Европейский банк реконструкции и развития с начала 2017 года подписал в Украине кредитных договоров на несколько десятков миллионов долларов. В планах — не только инвестировать $600 млн., как в 2016 г., но и выйти на докризисные показатели. Ожидается, что не менее 150 млн. евро будет направлено на реконструкцию и развитие харьковского метрополитена. Столько же может получить Укрзализныця на закупку нескольких тысяч вагонов подвижного состава. Об этом и других проектах в нашей стране в интервью UBR.ua рассказал директор департамента корпоративной реструктуризации ЕБРР Камен Захариев.

Г-н Захариев, ЕБРР планирует наращивать объемы инвестиций в Украину, которые в 2016 году упали в вдвое?

Для Европейского года прошлый год в Украине был не совсем удачным. Мы инвестировали 600 млн. евро по сравнению с более чем 1 млрд евро годом ранее. Уже сейчас ставим цель достичь в 1 млрд. евро в 2017 году. Получится ли, зависит не только от нас, а от общей ситуации, заемщиков, стратеги и политики украинского правительства по инфраструктурным, энергетическим и другим направлениям. Мы стремимся усиливать свою деятельность в Украине, а не сворачивать.

С начала этого года проекты запускались?

Конечно. Только за март заключено два соглашения: о предоставлении кредита на $15 млн. производителю и экспортеру томатной пасты и о выделении 3 млн. евро на расширение производства и внедрение новых технологий очистки воды для населения и бизнеса. В также пару договоров на 5-6 млн. евро. Как правило, активность бизнеса набирает обороты в 3-4 квартале.

Насколько сильно ЕБРР завязан политикой кредитования на отношения Украины с МВФ?

Международный валютный фонд — макроструктура, которая определяет отношения всех инвесторов к Украине. Наличие договоренностей и их исполнение, конечно, тоже влияет на нашу деятельность. Поэтому будем пристально смотреть на развитие отношений Украины с МВФ.

То есть не будете наращивать инвестиции, если Фонд не выделит нам новый транш?

Нельзя сказать, что ЕБРР бессилен в своей деятельности без МВФ и его траншей для страны. Просто если средств не будет, то ухудшится весь климат. А значит, кредитные риски повысятся и нам будет трудно находить заемщика.

ЕБРР не думал уменьшить присутствие в стране, в которой в течении двух лет не мог изъять залог у украинского заемщика («Интерлизинвеста»), который не вернул $90 млн?

Это не изменило наши планы по инвестированию в страну. Украина — стратегический партнер для Европейского банка. Здесь один из самых больших объемов инвестиций. К тому же, наш залог «прошел проверку» кризисом и суд принял решение в нашу пользу. Возможно, сейчас залог и обесценился, и стал финансово менее привлекателен, чем на момент кредитования. Но мы добьемся хорошей финансовой возвратности по этому активу.

Чем показательна подобная история с ЕБРР, как крупнейшим инвестором Украины?

Она просто продемонстрировала, в каком инвестиционном климате приходится работать и возвращать проблемные кредиты, что компании с ликвидными залогом и денежными поступлениями являются целью рейдеров. Касается это не только нашего банка, а токсичных активов на миллиарды долларов, которые находятся на балансе Фонда гарантирования вкладов физлиц или украинских банков.

История подтвердила, на сколько трудно работать, когда смешиваются бизнес и политика. ЕБРР изначально выдавал кредит бизнесмену, который со временем стал министром. С его падением начались проблемы с выводом активов его компании. Поэтому мы очень неохотно работаем с политически-связанными лицами. Не потому, что их не любим, а потому для банка это большие риски. Политика и бизнес должны быть разделены.

Как на ситуацию смотрят иностранные инвесторы после того, как суды все поддержали ЕБРР?

Важен другой вопрос — говорит ли наш опыт об улучшении климата или нет? Думаю, что та прозрачность, с которой мы освещали ситуацию, раскрывает много факторов. По любому из них каждый из инвесторов может делать свои выводы. Мое мнение — бороться и отстаивать свои интересы можно. Но все сложности судебно-правовой системы мы испытали на себе. Было около 100 судебных слушаний, из которых 60 стали безрезультатными. Были прецеденты, когда в один день двое судей одного и того же суда принимали диаметрально-противоположные решения. И было давление на людей, задействованных в процессе.

Несмотря на это ваш банк решил наращивать инвестиции?

Мы получили опыт. Разрешение конфликтной ситуации — это и некий позитивный сигнал для наших акционеров, что можем работать со сложными моментами и можно в дальнейшем инвестировать в транспортный и инфраструктурный сектора. В зависимости от того, как будет складываться ситуация на рынке, одним из вариантов может стать создание компании, которая будет заниматься лизингом подвижного состава. ЕББР может стать одним из акционеров, чтобы в будущем привлечь стратегического инвестора. Возможно и объединение с другим оператором рынка также с целью привлечения стратегического инвестора.

Сколько проблемных кредитов сейчас в портфеле Европейского банка?

Весь портфель ЕБРР около 5 млрд. евро. Долю проблемки не уточню, хотя она и меньше чем по рынку благодаря нашим жестким подходам к оценке заемщика. Все проблемные активы под контролем и доля их последние два года не растет. Есть успешно-реструктуризированные кредиты, которые уже перешли в хороший портфель, некоторые займы на стадии оздоровления, не обошлось и без активов, которые в очень плохой ситуации. Нужно иметь ввиду, что у нас два очень больших металлургических актива.

Сколько средств вложено в эти металлургические активы?

Мы инвестировали больше $100 млн. евро в каждый из них. Речь об Алчевском меткомбинате и французской компания Air Liquide, которая имеет дочернее предприятие Air Liquide Yenakievo, расположенное на Енакиевском металлургическом заводе, и производящее газы для Енакиево и Метинвеста.

ЕБРР часто прибегает к созданию дочерних компаний для передачи в управление залогов?

У нас были прецеденты, когда через залог брали под контроль активы с последующей перепродажей. Но прецедент с залогом почти 2400 вагонов, которые переданы в управление дочерней структуре, первый.

Возможно повторение ситуации, но не в транспортной или индустриальной сфере, а в сфере недвижимости. У нас есть два строительных объекта в Украине, по которым можем ожидать перевод активов в собственность. В других странах подобных случаев нет.

Какой портфель проблемных кредитов по другим странам?

Как отмечал, по Украине у ЕБРР один из самых больших объемов инвестированных средств, в отличии от других стран. Поэтому по Украине и самый большой проблемный портфель.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: кредиты ебрр инвестиции Интерлизинвест невозвраты
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 2599