О дефолте в Украине говорят уже не первый год. Первые слухи о нем пошли летом 2013 года, незадолго до целой череды событий – отмены подписания Ассоциации с ЕС, российского трехмиллиардного кредита, Евромайдана. После майдана страна была сосредоточена на другом – оккупация и аннексия Крыма, боевые действия в Донбассе, поэтому вопрос дефолта отошел на второй план. Сейчас, хоть восток по-прежнему – горячая точка, про дефолт заговорили снова. 25 июня министр финансов Наталья Яресько заявила, что не исключает, что в июле Украина введет мораторий на выплату по внешним долговым обязательствам. Авторитетная американская инвестиционная компания Goldman Sachs также предрекает Украине дефолт в июле. UBR.ua выяснил у экспертов, стоит ли ждать дефолт в ближайшее время и что он может принести украинцам.

Возможность дефолта

С тех пор как украинская власть заговорила о потребности реструктуризации долгов по кредитам МВФ, актуальной стала и тема дефолта. "По факту мы уже находимся в состоянии дефолта, - говорит Михаил Стрельников, глава правления организации "Финансовая грамота Украины", - Главное воспользоваться положительными сторонами дефолта и избежать его отрицательных сторон". Под положительными сторонами он подразумевает передышку, которую получит экономика государства в том случае, если выплата долгов будет отсрочена. "Однако для этого нужно четко представлять, как входить в дефолт, - продолжает Михаил Стрельников, - регулируемый или нерегулируемый. Регулируемый – пример России 1998 года, когда экономика упала и был кризис, но государство процессом управляло и из этого кризиса выбралось. Нерегулируемый – Аргентина 2000-х, когда руководство страны с борта самолета сообщило, что в стране дефолт, был полный развал экономики и законных институтов. Главное – не допустить развитие такого сценария".

То, что Украина фактически находится в состоянии дефолта и не объявляет его официально, г-н Стрельников не считает положительным: "Мы продолжаем получать дополнительное кредитование, займы, а на самом деле у нас нет действенной программы по использованию этих займов. Мы не реконструируем экономику, хотя у нас есть ресурс, которого в мире больше ни у кого нет – сельское хозяйство и плодородные украинские земли. Использовать этот ресурс, сельское хозяйство, иметь четкие программы по его финансированию, модернизации – это то, что могло бы вытянуть экономику. Считать благом то, что нам по-прежнему дают кредиты и мы их проедаем, а не используем для развития экономики – финансовое самоубийство".

Положительные моменты в преддефолтной ситуации и дефолте видит и начальник отдела инвестиционного анализа компании Pro-Consulting Александр Ткачев. "Несмотря на негативы, можно говорить и о наиболее оптимальном периоде по реструктуризации долгов перед кредиторами, - говорит он. – Угроза дефолта, как правило, позволяет находить оптимальный вариант реструктуризации (наиболее популярные варианты могут быть следующие – снижение процентной ставки по обслуживанию долга, списание части долга, отсрочка на некоторый период). Принятый же мораторий на выплату долговых обязательств имеет смысл рассматривать как дополнительный рычаг в переговорах о реструктуризации долга.

Для страны же дефолт может иметь и отрицательные последствия, такие как: ускорение инфляции, дальнейшая девальвация и отсутствие доступа на финансовые рынки. В такой ситуации наиболее уязвимым окажется большой бизнес. При этом на рядовых украинцев в краткосрочной перспективе дефолт особо влияния не окажет, эффект может быть ощутим в более длительной перспективе".

Не так оптимистично смотрит на будущее председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак. "Если украинское правительство не договорится о реструктуризации или если мы не получил намного большие средства от МВФ, чтоб перекрыть график и суммы выплаты существующих долгов, то тогда дефолт, конечно, неминуем. Есть надежда, что кредиторы все-таки пойдут навстречу, как минимум на реструктуризацию или частичное списание госдолга Украины", - говорит он.

