Новая региональная валюта

Решение о введении в действие единой системы региональных взаиморасчетов было принято на очередном саммите Боливарианского альянса, прошедшем 16 апреля 2009 года в Венесуэле. На встрече, в которой приняли участие делегации Боливии, Венесуэлы, Гондураса, Кубы, Никарагуа, Доминиканской республики, а также имеющего статус наблюдателя Эквадора, в качестве отправной точки работы системы было названо 1 января 2010 года. Новая денежная единица, курс которой на начальном этапе составил 1,25 доллара США, получила свое название от испанского Sucre – Sistema Unico de Compensacion Regional, что переводится как "единая система региональных взаиморасчетов". Ее использование при заключении и реализации масштабных сделок в сфере международной внутрирегиональной торговли на фоне резкого лимитирования роли доллара в той же области призвано способствовать наращиванию товарооборота между странами – участниками АЛБА и сделать экономическое развитие в них более динамичным.

Основной задачей сукре является снижение зависимости региональных экономических отношений от политики, проводимой такими финансовыми организациями как Международный валютный фонд и Всемирный банк, а также от американской национальной валюты и ее курса, о чем вполне однозначно дал понять министр экономики и финансов Венесуэлы Али Родригес Араке: "Мы ждем, что сукре станет механизмом для создания новой финансовой архитектуры, которая поможет нам покончить с зависимостью от доллара в операциях по товарообороту между странами, входящими в состав АЛБА". Немаловажно, что поддержка новой валютной единицы будет обеспечиваться внесением наличных средств в соответствующих национальных валютах стран – участниц АЛБА на счета банка организации.

Авторы инициативы не исключают, что уже в самом ближайшем будущем в зону сукре войдут еще 18 стран Латинской Америки и Карибского бассейна, в которые по льготным ценам экспортируется венесуэльская нефть. Именно правительства Венесуэлы и Кубы в 2004 году стали авторами проекта Боливарианского альянса (который изначально носил название "Боливарианская инициатива для народов нашей Америки"), который был призван дать новый импульс эволюции торгово-экономического сотрудничества внутри региона. Опыт взаимодействия этих стран лег в основу институционального оформления организации и обеспечил положительную динамику ее развития. "Объединяясь, мы окажемся в лучших условиях, чтобы противостоять кризису, используя потенциал рынка стран АЛБА и эффективно используя взаимодополняемость наших экономик, с тем, чтобы выйти на рынки третьих стран", — подчеркнул Рауль Кастро накануне вступления в силу соглашения о введении новой валюты. В настоящее время страны, уже принимающие непосредственное участие в формировании нового регионального режима международной торговли, активно занимаются расчетами обменных курсов новой платежной единицы по отношению к национальной валюте каждой из них. До сих пор строго не определены пределы применения сукре, однако сторонники ее внедрения не устают заверять международную общественность в том, что они будут неуклонно расширяться.

Доллар не справляется

Попытка избавления финансово-экономической системы региона Латинской Америки и Карибского бассейна от долларовой зависимости не является уникальной. Деятельность такого рода в последние годы осуществлялась целым рядом стран. Так, большую часть своих валютных накоплений перевел в евро Центральный банк Российской Федерации. Правительство Швеции до двадцати процентов сократило долларовые запасы, одновременно увеличив до пятидесяти процентов запасы евро. В евро значительную часть собственных валютных резервов перевела к настоящему моменту Сирия. Также в европейскую валюту было переведено порядка десяти процентов денежной массы Объединенных Арабских Эмиратов, до этого момента хранившейся в американских долларах. "Таким образом мы отдаем должное растущему значению еврозоны", — заявил в этой связи глава Центрального банка ОАЭ султан Насер ас-Сувейди.

Пытаясь обеспечить большую степень автономии от постоянных изменений курса американской национальной валюты в своих внешнеторговых отношениях, Бразилия и КНР достигли соглашения об использовании во взаиморасчетах китайского юаня и бразильского реала. Такие же договоренности были реализованы и в двусторонних отношениях между Китаем с одной стороны и Южной Кореей, Малайзией, Индонезией, а также Белоруссией – с другой. В самом ближайшем будущем планируют отказаться от американских долларов в своих взаиморасчетах такие крупные региональные организации как Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (куда входят Вьетнам, Малайзия, Индонезия, Таиланд, Филиппины, Бруней, Камбоджа, Сингапур, Бирма и Лаос) и Шанхайская Организация Сотрудничества (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан). О возможности введения единой расчетной единицы в рамках ШОС говорил в своем выступлении на саммите организации (который проходил в июне 2009 года в Екатеринбурге) Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев. Он, в частности, заявил, что в скором времени "мы будем свидетелями создания наднациональной валюты или ее суррогата, который будет использоваться в расчетах между странами, хоть и в ограниченных объемах". "Сегодня очевидна вещь – нынешний набор резервных валют, в том числе доллар, со своими функциями не справился", – добавил он.

