Гривна может обесцениться к концу года.  Ее снижение будет не таким масштабным, как в 2008 году, однако девальвация на 10% произойдет. И это пойдет на пользу экономике Украины. Причина  - довольно слабое доверие к национальной валюте. Такое заявление директора группы по суверенным рейтингам Fitch Ratings Чарльза Севиля. Прокомментировать заявление UBR попросил Дмитрия  Боярчука, исполнительного директора центра социально-економических исследований.

UBR.UA: Кабмин и  НБУ продолжают настаивать на стабильности гривны и допускают "на словах"  колебаниях  не  больше 2%. Изменились ли какие-то  основания  для более  заметного снижения гривны?

Д.Боярчук: Основания есть. И серьезные. У нас ухудшается  ситуация с торговым  балансом  на много  быстрее,  чем ожидали даже самые большие пессимисты. Но вопрос в том, что у регулятора есть достаточно серьезные резервы, которые позволяют поддерживать текущее состояние дел.

UBR.UA: Как долго?

Д.Боярчук: Достаточно долго.  Это может продолжаться около полугода даже при самом негативном развитии событий. Остается  вопрос – а что делать потом? И, какой смысл в том, чтобы тратить валютные резервы на поддержку  того, что в результате рано или поздно,  все равно надо будет как-то сбалансировать.

UBR.UA: В сентябре на поддержку  гривны  НБУ потратил 1,5 млрд. долларов. Такие темпы могут сохраняться полгода? Или в данном случае речь идет о более коротком сроке?

Д.Боярчук: Не думаю, что такие темпы будут сохраняться  в течение полугода. Но дело в том,  что последнее время стабильность на валютном  рынке поддерживается искусственно. Еще  в июле Кабмин привлек  2 млрд.  долларов.  На текущем этапе такие деньги не  были  нужны. Средства нужны были для стабилизации ситуации на валютном рынке. В сентябре привлекли еще 600 млн. Также чтобы стабилизировать ситуация на валютном рынке. Ситуация поддерживается ручным управлением от Кабинета министров. Это создание впечатление стабильности именно перед выборами.  Как будет разворачиваться ситуация после выборов - это вопрос.

UBR.UA: Что является  определяющим?

Д.Боярчук: Есть много факторов.  Первый - каким будет ответ РФ на то,  что мы нарушаем газовый контракт.  Второе  - как  будет разворачиваться ситуация с МВФ.  От нас ждут согласия на поднятие тарифы что, кстати, создает  другие риски. Но если мы согласимся поднять тарифы, то риски обвальной девальвации снимаются. Хотя это не снимает вопроса давления на валюту.

Из-за торгового баланса?

Д.Боярчук: Да. Дефицит счета текущих операций в 7% ВВП - это уже рисковый показатель. Есть некие сигнальные  маяки, критерии…  Если страна их пересекает, то почти на 100% она должна девальвировать валюту. Подобная ситуация была в Турции в 2011-ом. Их  дефицит счета текущих операции вообще превысил 9%. И при том, что Турция инвестиционно-привлекательная страна, и инвестиции приходят  в больших  объемах, она была вынуждена девальвировать валюту на 20%.

UBR.UA: Наши 7% дефицита сигнализируют о нарастании давления?

Д.Боярчук: Вопрос - как искусственно  будет поддерживаться стабильность.  Сейчас ситуация напоминает запреты СССР. Тогда валюту запрещали продавать.  Сейчас запрещают выставлять определенные котировки валюты в обменных пунктах.  Банки наказываются.  Но они как хозяйствующие  субъекты  максимизируют свою прибыль. Если они видят пути, как это сделать, они этим пользуются.  И за это  нельзя наказывать.  Такая ситуация может поддерживаться долго. Для  этого есть ресурс и консолидация власти. Но для  чего  этого делать? В стране явно накапливаются серьезные дисбалансы. Они приводят, как правило, к сложным последствиям не только на валютном рынке, но и  в реальном  и финансовом секторах. Вопрос  - как эти  дисбалансы убирать.

UBR.UA: Имеется  в виду, отпустить  гривну?

Д.Боярчук: Гривну надо отпускать, поддерживая  интервенциями и не давать ей  стремительно падать.  Нормально – это  2% за торговую сессию. Дальше уже НБУ должен вмешиваться. Но курс должен прийти к своему балансовому уровню.

