На фоне простоя в банковском кредитовании в Украине расцвел финансовый лизинг. Его объемы, конечно, не смогли приблизиться к докризисным показателям, однако все равно показали мощную динамику. И не на шутку растревожили регулятора, который готовится взять этот рынок по более жесткий контроль. Об этом и многом другом в интервью UBR.ua рассказал член Нацкомфинуслуг Александр Залетов.

Александр Николаевич, каков основной итог 2016 года для рынка финансового лизинга?

Рынок выходит из кризиса. Количество вновь оформленных договоров за год выросло в 2,2 раза, а общая сумма вновь оформленных сделок увеличилась в 1,55 раза. Однако общая динамика по отрасли все еще отрицательная. Рынку далеко еще до максимальных показателей хотя бы 2013 года, когда общий объемов договоров достигал 67 млрд. грн. против 23 млрд. грн. по итогам 2016.

Общий негативный тренд по отрасли, объясняется окончанием срока действий договоров, которые активно оформлялись в предыдущие периоды.

Приоритеты лизинговых компаний как-то изменились?

Компании сфокусировались на работе в транспортном и аграрном сегментах. Здесь самые большие портфели — 8 млрд. грн. и 5,5 млрд. грн., соответственно. Еще на 1,5 млрд. грн. оформлено договоров в секторе добывающей промышленности, чуть менее 1 млрд. грн. — в строительном сегменте, по 200-400 млн. грн. — в других секторах.

Что сдерживает рост рынка финансового лизинга?

Платежеспособность потребителей, которые готовы брать больше, но не могут себе этого позволить. И осторожность инвесторов, которые отдают в лизинг, как правило, технику и оборудование, приобретаемые за валюту.

При угрозе валютных колебаний перед ними встает вопрос платежеспособности потребителя. Против рынка играют недостатки законодательства и недостаточное информирование потребителей о возможностях и условиях финлизинга.

Поэтому и не развивается розничное направления. Для рядового потребителя этот инструмент остается тяжелым и непонятным. Граждане предпочитают приобретать импортные б/у автомобили по традиционным схемам.

Сколько компаний работает в сегменте финансового лизинга?

По итогам 2016 года на рынке остались 202 юридических лица, которые не являются финансовыми компаниями, но занесены в реестр лизингодателей. И 400 финансовых компаний, которые наряду с кредитными и факторинговыми операциями, имеют право на предоставление услуг финансового лизинга.

В прошлом году мы исключили из реестра 78 юридических лиц-лизингодателей. Ряд финансовых компаний тоже лишали право на ведение операций финансового лизинга.

На сегодня 98% рынка финансового лизинга держат юридические лица-лизингодатели и только 2% всего объема приходится на финансовые компании. В основном, они не занимаются финансовым лизингом, хотя такое право имеют.

Сколько компаний уйдет с рынка через 10 недель, когда закончится срок получения лицензий на операции финансового лизинга?

Думаю, что из 202 компаний-лизингодателей за бортом останутся около 150, которые фактически не работали последние годы. Какой смысл им оформлять лицензию на единственный вид деятельности и не заниматься им.

Захотят активно работать в рынке — смогут получить лицензию за рабочих 10 дней, заплатив в местный бюджет 1600 грн.

Что касается финансовых компаний, то большинство, скорее всего, будут получать лицензии на всякий случай. Для них финансовый лизинг — один из видов деятельности, в котором может появиться потребность. Так как документы для получения лицензии по финансовому лизингу такие же, как по другим видам деятельности, то почему бы не оформить разрешение на еще один вид деятельности? Может пригодиться.

Как часто применяете меры воздействия за нарушения условий работы лизинговыми компаниями?

В 2016 году Нацкомфинуслуг наложил 172 штрафа на общую сумму в 2,3 млн. грн. В 2015 году сумма штрафов составила около 760 тыс. грн. Штрафуем, в основном, за неподачу отчетности.

Однако, компании не спешат их уплачивать. Из выписываемых штрафов уплачивается, в лучшем случае, половина. Так что вынуждены прибегать к услугам судов и исполнительной службы. У них тоже уровень погашений низкий.

Обычно не платят, по сути, мертвые компании. Если предприятие прекращает фактическую деятельность, то зачем ему платить 1700 грн.? Такие компании мы выводим реестра. Других мер воздействия у нас не предусмотрено.

А что с обязательствами компаний, которые выводятся с рынка?

Выведение из реестра означает, что новые договора заключать нельзя, но выполнять обязательства компании обязаны до окончания прописанного договором срока. В данном случае жалобы не поступают, так как мы выводили с рынка компании, которые не вели деятельности. Банкротств лизинговых компаний не было. Может потому что объемы небольшие и они как-то балансируют свою деятельность. Массовых проблем у лизинговых компаний нет.

Как часто потребители жалуются на действия лизинговых структур?

В 2016 году в Нацкомфинуслуг поступило 74 жалобы. А в 2015 году было в 2 раза больше — 136 обращений. Жалобы удалось сократить благодаря требованиям нотариального заверения договоров финансового лизинга автотранспорта с физическими лицами. В 2015 году выявили, что компании нарушают это требование.

Фиксировались случаи, когда под один автомобиль привлекались средства нескольких потребителей. После уточнений позиции Минюста мы потребовали от компаний обязательного заверения договоров у нотариусов.

Сейчас физлица жалуются, в основном, на маленький шрифт в договорах, на припрятанные платежи, на некорректное изложение условий. Поэтому мы разработали новый закон о финансовом лизинге, который, как надеемся примут в этом году.