За последние десять лет доля американского доллара в структуре золотовалютных резервов государств мира неуклонно сокращается и уже снизилась вдвое. Осенью 2009 года суммарный объем долларовых активов составил, по оценкам экспертов, 2,7 триллиона, в то время, как общий объем мировых золотовалютных резервов был на тот момент эквивалентен 7,3 триллионам долларов. Несложно подсчитать, что на американскую валюту приходилось, таким образом, менее 40 процентов общемировых активов. Снижение доли долларовых активов обусловлено не только желанием национальных банков диверсифицировать свои золотовалютные резервы путем включения в них дополнительных валют, но и снижением привлекательности американского доллара, падением его обменного курса, прежде всего, относительно таких валют как евро, швейцарский франк, японская иена, канадский доллар и некоторых других. Существенное ослабление доллара по отношению к ведущим мировым валютам в 2009 году, которое составило порядка 10 процентов, привело к тому, что представители экономической и политической элит ряда ведущих мировых государств, в том числе России и Китая, а также официальные лица ООН и других международных организаций все чаще стали говорить об актуальности поиска альтернативы американскому доллару в качестве универсального расчетного и платежного средства, который могут заменить единая мировая или несколько сильных региональных валют.

Так, участники Конференции Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) в конце 2009 года опубликовали доклад, в котором недвусмысленно указывалось на тот факт, что "современная валютная система неэффективна, тормозит развитие мировой экономики и является одной из основных причин финансового и экономического кризиса". Согласно разделяемой представителями данного органа точке зрения, американский доллар в системе международных расчетов должен быть заменен иной валютой, в большей мере отвечающей всем требованиям современного финансового рынка. Авторитетный представитель экспертного сообщества ЮНКТАД Детлеф Котте, комментируя выводы, сделанные в названном докладе, подчеркнул, что "замена доллара искусственной валютой могла бы решить ряд проблем, связанных с дисбалансами в международной торговле и государственным долгом". Таким образом, фактически сложилась ситуация, когда официальным органом главной международной организации была признана необходимость осуществления наиболее радикального за более чем шесть десятилетий реформирования глобальной финансовой системы.

Посткризисное прозрение

Нельзя сказать, что правительство и финансовые органы Соединенных Штатов потратили много времени и сил, чтобы сделать американский доллар основной расчетной единицей в сфере международных экономических отношений. Скорее, триумф национальной валюты США был связан с благоприятной конъюнктурой, а именно с тем местом на мировой политической арене, которое удалось занять американскому государству в результате двух мировых войн. Безудержному разрастанию долларовой массы, как известно, способствовал распад Бреттон-Вудской системы финансово-экономических отношений, начало которому было положено 15 августа 1971 года, когда президент Соединенных Штатов Ричард Никсон публично заявил: "Мы должны защитить доллар от спекулянтов. Мы приняли решение временно приостановить конвертируемость доллара в золото или другие активы Федеральной резервной системы". С тех пор мир продолжает наполняться постоянно обесценивающимися билетами, эмиссию которых осуществляет единственно ФРС США: с 1971 года стоимость золота увеличилась более, чем в тридцать раз, что означает, что в такое же количество раз снизилась реальная стоимость доллара.

При этом большинство экономистов, в том числе, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, выражают уверенность в том, что доллары, потеряв золотое обеспечение, были заведомо обречены на потерю своей ценности и не могут играть роль эффективной и устойчивой платежной единицы в обеспечении торговой и иной экономической деятельности на международном уровне. Даже президент Всемирного банка Роберт Зеллик признал, что американский доллар более не способен в течение длительного времени удерживать статус резервной валюты. Согласно данным возглавляемой им организации, "накопления центральных банков мира уменьшились в долларовом эквиваленте во втором полугодии 2009 года более, чем когда-либо за последние десять лет, но они (банки) увеличили свои накопления в евро".

На фоне сокращения международной значимости национальной валюты Соединенных Штатов происходит и ограничение политического веса самого американского государства. Этот факт сегодня признают представители как экспертного, так и делового сообществ США. Так, глава крупнейшей американской корпорации "Кэрлайл групп" Дэвид Рубинштейн в своей речи на Всемирном форуме деловых кругов заявил, что "в результате рецессии мир изменил свое отношение к США. Сегодня наша страна менее значительна, чем прежде… Финансовый мир будет в меньшей степени сосредоточен на США. …Нью-Йорк больше никогда не будет мировой финансовой столицей – эту роль разделят между собой Лондон, Шанхай, Дубай, Сан-Паулу и другие города".

В высшей мере наглядным, но далеко не единственным фактическим подтверждением снижения статуса американского доллара стало падение его курса до минимального в 2009 году уровня в отношении к евро и японской иене. Оно произошло вскоре после 7 октября 2009 года, когда британской газетой "Индипендэнт" была опубликована статья под названием "Конец доллара ведет к возникновению нового миропорядка". В ней утверждалось, что "недавно … стало известно о планах стран Персидского залива, Китая, России, Франции и Японии прекратить использовать при расчетах за нефть доллары США и перейти к использованию валютной корзины". Никто из официальных представителей упомянутых в материале государств открыто не признал возможность реализации подобной инициативы, однако создание валютного режима подобного рода стало бы закономерным следствием утраты Соединенными Штатами былого господства, в том числе в финансово-экономической области.

Сергей Калинин

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: валюта доллар
Источник: eastwest-review Просмотров: 3004