Международное рейтинговое агентством S&P Global Rating (S&P) отнесло украинскую банковскую систему к группе высоко-рисковых. Ухудшения оценки не произошло — наши банки находятся в этой группе более 10 лет. Что не позволяет иностранцам изменить свое мнение об украинских финансах, несмотря на очистку системы от проблемных учреждений UBR.ua спросил у начальника отдела рыночных исследований украинского рейтингового агентства IBI-Rating Виктора Шулика.

Виктор, оценка S&P — это приговор системе?

Отслеживаю наши оценки больше 10 лет и всегда мы были в 10 группе — наиболее высоко-рисковых банковских систем. Агентство оценивает систему как высоко-рисковую независимо от того, кто был при власти, и какие реформы проводились. В ближайшее время вряд ли будут изменения вне зависимости от того, как уйдут банки и сколько их останется. Если, конечно, не будет трансформации экономики и самой банковской системы. Такое видение не только у S&P, но и у других международных институтов. Плохо оценивают систему то же Мировой банк в своем рейтинге Doing Business.

Когда S& указало на предстоящие большие выплаты, речь шла о стране или о внешних займах банков?

О выплатах суверена. В 2018 году суммарно Нацбанк и Кабмин должны выплатить до $3,9 млрд. Также будет выплата и по евробондам Приватбанка. Это без вариантов. Судиться с иностранными кредиторами по английскому праву — это не в Печерском суде выиграть дело. Их обяжут платить. По Cargill быстро исправились. Сказали сбой системы и вернули $70 млн.

Государство сможет рассчитаться?

Суверен, да. Не исключаю, что государственные банки будут использовать для привлечения валютного ресурса с рынка, чтобы удовлетворить потребности государства или квази-государственных важных компаний для проведения каких-то операций. Мы говорим не только о выплатах по долгам. Есть еще и стратегический импорт.

То есть возможен возврат к росту ставок по валютным депозитам?

Ставки могут расти по гривне и валюте. Не исключаю, что госбанки задействуют в случае критической ситуации. Но будет нелегко. Валюта из-под подушек не вернется в систему пока не будет понимания, что, положив в банк доллар, клиент заберет доллар. Это одна их причин продолжающегося оттока валютных вкладов.

После ситуации с Приватбанком инвесторы будут идти на реструктуризацию по другим банкам?

По банкам внешние публичны долги небольшие. Не думаю, что будут вопросы. В прошлом велась активная реструктуризация, долги конвертировали в капитал. Даже если кому-то в 2018 году понадобится повторная реструктуризация, условия не будут хуже, чем в 2015-ом получили по обязательствам страны. Что касается непубличных долгов (межбанковские кредиты от иностранных банков под целевые программы) — их надо отдавать по графику. По ним переговоры редко проводят. Но вот по другим выплатам частного сектора возможны дефолты.

Рейтинговое агентство называет риском закрытый доступ к рынку капитала. Этот доступ необходим, не дешевле ли собрать депозиты в Украине?

Есть рынок публичный, а есть частный, где можно разместив акции, привлечь инвестора. И не надо затем эти средства возвращать. Что и делали с 2004 года, привлекая инвесторов и межбанковские кредиты от иностранных банков дешевле, чем ставки депозитов. А теперь, инвестор крепко подумает. Деньги он заведет, но потом будет писать письма на репатриацию и ждать, когда НБУ даст добро. Пока есть ограничения в валютном сегменте и сегменте денежного обращения, сохранится низкий уровень защиты кредиторов, не стоит ждать, что наша система выйдет из 10 группы по рискам.

S&P оценило долговую валютную нагрузку корпоративного сектора в 80%. С кризиса 2008 г. ничего не погасили?

Долговую нагрузку корректно определять к доходам. А у нас доходы в долларах падают, а задолженность остается в валюте. В основном клиенты перекредитовываются. Получаем критический показатель в 2 раза выше, чем уровень долговой нагрузки для реального сектора в США. Чтобы ее погашать, надо вымывать оборотный капитал. Предприятия на это не идут, потому что и так едва удерживаются на плаву.

Риски востока страны касательно банков, которые указал S&P, не стоит «закрыть» и забыть?

Ситуация там вряд ли разрешится до 2019 года. За это время мы еще не одну оценку S&P пройдем. И дело не только в том, что там все данные по предприятиям обнулились и к залогам нет физического доступа. Также учитывается разрыв торговых связей. Что делать предприятию, потерявшему рынки, и банку, который его прокредитовал? Общался с нашими «иностранцами». Они рефинансируют кредиты такого заемщика, которому обрезали возможности по сбыту продукции. Ждут пока не найдет новых партнеров, если найдет. А сколько времени на это надо? Эти риски висят, их не избежать.

Оценка S&P объективна в силу экономических причин?

Оценка объективна не только по причине экономических условий. Несколько простых примеров — непрозрачная политика государства и Нацбанка. Национализировали Приватбанк, но утопили Хрещатик — тоже был социально важный банк.