На какой стадии сейчас «продвижение» законопроекта?

Договариваемся с депутатами разных фракций о регистрации документа. С обновлением законодательного поля появится полноценный инструмент финансового лизинга, который станет альтернативой кредитам, но и появятся западные инвесторы, которых сдерживает устаревшее и несовершенное законодательство.

Если в 2016 году объем нового портфеля договоров составил чуть больше 9,7 млрд. грн., то при введении нового закона можно ожидать их роста в 5-7 раз. И этот рост может произойти даже в течении года, потому что спрос на лизинг у отраслей огромный. Ведь изношенность основных фондов по Украине 80-90%.

Коротко, что предлагаете для защиты потребителей услуги?

Предлагаем предусмотреть право расторжения договора в течении 14 дней с дня подписания, если условия договора на бумаге не будут отвечать условиям, расписанным компаниям. Например, часто люди жалуются, что реальная стоимость обслуживания оказывается больше, чем им говорили. Сейчас такого права нет и это не содействует популяризации розничного финансового лизинга.

Также будут систематизированы условия по оформлению договоров, как например, размер шрифта. Предусмотрены требования к полноте раскрытия информации о стоимости услуги, раскрытии скрытых платежей.

Будет введен институт лизингового посредничества — брокеров и агентов, которые будут защищать интересы потребителя, объяснять особенности финансового лизинга.

Перепишем требования к работе лизинговых компаний, чтобы услуги финлизинга предоставляли только те, кто имеет определенные возможности для осуществления такой деятельности. Предусматриваются новации в части налогового законодательства, которое нечетко прописывает ряд моментов касательно финансового лизинга. Это приводит к тому, что появляется теневой рынок финансового лизинга.

Какие объемы серого рынка операций финансового лизинга?

У нас нет четких данных, так как сейчас не можем проводить проверки из-за моратория. Эксперты утверждают, что в сером сегменте работают как чисто мошеннические структуры, так и компании, которые декларируют услуги оперативного лизинга, а занимаются финансовым, то есть, не имея на это права. Учитывая, что оперативный лизинг не является финансовой услугой, такие компании вообще не подпадают под наше регулирование.

Говоря о законопроекте, вы описали условия, защищающие потребителя. А для защиты лизингодателей от мошенников что-то предусматривается?

Будут внесены изменения в ряд законов по ответственности лизингополучателей за мошеннические действия. К тому же информация о таких мошенниках может передаваться в бюро кредитных историй.

Будут прописаны требования по правам собственности на объект финансового лизинга. Это вопрос в последнее время стал очень актуален в связи с участившимися решениями судов в пользу лизингополучателей в спорах по оспариванию договоров финансового лизинга.

То есть человек пользуется машиной 3-4 года, а затем оспаривает договор и суды выносят решения о возврате средств лизинговыми компаниями. За последний год было не меньше трех таких судебных решений. Эта тенденция уже насторожила и лизингодателей, и потенциальных инвесторов.

К каким еще новациям стоит готовиться рынку?

Будем инициировать выход рынка из-под действия закона о лицензировании. С точки зрения регулирования он ничего не дает, так как не учитывает особенности рынка. Наш закон о финансовом лизинге прописывает больше требований к работе учреждений, чем выставляются требования по лицензированию.

Проект уже готов, рассматриваем, когда его подавать: вместе с разрабатываемыми предложениями по усилению платежеспособности страховых компаний или вместе с законом о финансовом лизинге. Рассчитываем внести законопроект до закрытия сессии Верховной Рады.

Как вы собираетесь контролировать фиктивные компании?

Закон о лицензировании ограничивает нас в оперативности реакции на события на рынке. Например, чтобы аннулировать лицензию мы должны выйти на проверку, что невозможно в условиях действующего моратория. Для защиты рынка вместо лицензирования будет введен механизм авторизации компаний. Это позволит действовать оперативнее, а для потребителя это будет сигналом надежности.

Но потребитель ориентируется на информацию на стендах о наличии у компаний лицензий или разрешений на работу

Это устаревшая форма. Сейчас лицензии в бумажном виде не выдаются. Все в электронном виде, согласно закону. То, что еще встречается на стендах компаний — это выданные давно лицензии. Например, в ломбардах до сих пор висят лицензии от Минфина на право оценки драгоценных металлов, хотя эти лицензии давно отменены.

Если депутаты откажут в такой инициативе?

Если не получится ввести авторизацию, как в Европе, предложим второй вариант — сохраним лицензирование, но в наших профильных законах пропишем особенности лицензирования отдельных рынков.

Например, возможна ли выдача лицензий страховым компаниям за 10 дней? В той же Франции процедура проверки заявителя на лицензию длится полгода. Там изучают бизнес-план компании, оценивая сможет ли она работать. Мы за 10 дней можем проверить хотя бы происхождение капитала? Если компания иностранная, мы даже этого проверить не можем. А решение надо принять за 10 дней.

Комиссия хочет вывести из-под действия закона о лицензировании весь курируемый финансовый сектор?

Да, весь финансовый сектор. Так как банковский сектор или фондовый рынок. Банковский сектор полностью выведен из-под действия закона о лицензировании. А фондовый рынок — выведен с учетом особенностей, которые есть на этом рынке. Наш сектор полностью подпадает под закон о лицензировании. Мы попали туда случайно в 2015 году вместе с туристическим, транспортным и другими рынками. И особенности нашего рынка не учитываются, что очень мешает работает.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: лизинг лизинговые компании нацкомфинуслуг александр залетов небанковские финучреждения лицензии
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1980