Иностранные инвесторы, в том числе крупные международные корпорации, проявляют все больший интерес к украинским активам, существенно подешевевшим за три года экономических потрясений. Ради получения максимальной прибыли они готовы даже покопаться в украинских проблемных активах — заложенных по просроченным кредитам как обанкротившихся, так и действующих финучреждений.

Разумеется, их интересует только самое ценное — ликвидное залоговое имущество по таким кредитам. Но большая выгода связана с большими рисками, ведь украинские заемщики тоже не хотят терять свое добро, пытаясь правдами и неправдами вернуть себе контроль нам ним. Тем более, что уровень коррупции в Украине и защиты прав собственности всем хорошо известен.

Сколько могут предложить

За последние годы многие украинские заемщики безнадежно испортили свою кредитную историю, а украинские банки, пытаясь взыскать залоги по этим займам, «превратились» в компании по управлению активами. Поэтому они заинтересованы поскорее реализовать эти активы.

Продают проблемы: Фонд гарантирования ищет покупателей на крымские активы

По словам директора Фонда гарантирования вкладов физлиц Константина Ворушилина, значительная часть проблемных банковских активов сейчас не имеют большой рыночной стоимости. Но они могут быть интересны для инвестирования в долгосрочной перспективе.

По оценкам иностранных экспертов, доля проблемных активов в Украине значительно выше чем в среднем по Европе, где показатель просроченных кредитов (NPL) составляет 4%. В Украине самый большой процент просрочки в госбанках (72%), затем идут банки с иностранным капиталом (43%), а наименьший процент в банках с украинским капиталом (25%).

Управляющий директор банковского дома Ротшильд господин Джованни Сальветти уверяет, что многие западные инвесторы еще не очень осведомлены о реальных масштабах и динамике макроэкономических изменений в Украине. Между тем, по его мнению, это один из самых привлекательных в ЕС рынков для возможных вложений, в том числе в проблемные активы.

Таких активов здесь примерно на $40 млрд — это просроченные кредиты и залоговое имущество, в том числе обанкротившихся 80 банков. Конечно, если сравнивать эти цифры с возможностями инвестирования где-нибудь в Италии, где проблемные активы составляют $350 млрд, это вроде бы немного. Но здесь нужно учитывать, что и размер украинской экономики значительно меньше.

Из этих $40 млрд примерно $10 млрд представляют реальный интерес и могут быть куплены иностранными инвесторами. При инвестировании в такие кредиты, обеспеченные на 55-60% ликвидным имуществом, можно получить доход примерно в 30% (речь идет об отдаче от инвестиций, а не чистой прибыли).

Если покупать менее рисковые активы, то доходы будут несколько ниже, — порядка 15-20%.

Как и почему банки проверяют и блокируют деньги украинцев: новые истории

В конечном итоге, по словам представителей иностранных инвесторов, все упирается в правовое регулирование таких инвестиций в Украине.

Что выбирают иностранцы

Иностранные покупатели украинских активов сравнивают нашу страну с Диким Западом, где, как говорят, нужно уметь «выхватить кольт» при покупке актива и сражаться за него до конца, проходя все судебные инстанции и блокируя попытки бывших владельцев имущества переписать его на аффилированные структуры, вместо того, чтобы рассчитаться по кредиту.

Поэтому пока в Украине насчитывается не более 4-5 иностранных инвесторов, которые уже вложились в проблемные украинские активы в сфере металлургии, энергетики и аграрного сектора.

Руководитель инвестиционного бизнеса Международной финансовой корпорации (IFC) в сфере проблемных активов в Европе и Центральной Азии Джонатан Уитли рассказал, что для крупных международных инвесторов важны три фактора, на основе которых они принимают решение о вложении средств:

  1. Объем актива, предлагаемого к покупке. И здесь украинские показатели представляют интерес.
  2. Реальное обеспечение проблемных активов. Тут инвесторам не нравится, что в Украине очень маленький коэффициент обеспечения, а значит, траты могут оказаться слишком велики по сравнению с той выгодой, которая может быть получена.
  3. Прогнозируемые и четкие правовые основы (процедуры), которые бы могли гарантировать защиту инвестиций, сводя к минимуму риски потерять вложенный капитал.

Поэтому, как прогнозирует Джонатан Уитли, о вложениях IFC в проблемные украинские активы можно будет рассчитывать через 1-1,5 года.

Продажу активов украинских банков-банкротов могут оспорить

Обычно IFC находит соинвестора (на паритетных началах 50/50) и привлекает местную компанию-советника, который хорошо ориентируется в местных особенностях ведения бизнеса и государственных регуляций. Подобным образом в странах Восточной Европы корпорация вложила за последние 5 лет примерно $1,5 млрд. Иногда корпорация входит в бизнес компании на правах миноритарного акционера, при условии, что есть третья, местная компания-инвестор.

Для средних инвестиционных компаний главная трудность заключается в том, что приходится слишком много тратить на изучение потенциального приобретения. Можно купить, например, торговый центр, который выступает залогом в одном банке. А потом выяснить, что есть еще претенденты на это залоговое имущество.

«Здесь особенный рынок, не то что в Австрии», — признался один из тех, кто рискнул вложиться в украинские активы.

Но есть и успешные примеры. Например, американский фонд NCH Capital купил и вернул на рынок проблемный банк «Агропросперис».

«Это хороший знак для других западных инвесторов, что здесь можно зарабатывать», — заверила партнер, руководитель практики банковского и финансового права ЮФ Aequo Юлия Кирпа, которая принимала участие в этой сделке.

 

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: банки активы фгвфл инвестиции залоги имущество проблемные банки иностранные инвестиции инвесторы
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1794
Загрузка...
Загрузка...