Требование по достаточности капитала. Как инвестору относиться к позиции регулятора — «мы ваши залоги умножаем на ноль, а вы должны пополнить капитал». Инвесторы и акционеры не понимают: почему они должны дополнительно вносить средства? По многим банкам, уровень проблемки даже ниже, чем их заставили сформировать резервы. Причина — начисляют резервы с определенным запасом. Это я точно вижу по банкам, которые веду в агентстве.

Судебная система. У нас средний срок рассмотрения спора до 3 лет. А в Норвегии, допустим, 6-10 недель. Чтобы собрать данные рейтинговым агентствам даже не надо прибегать к услугам консультантов, которых они задействуют. S&P могут использовать данные Мирового банка, агрегированные по разным странам.

Так ли высок риск оттока депозитов, как считает S&P?

Розничные депозиты остаются неустойчивым пассивом даже после изменений, которыми ввели запрет на досрочное снятие. Эта среда очень чувствительна к негативному информационному фону.

Недавно министр финансов Данилюк рассказал о программе реструктуризации финсектора с целью уменьшения доли госбанков. А в Фонде гарантирования вкладов физлиц объявили, что с нетерпением ждут, что с 2018 года Ощадбанк станет его членом.

Да, у Фонда вырастут отчисления от банка. А как отреагирует вкладчик, когда Ощадбанку поставят задачу найти частных инвесторов? Не забывайте и риски потерь средств в банках? В ЕС каждый вкладчик получает гарантированную сумму 150 тыс. евро. У нас сумма гарантий вроде бы выросла, но потери людей и бизнеса огромнейшие. В Европе тоже могут быть потери, но соотношение потерь — в пользу ЕС. В США аналогично отлажена система. У той же Беларуси — полная гарантия. Вот S&P и учитывает эти риски.

S&P учитывал, что 2/3 украинских банков провели стресс-тесты и как, утверждает Нацбанк, система очищена, прозрачна и надежна?

Есть стресс-тесты, но работы над выявленными ошибками еще не выполнены. Идет выкачка денег акционеров. Надо понимать, что с точки зрения ликвидности в банковской системе нет проблем. Изъян в том, что банки не могут планировать деятельность. У них нет понимания в дальнейших действиях регулятора. Они даже не уверены, подержит ли НБУ все банки, например, в случае оттока неожиданного средств. Или только государственные госбанки.

Вот вам ситуация с небольшими банками. Есть небольшие супер-капитализированные структуры с ресурсными запасами на 2 года вперед, но которые заставляют объединиться, потому есть задача сократить количество банков.

Например, в Европейской банковской ассоциации есть сильнейшее лобби, которое выступает против Базеля-III, требуя отсрочки. А у нас выполняются какие-то задачи по уменьшению банков. Вот когда правила зафиксируют на пару лет и НБУ, налоговая, Госфинмониторинг не будут все время что-то менять, тогда начнется налаживание работы системы.

Продажи банков в 2017 году будут?

Да, стоимость низкая, инвесторы-стервятники есть. Банки будут отдаваться за копейки, лишь бы не портить репутацию и не надо было платить по накопленным долгам. В группе банков с частным капиталом переговоры ведутся. По некоторым банкам есть реальные договоренности. Как говорится, ударили по рукам, но пошли круги ада по согласованию.

Помимо продаж банкротства будут?

Три группы банков уже проверили. Сейчас Нацбанк начинает диагностику оставшихся 37 учреждений. Часть из них неплохо капитализирована, с хорошей ликвидностью, судя по отчетности. Трудно спрогнозировать результаты диагностики. Во второй половине 2017 г. будет глобальная трансформация и банковская система уменьшится на 10-15 учреждений.

Это касается только оставшихся 37 банков?

Пока в зоне неопределенности небольшие банки. Но касается это всей системы. Сейчас анализируются банки, которые подписали с регулятором соглашения на предмет их выполнения. Требования Нацбанка по капиталу заставляют собственников задуматься, стоит ли держать банк, который нельзя использовать для финансирования бизнеса. Неизвестно, будут ли у собственников деньги и желание увеличить капитал.

Какие тенденции станут ключевыми для украинских банков в 2017 году?

Будут кредитовать в рамках рефинансирования корпоративный сектор, вкладываться в депосертификаты НБУ под 14% годовых и ОВГЗ Кабмина под 16%, под которые не надо формировать резервы. За две недели на депосертификаты подали 860 заявок. Пока такая ситуация — не будет стимула кредитовать реальный сектор

Но НБУ активно снижает «интерес» к таким заработкам, снижая учетную ставку…

Продолжается активная оптимизация административных расходов с одновременным улучшением структуры доходов. Идет упор на комиссионные безрисковые доходы: отделения закрываются, тарифы на расчетно-кассовое обслуживание и другие услуги повышаются. То есть доля торговых доходов будет уменьшаться, а процентные и, в большей степени комиссионные будут расти за счет того, что будут корректироваться тарифы, а клиентам в принудительном порядке будут навязываться ряд оплачиваемых услуг.

Насколько они вырастут?

Это будет зависеть от того, сколько банков останется. Если количество структур, их ресурсная и клиентская база не изменятся, думаю, рост на 8-10% увидим. Если система похудеет, то им легче будет диктовать условия.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: банки, Виктор Шулик, S&P, капитал, кредиты, депози
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1233
Загрузка...
Загрузка...