До 29 марта 2019 года все американские компании обязаны прекратить перечислять средства в адрес венесуэльской государственной нефтедобывающей компании PVDSA - такое предпписание на прошлой неделе сделал Минфин США. Исключение из режима санкций сделано только для американской компании Citgo, которая имеет специфический профиль работы – смешивает на своих трех НПЗ разные сорта нефти, а также занимается своп-операциями и бартером в разных точках планеты ради экономии на транспорте.

Правление американской корпорации находится в руках самого богатого родственника бывшего диктатора Венесуэлы Уго Чавеса. Легкую нефть компания покупает у принадлежащей российским инвесторам компании Letter One, которая ради крупного контракта с американцами в 2014-2015 годах вложилась в покупку месторождений в Мексике и Бразилии. Тяжелую нефть Citgo берет в Венесуэле, в том числе на местных промыслах российской «Роснефти».

Трамп заявил о военном вторжении в Венесуэлу

Но самое интересное в истории с венесуэльской нефтью происходит дальше. Торговые агенты компаний Citgo, Letter One и «Роснефти» в ходе своп операций меняют полученное из нефтяного коктейля горючее на сопоставимое количество бензина и дизтоплива в Западной и Центральной Европе, где оно стоит намного дороже, чем в США. Такая схема очень прибыльна, потому что венесуэльская нефть самая дешевая в мире. И к тому же, трейдерам до недавних пор помогал свободный рынок. Смешивать разные сорта нефти и менять между собой танкеры в разных частях света им не мешали никакие санкции.

Российский след

Стратегия РФ в Венесуэле была довольно бесхитростной. В 2017 «Роснефть» прокредитовала венесуэльскую госкомпанию на $6 млрд под залог всех активов Сitgo, и имела четкий ориентир подороже перепродать приобретение китайцам. Не менее амбициозный план был и у Letter One. В том же 2017 году ее российские акционеры заявляли о намерении через год создать крупнейшую в Германии добывающую компанию Wintershall DEA с капитализацией больше 10 млрд. евро. Правда, в 2018 году эта затея обернулась полным фиаско, а все даты были сорваны.

Главная причина провала - над последней из упомянутых компаний нависла угроза санкций США за поддержку одиозных персонажей венесуэльского режима Николаса Мадуро. А первая вообще очутилась в эпицентре дипломатических раздоров между Германией и США. Она оказалась главным «бенефициаром» американских санкций за свое участие в проекте «Северный Поток-2».

У проекта этой трубы есть и другие европейские инвесторы. Но у них в отличии от группы BASF Wintershall нет таких раздражителей, как крупные месторождения газа в РФ. Официальные лица остальных германских акционеров «Северного Потока-2 не возглавляют Набсовет компании «Роснефть», как представитель этой группы Маттиас Варниг. И не входят в органы государственной монополии «Транснефть».

Мадуро хочет продать Эмиратам 15 тонн золота в обмен на наличные

Словом, проблемы вскармливания диктатуры в Венесуэле и раздражающий Восточную Европу газопровод переплелись очень тесно и создали крайне враждебное восприятие сложившейся ситуации в США и Великобритании. Атмосфера накалилась до той черты, что слияние германо-российской добывающей компании летом прошлого года затухло, и было перенесено на весну 2019 года. Инициаторы сделки смогли лишь заявить прессе, что выход на IPO займет порядка 3-х лет. Да и то, если все пройдет гладко.

Белорусская доля

Ошметки от весьма прибыльного российско-латиноамериканского бизнеса на своп операциях с нефтью до недавних пор доставались и Беларуси. Эта страна добывает и меняет в Венесуэле на свои промышленные товары ежегодно около 1 млн. тонн сырой нефти. Разумеется, никто и не думает доставлять ее в Минск физически. Нефть продается на месте и меняются у российских и европейских компаний на сопоставимый ресурс, который находится на белорусских границах. Еще около 1,6 млн тонн ресурса страна добывает на собственной территории.

Эти 2,6 млн тонн нефти – сравнительно небольшой объем, учитывая, что местные НПЗ запросто могут переработать почти в 10 раз больше – 22 млн тонн. Однако у нее есть одно важное преимущество. Это независимый источник, которым Минск может оперировать без оглядки на РФ. Потому венесуэльский нефтяной бартер играет достаточно ощутимую роль в украинском топливном торговом балансе. А любая политическая перекройка в Венесуэле может крайне негативно сказаться на структуре украинского импорта.

Последнее слово будет за Пекином

Нефтепереработка является одной из ключевых отраслей экономики Беларуси и основой ее валютных доходов. Китай с каждым годом все больше кредитует белорусскую экономику, превращая эту страну в свой торговый и технологический анклав в этой части Европы. Поэтому для Пекина по чисто корпоративной логике, выгоднее подталкивать к более активным операциям в Венесуэле именно Минск, а не Москву. «Роснефть», которая зубами держится за проекты Citgo и Letter One, Китаю гораздо удобнее ориентировать на освоение ресурсов Дальнего Востока и Сибири. Ведь если эта российская компания не уйдет из Венесуэлы, Беларусь под ее давлением не сможет полноценно наращивать добычу в этой стране.

США снимут санкции с венесуэльской нефти, но при одном условии

Нынешний политический катаклизм в Венесуэле совпал с очередной эскалацией в российско-белорусских отношениях. 1 февраля профильное топливное министерство РФ утвердило «Индикативный баланс объемов поставки российской нефти в Беларусь» в объеме 24 млн тонн. Что сулит Минску целый ряд неприятных сюрпризов. Во-первых, в запланированный на утверждение в мае баланс впервые включили импорт по всем видам транспорта: трубопроводам, рекам, автодорогам и ж/д магистралям. Во-вторых, в РФ предложили посчитать в баланс кроме нефти еще и продукты ее переработки.

Белорусским НПЗ это грозит недозагрузкой. Украинскому импорту белорусского бензина и дизеля – сужением источников топлива и возможным ростом цен.

Белоруссия в среднесрочной перспективе имеет всего два вероятных сценария выхода из грядущих неприятностей. Первый вариант самый фантастический – это региональная «картелизация» рынка нефтепродуктов, а также интеграция одного из белорусских НПЗ в новое польское крупное объединение нефтекомпаний Orlen Lotos. Второй вариант – это сближение Беларуси с Китаем для более глубоких инициатив в сфере венесуэльской нефтедобычи. И поддержка нового правительства Венесуэлы, которое будет меньше подвержено российскому влиянию. Ведь в конце концов, это Венесуэла, а не РФ занимает первое место в мире по разведанным запасам нефти, поэтому Москве выгоднее просто уничтожить крупнейшего конкурента и сжать его добычу до минимальных объемов, чем выстраивать венесуэльское валютное процветание.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: венесуела цены заправки украина беларусь роснефть санкции сша венесуэла китай бензин топливо нефть
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 4188