулевыми ставками по депозитам — как выбирать банк?

Нацбанк провел первую часть реформы — очистку. Дальше – надо работать. После присоединения Привата сложилась аномальная ситуация, с госдолей более 50% по системе. Ни в одной стране это невозможно.

Рынок перекосился под «европейцев», в которых большинство клиентов держат средства несмотря на почти нулевые ставки депозитов. При этом, имея бесплатный ресурс — банки с еврокапиталом очень осторожно кредитуют или не кредитуют вообще. А ресурс у украинских банков дорогой.

И когда мы фиксируем неожиданное падение промпроизводства на 6%, то одни из главных причин — отсутствие кредитования. Если в ближайший год хотя бы не объявят планы по разгосударствлению банковской системы и ее очистке от «токсинов», то система будет стагнировать и дальше. А с ней и экономика.

Может быть 3-4 банка с украинским капиталом смогут вырваться вперед благодаря взвешенной кредитной политике в прошлые кризисы, но только они ситуацию в экономике не вытянут. Иностранцы не будут кредитовать ни сельское хозяйство, ни стартапы. Позиция их риск-менеджмента — там война, какое кредитование?! Поэтому надо вести речь о воссоздании украинских банков. Кроме них кредитовать экономику реально никто не будет.

Стоит ли сегодня банкам делиться на аграрные, розничные, корпоративные — т. е к сегментации?

Думаю, нет. В нынешних условиях секторального разделения не может быть. Это путь к закрытию банков. Потому что даже мини-кризис в любой отрасли сразу же положит банк. В Украине еще 10 лет собственники и менеджмент не будут об этом думать. Могут развивать что-то больше или меньше, но с максимальной диверсификацией деятельности.

Банки будут универсальными, потому что это их страховка. Если банк универсальный, то видя развития ситуации на рынке, он в любой момент может сделать крен от проблемного сегмента в более надежный.

Не могут все виды деятельность одновременно стать проблемными и нерентабельными. Возьмите Проминвестбанк, который сосредоточился на корпоративном сегменте, исключив малый и средний бизнес. Планка кредитов у него была очень высока — 100 млн. И кризис на предприятиях Таруты, братьев Клюевых, холдинга «Мрия», послужил катализатором ухудшения позиций банка и перевод его в статус проблемных. Если бы он кредитовал МСБ, банк бы легче сбалансировал кредитный портфель. Именно корпорейт на фоне кризиса едва не довел ПИБ до краха два года тому назад.

О банках с российским госкапиталом

Поскольку вы заговорили о ПИБе, расскажите, почему русские не уходят из Украины?

Акционеры всех трех банков с государственным капиталом очень хотят уйти. Еще в феврале 2016 г. на встрече с Гонтаревой она открыто заявила, что банкам с российским госкапиталом отпущено два года. По этому поводу есть закрытый циркуляр с датой ухода.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что срок установлен до конца 2018 года. Нельзя было резко выдворить банки, доля которых в системе доходила до 9%, чтобы не спровоцировать панику и не получить одномоментно 10 тыс. безработных.

Гонтарева приняла взвешенное решение — через два года банки должны сдать лицензии и положить ключи на стол. А за это время они обязаны рассчитаться по своим обязательствам. Будущего у банков с российским капиталом в Украине нет. Их акционеры это давно поняли.

Почему ничего не делалось?

На самом деле многое делается. Просто не объявляется об этом. Все банки активно и часто с убытками продают плохие и хорошие портфели кредитов, чтобы обеспечить ликвидность для расчетов, выплачивают депозиты за счет полученных средств. Ведь они не могут получать ликвидность от материнских структур, за исключением конвертации их кредитных линий в капитал. И они выполняют планы капитализации, за которыми НБУ следит в ежеквартальном режиме.

Но просто так положить ключи на стол они не могут, так как стремятся избежать неприятностей на международном рынке. Если международные кредиторы этих учреждений увидят «дыры» в их балансах, ценные бумаги материнских структур будут предъявлены к досрочному погашению.

Поэтому дочки российских банков сегодня ведут себя на рынке достойно и подыскивают покупателей. Время от времени мы слышим о перспективе сделок или узнаем имена претендентов. В целом, для всей системы продажа этих банков — это более благоприятная ситуация, чем прекращение их деятельности.

Можете оценить реальность будущих сделок по данным банкам?

Как правило сделки по продаже и покупке банков, если реальный покупатель нашелся и провел аудит, а цена его устраивает, все равно длятся не менее полугода.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: банки закрытие банков российские банки проминвестбанк ощадбанк приватбанк Вячеслав Юткин
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 9337
Загрузка...
Загрузка...