Читайте также:

Также достаточно оптимистично оценивает перспективу Украины исполнительный директор международного фонда Блейзера Олег Устенко. "Сейчас у Украины есть большое количество долгов. Долгие, которые есть сейчас, превышают 70% ВВП. Это достаточно много, на конец года цифра составит порядка 90% ВВП. Резко изменилась структура нашего долга, и если раньше превалировал внутренний долг, то теперь - внешний. Государственный долг составляет порядка 55 млрд долларов, из которых около 33 миллиардов - внешние долги, из них 18 млрд - долг перед частными кредиторами, в том числе и 3 млрд долга перед РФ.  Возможность технических дефолтов в государственном секторе достаточно высока и приближается к отметке 100%. По большому счету, технические дефолты уже начали реализовываться", - утверждает он. При этом не все так мрачно: "Украина должна была бы объявить дефолт в том случае, если бы она не договорилась до конца мая со своими кредиторами по европейским облигациям, и если бы не было поддержки от МВФ. Заявление главы МВФ о том, что фонд продолжит свою программу поддержки, несмотря на то, есть ли у нас достигнутые договоренности по реструктуризации внешнего долга, свидетельствует о том, что вряд ли будет дефолт по крайней мере в краткосрочной перспективе по еврооблигациям. По остальным выплатам я не допускаю дефолта вообще - выплаты МВФ продолжаются".

Последствия для бизнеса

Серию дефолтов также можно ожидать в частном секторе, утверждает г-н Устенко. После того как произойдет ряд технических дефолтов по квазисуверенным, а, возможно, и суверенным долгам, для частного сектора отрежется возможность рефинансировать и реструктуризировать свои долги, и мы увидим серию корпоративных дефолтов.

"Сейчас мы не можем говорить о том, что Украина объявит дефолт как таковой. Конечно, угрозы есть и многое зависит от экономической грамотности правительства, от скорости реформ, от продолжения сотрудничества с МВФ и другими междунарожными финансовыми институтами, но это не перспектива одного-двух месяцев, по крайней мере до конца лета", - говорит Олег Устенко.

Более радужно оценивает перспективы украинских предпринимателей в случае дефолта председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак. "Для бизнеса особых последствий не будет, будут последствия для правительства, так как после дефолта следует отставка экономической власти страны - правительства и Нацбанка, которые довели ситуацию до дефолта, - утверждает  Андрей Новак . По его словам, очень важно, как страна работает на второй день после дефолта. "Если она не меняет экономическую политику, тогда, конечно, рассчитывать на кредиторов нельзя будет в течение нескольких лет, а то и десятилетий; если же власть делает выводы и начинает работать совсем другими методами, тогда кредиторы и инвесторы это замечают, и далее со страной будут работать", - говорит он.

С ним согласен и Михаил Стрельников. "Тот бизнес, который работает с зарубежными компаниями, ощутит это болезненно - естественно, зарубежные компании будут сворачивать контакты с бизнесом страны, в которой объявлен дефолт. Для бизнеса внутри страны, который даже в нынешнем состоянии кризиса продолжает работать это скажется, но не так сильно. Малый бизнес у нас самый выживаемый", - утверждает он. Г-н Стрельников предлагает взять для малого бизнеса британскую модель, когда небольшие предприятия вовсе не облагаются налогами. Поскольку малый бизнес, по его словам, является двигателем украинской экономики, такое внедрение дало бы положительный эффект.

Самые крупные дефолты ХХ века

Многие государства за тяжелый прошлый век оказывались на грани дефолта, многие, к сожалению, переходили ее и становились странами-банкротами. В продолжение темы о возможности украинского дефолта рассмотрим уже случившиеся дефолты в других странах.

Россия

Обширный финансово-экономический кризис разразился в России в 1998 году. Его появление было вызвано сдерживанием инфляции, искусственным завышением курса рубля, необоснованно раздутым бюджетом. Эти факторы в совокупности с падением цен на топливо привели к тому, что рубль рухнул с 6 до 21 за доллар, и был объявлен технический дефолт.

В то время были разорены много малых предприятий. Банковская система коллапсировала на полгода, некоторые банки обанкротились. Вкладчики разорившихся банков потеряли вклады, сбережения населения обесценились в пересчёте на твердую валюту, упал уровень жизни, количество получающих пособие по безработице удвоилось. Одновременно произошёл политический кризис – в отставку ушли премьер-министр и глава центрального банка.

Но российский дефолт на самом деле был не таким и страшным – он достаточно быстро закончился. Смена руководства центрального банка и правительства оказала положительное влияние на исход дефолта – возросла экономическая эффективность экспорта, повысилась конкурентоспособность производств, что поспособствовало дальнейшему экономическому подъему.

