Украина больше года живет в кризисе. В течении всех 15 месяцев, т. е от начала октября 2008-ого, со всех сторон звучат обвинения в основном в сторону Национального банка.

Виктория Бойко для UBR.UA

НБУ – виноват, потому что запретил снимать депозиты, Нацбанк неправильно ведет рефинансирование, НБУ занижает курс национальной валюты. Отсюда и все неурядицы. Тот факт, в каком состоянии Украина и ее економика вошла в кризис, упоминался мало и говорили об этом в основном независимые експерты. Один из них Олег Устенко – исполнительный директор международного фонда Блейзера, подчеркивает: "Сколько бы и что не говорили о кризисе, в Украине кризис бил предрешен. В 2006, 2007, 2008 года показывали, что кризис будет. Вопрос был только в том, когда он мог начаться. Он должен был быть. Но к его началу не готовились. В него вообще не верили. Не было проработано никакого плана. Отсюда и всё дерганье Кабмина, НБУ и всех органов исполнительной власти".

Однако обвинили во всем Национальный банк и его курс гривны. Именно он ударил по каждому из 46 миллионов украинцев и, больше всего по людям и бизнесу, которые брали кредиты в долрах, евро и швейцарских франках. По сути, утверждают специалисты, курс пытались удержать именно ради них и банков. Для поддержания курса НБУ сжег не один миллиард долларов из золотовалютных резервов. Финансисты, как наиболее осведомленные в экономических процессах, уверены - однозначно критиковать НБУ нельзя. Андрей Нестерук, економист инвесткомпании подчеркивает, что подобную ошибку допустила в свое время Мексика. Всемирный банк и МВФ советовали провести резкое уменьшение стоимости национальной валюты и таким образом достигнуть равновесного уровня и больше не жечь резервы. Однако Мексика не пошла по этому пути, она пыталась удержать курс. И в результате мексиканская валюта упала более чем в два раза. Заместитель председателя правления Дмитрий Дребот уверен, что НБУ вел себя согласно обстоятельствам. "Украина только недавно получила новые условия, а именно, плавающий курс и не известно, как бы сложилась ситуация с валютным курсом, если бы была другая команда, другие люди. У нас нет опыта, нет каких-то традиций, нет глубокого понимания рынка, рыночных механизмов формирования курса. Также у нас очень специфическое законодательство, которое накладывается на ту действительность, которая выражается в конечном курсе. Поэтому категорично и однозначно говорить об ошибках или успехах НБУ нельзя", – уверен эксперт.

Из-за отсутствия рыночных условий и механизмов формирования курса, все участники валютного рынка и бизнес прислушиваются к тому , что скажет НБУ. Но его руководство, сетуют експерты, предпочло молчание. И только изредка из стен регулятора неожиданно звучали совершенно противоположные мнения. Это только еще больше дезориентировало рынок. Сегодня молчание Нацбанка является его первой и основной ошибкой. Научный редактор журнала "Эксперт" Андрей Блинов уверен: "Национальный банк давал неверные сигналы, которые не вызывали доверие граждан. Например, если руководитель НБУ говорил, не просто в рамках анекдота, о курсе 3 гривны 30 копеек или что мы вернемся к курсу 6,50, а курс, наоборот, двигался к цифре 8 или 9-10, то у людей выработалась соответствующая реакция. А именно – на все, что говорит Нацбанк, нужно реагировать наоборот". Вербальные интервенции НБУ привели к тому, что девальвация начала ускоряться.

Другой неверный шаг Нацбанка, уверены эксперты, отсутствие ответа на обвинения политиков относительно непрозрачного рефинансирования. Почему одним банкам давали деньги, а другим нет, куда пошли почти 100 миллиардов гривен. Между курсом и вливаниями Нацбанка на поддержания работы банковской системы, видели прямую связь. Доводов НБУ об оттоке такой же суммы с депозитов оказалось мало. Они даже не смогли донести оппонентам, чем отличается техническое рефинансирование от стабилизационного кредита. А все – из-за игры в молчанку.


Советник председателя АУБ уверяет: "Тогда банковская система столкнулась с 40% оттоком депозитов. И в принципе можно сказать, что рефинансирование НБУ спасло банковскую систему от краха в конце 2008 начале 2009-ого годов. Потому что самостоятельно банковская система не могла бы справиться с той ситуацией. Вспомните, отток вкладов составлял порядка 90 миллиардов гривен. Рефинансирование НБУ было не 100, а 70 миллиардов. И еще 20 миллиардов банки погасили за счет собственных резервов. Вопрос рефинансировании в Украине вообще очень заполитизировали. Хотя по сути политики даже не понимали, о чем говорили. Так максимальный срок рефинансирования может быть до месяца. Оно, в основном, выдается на 1-2 дня, неделю, месяц. Свыше месяца - это уже стабилизационный кредит. И по таким кредитам идет отдельное постановление НБУ, проводится отдельный анализ, такое финансирование обеспечивается каким-то залогом. Это уже совершенно другая форма поддержки банковской системы. Но когда обвиняли НБУ в непрозрачном рефинансировании на огромные суммы, подразумевали стабилизационные кредиты. А рефинансирование - это временная техническая поддержка. Это деньги, которые пришли на короткий срок в банки, поддержали их в какой-то период наиболее пикового оттока депозитов, но потом они обратно вернулись в НБУ".

Курс национальной валюты сорвало не рефинансирования НБУ. А 150 миллиардов гривен наличной гривны, которая была на руках у населения. На корсчетах банков больше 22 миллиардов гривен не бывало. А эти 150 миллиардов формировали спрос на валюту. Чтобы его удовлетворить, Нацбанку пришлось сжечь и часть своих резервов и частично деньги МВФ. В этом его тоже обвиняли. Оппонентам не хватило понимания - если бы регулятор не пожертвовал резервами, то курс мог бы достигнуть и 15-ти гривен. А это был прямой путь к краху и всей финансовой системы, и экономики.


Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: нацбанк банки курс рефинансирование кризис гривня
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 9345
Загрузка...
Загрузка...