UBR.UA: Каким, на Ваш взгляд, есть этот уровень?

Д.Боярчук: Он определяется  по размеру дефицита счета текущих операций.  При показателе 7% к ВВП  - это около 20% девальвация. При этом надо не забывать,  что дефицит счета текущих операций уже превысил отметку в 7%. За август - это уже 7,6%.  И мы движемся к отметке 8% ВВП. Это очень тревожный показатель. Поэтому прогноз, озвученный международным агентством в 10% девальвации, - это даже оптимистичный сценарий.

UBR.UA: То есть это произойдет уже до конца года?

Д.Боярчук: Не думаю.  Потому  что после выборов должен быть адаптационный период, сформироваться коалиция, должно проясниться, кто распоряжается в стране.

UBR.UA: Говоря о 2%, имели в виду колебания в рамках 2% или ежедневную девальвацию на 2%?

Д.Боярчук: В данном случае речь идет о девальвации. Но вообще, когда говорят о плавающем курсе, речь идет о том, что регулятор не должна вмешиваться и проводить интервенции, если эти колебания не превышают 2%. Чтобы не было ярко-выраженных спекулятивных атак.

UBR.UA: Вы сказали, что дефицит превысил ожидания. Какими они были?

Д.Боярчук: Самая пессимистическая оценка, которая была еще несколько месяцев тому 6,3 к ВВП. А  7% не ожидали.  Основная причина такого дефицита - это падение спроса на продукцию, низкая конкурентоспособность наших товаров,  рост  импорта. Дополнительно - еще наши обязательства  по газовым контрактам. Их составляющая не самая критическая, но существенная

UBR.UA: Если выполним условия  России и получим заявленные 160 долл. за тысячу кубометров, то насколько  упадет давление на валютные резервы?

Д.Боярчук: Будет зависеть от объем покупки. Не думаю, что Россия согласится его снизить. Если объемы сохранятся, то при  цене в 160 долларов давление упадет более чем  в  два  раза.

UBR.UA: А если сохранится и цена, и Москва выставит претензию по недобору?

Д.Боярчук: По моим расчетам, за недобор мы должны будем заплатить, если Россия выиграет суд,  не менее чем 4 млрд. долларов.  Пока разбирательства нет. Но оно  возможно после  завершения контрактного периода 2012 года.

UBR.UA: Но в 2011-м мы ведь тоже не добрали?

Д.Боярчук: Мы не добрали, но нам на это дали добро. То есть с РФ  этот  вопрос  согласовали.   На данный  момент РФ настаивает  на 33 млрд. кубов. Мы отбираем 27. На  следующий год  хотим  24  млрд. кубометров.  РФ не  соглашается.

UBR.UA: Директор  департамента управления  денежно-кредитной политикой НБУ, аргументируя отсутствие оснований для  девальвации, сказал что в  прошлом году  инвестиции составили 17 млрд. долларов, а  в этом году уже  10 млрд. долларов?

Д.Боярчук: Это нельзя называть инвестициями. Правильно  - это поток капиталов. Посмотрим по качеству эти инвестиции. Во-первых, это государственные займы. Во-вторых, это так называемые торговые кредиты. То есть когда мы импортируем товар, а оплачиваем через определенный период. Реальных инвестиций за 8 месяцев было 4 млрд. долларов. К тому же значительная часть - это были средства от приватизации. Приватизация - это инвестиции. Но посмотрите, как ими распоряжается госбюджет и фонд госимущества. На самом деле качество инвестиций, которые заходят в Украину, -  очень низкое. Не хочу сказать, что нет реальных  инвестиций ,но их недостаточно, чтобы такая большая страна могла стать конкурентоспособной.

UBR.UA: Почему темпы  экспорта  снижаются боле существенно, чем импорта?

Д.Боярчук: Это фундаментальный фактор. Мы видим сравнительно низкий обменный курс, который  стимулирует импорт. Потому что доходы в гривне растут, стимулируемые административным путем через повышение минимальной  заработной платы.  Такой курс не стимулирует экспорт, торговый дефицит растет, а инвестиционная привлекательность Украины остается низкой. Вопрос  в том  - когда эта ситуация  закончится.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: доллар курс валют гривна девальвация резервы нбу
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 9943