Аргентина

Кризис, разразившийся в Аргентине в 1999-2002, оказался гораздо более серьезным. Размер дефолта составил 132 миллиарда долларов.

Считается, что причинами аргентинского кризиса стали приватизация госсобственности и привязка местной валюты к доллару США, проведенные Доминго Кавальо. Кроме того имели место и другие факторы – отсутствие конкурентоспособности; рост инвестиционной привлекательности Бразилии и, как следствие, отток капиталов из Аргентины; отказ МВФ предоставить новые кредиты (что, кстати, может сейчас грозить и Украине); масштабная коррупция.

Все это вылилось в поистине катастрофические последствия – правительство изъяло деньги частных пенсионных фондов на крайне невыгодных условиях, около полутора миллионов пенсионеров остались без выплат. В конце 2001 года в стране начались общественные беспорядки, в которых погибли 20 человек; было введено чрезвычайное положение. Сразу же после этого президент и премьер ушли в отставку, все бюджетные валютные операции были приостановлены. Год спустя Аргентина снова оказалась на грани дефолта из-за невозможности погасить очередной кредит.

Аргентина достаточно долго оправлялась от последствий кризиса. Даже в 2009 уровень безработицы в стране составлял 8,6%, а количество населения за чертой бедности в 2010 составляло 9,9% (пик был в 2002 – 54,3%).

Во время кризиса многие аргентинские компании вывели свои активы за рубеж, что привело к закрытию множества мелких и средних бизнесов, росту безработицы. В период кризиса аргентинцы проявили небывалую смекалку в возрождении как бизнеса, так и общественных функций. Работниками обанкротившихся предприятий были организованы кооперативы, которые пытались хоть как-то поддержать работу заводов и фабрик. Также аргентинцы пытались наладить и общественную жизнь – около трети населения Буэнос-Айреса во время кризиса принимало участие в народных ассамблеях, проводившихся в людных и общественных местах. На этих собраниях обсуждались возможности взаимопомощи в случаях выселения из квартир, проблем со здоровьем, а также коллективная покупка еды и программы распределения продуктов питания. Часть народных ассамблей после стабилизации сформировали новые структуры здравоохранения и образования.   

Мексика

Финансовый кризис, настигший Мексику в 1994 году, был вызван целым рядом недостатков мексиканской экономики, таких как зависимость от США, отсутствие механизмов регулирования внешних финансовых потоков.

История мексиканского кризиса перекликается с аргентинским. Также имеет место восстание, только на этот раз гораздо более серьезное, с 4 тысячами участников, 140 погибшими, отсутствием контроля над 20% территории штата Чьяпас. Правда, в этом случае финансовый кризис был спровоцирован политическим.  Пошла целая волна печальных последствий – снижение инвестиционной привлекательности Мексики, рост торгового дефицита, отток капитала.

В конце 1994 года песо было девальвировано на 49,8%, значительно сократились валютные резервы, что понизило платежеспособность страны.

Для выхода из кризиса 3 января 1995 года власти Мексики приняли программу, которая предусматривала такие меры: сокращение внешнеторгового дефицита, восстановление равновесия между основными макроэкономическими показателями, сглаживание инфляционных последствий девальвации путем постепенного повышения цен, замораживания зарплаты, сокращения государственных расходов. Ограничив рост денежной массы и уменьшив объём банковских операций, Мексика избежала гиперинфляции, но доверие иностранных кредиторов вернуть не удалось.

Первыми жертвами кризиса стали строительные компании и отрасль автомобилестроения, в которых объём производства упал вдвое. Обанкротилось около 20 тыс. предприятий, в мелкой промышленности 2 млн хозяйственных субъектов оказались на грани банкротства. Без работы осталось 700 тыс. человек. Большой объём непогашенной задолженности привел к угрозе массового банкротства мелких банков и кризису всей кредитной системы в целом, что привело к увеличению участия государства в банковской сфере. Для решения этих проблем были осуществлены программы по реструктуризации долга мелких и средних предприятий на 65 млрд новых песо и по созданию нескольких сотен тысяч временных рабочих мест.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: дефолт
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 12708