Скандальное «отравление» российских экспортных нефтепроводов и недавняя атака на аравийские нефтепромыслы, невзирая на географическую удаленность, имеют много общего. Фактически, они являются прямым следствием нарастающей конкуренции между отмирающими и растущими производителями энергоресурсов.

Украина уже извлекла немало пользы из схватки между нефтяными инвесторами Саудовской Аравии и России. И вскоре может получить еще больше. Ведь сейчас борьба разгорается преимущественно за традиционные и локальные рынки сбыта российских энергоресурсов.

Саудитам нужна Европа

На рынке природного газа Восточной Европы саудовский капитал четко обозначил свои интересы только весной 2019 года. Когда саудо-итальянская ABB Arkad S.p.a. одержала победу над компаниями РФ и Италии за проект стоимостью €1,2 млрд по расширению ГТС Болгарии.

Китай может обрушить цены на нефть

Строительство должно завершиться в 2021 году. И рассчитано на новые мощности импорта в страны Восточной Европы. Эти мощности сейчас формирует работающий европейский газопровод TANAP, а в будущем, их увеличит перспективный израильский газопровод Eastmed и российский «Турецкий Поток 2». 19 сентября, высшие судебные власти Болгарии закрыли рассмотрение жалобы российских и итальянских компаний, которые с 2017 года пытались через суды блокировать расширение реализацию проекта.

Украину и Болгарию связывают Трансбалканский газопровод и новые украино-румынские трансграничные соединения, которые обещают ввести в строй в начале следующего года. Саудовский строительный проект в Болгарии позволит Украине расширить источники импорта и разнообразить транзит газа через украинскую территорию.

До настоящего времени, украинский транзит работал исключительно на российский интерес. Суть последнего проста и бесхитростна: как можно дешевле доставить газ по украинской трубе в ЕС, а затем продать его подороже нам же и Молдове. Последнее государство до сих пор не имело альтернатив такой схеме импорта газа российского происхождения.

Проторенная тропа

Наметившийся выход саудитов на газовый рынок Восточной и Центральной Европы формально был начат сравнительно давно, в 2012-2015 годы. Но еще до того в эту отрасль европейской экономики ринулся капитал Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Их государственная компания International Petroleum приняла участие в перестройке государственных холдингов Австрии, в том числе нефтегазовой OMV. Эмираты готовили регион к росту экспорта своего сжиженного природного газа (LNG).

Из-за противодействия местных торговых агентов «Газпрома», это была весьма рискованная затея. Однако она оказалась достаточно успешной. Что и стало сигналом для соседней Саудовской Аравии: тут решили, что опаздывают к разделу пирога бывших монопольных российских экспортных газовых рынков, в том числе Болгарии. И сейчас очень вероятно, что в случае болгарского успеха, саудовские компании обратят внимание на газовые рынки других государств этого региона Европы.

Битва за нефть

Как и рынок природного газа, рынок нефти и нефтепродуктов Востока Европы - это еще одна сфера, где столкнулись российские и саудовские интересы. Пока что это особенно заметно это проявляется в очень далекой от этого региона Индии.

По катарскому контракту Украина может получить газ «Газпрома»

Второй по мощности НПЗ этой страны, Vadinar Refinery, с 2015 года принадлежит «Роснефти» и голландской Trafigura Group and United Capital Partners N.V. А главный и одновременно крупнейший в мире индийский НПЗ, Jamnagar Refinery, с июля 2019 года на 20% принадлежит Saudi Aramco.

С 2016 года эти два завода поставляют на украинский рынок символические партии. К примеру, в 2018 году поставки через порт Южный местными независимыми компаниями и торговыми агентами «Роснефти» составили всего 60 тыс. тонн. Это капля в море на фоне общего объема украинского импорта в 6,5млн. тонн.

Вместе с тем, они были необходимы, чтобы для развития своп-операций, которые более выгодны чем прямые индийские поставки. В ходе этих свопов российские экспортеры могут оперировать ресурсами Ирана, а саудиты, например, ресурсами США и европейских промыслов на Северном море.

Принадлежащий саудитам пакет ведущего НПЗ Индии планируется увеличить до большего размера после того, как в 2020 году в Японии состоится второй этап проведение IPO 5% акций саудовской компании. Сорвать или отложить планы проведения IPO этой компании – означает затормозить трансформацию Saudi Aramco из «сырьевого склада», в более современный «нефтяной супермаркет». И отложить планы ее экспансии сначала на НПЗ Индии, а затем других стран поменьше.

Атака дронов

В русле такой логики и располагается последняя попытка срыва выхода на IPO Saudi Aramco. Она была реализована в форме ракетной атаки на ее Abqaiq processing facility (APF) – централизованный завод компании по очистке нефти и извлечению конденсата, мощностью 120 млн тонн в год.

Нафтогаз перестраховался на зиму в случае проблем с Газпромом

Ремонт APF может продлится несколько месяцев. И на весь этот период Саудовская Аравия будет вынуждена существенно поменять спектр сортов экспортируемой нефти. Поставки легких сортов, потребляемых преимущественно заводами-производителями бензина, будет на незначительное время уменьшен. А саудовский экспорт сырья для выпуска дизтоплива, наоборот, на какое-то время вырастет. Это позитивно отразится на саудовских позициях в НПЗ Индии, но спорадически, усилит позиции Ирана на нефтяном рынке Европы.

Компания «Роснефть» в процессе снабжения своего НПЗ в Индии меняет тяжелую иранскую нефть на такую же тяжелую российскую нефтяную смесь. Это позволяет получить существенную экономию на дорожающем фрахте танкеров: один товар «Роснефть» отгружает покупателю на границах РФ, другой – получает от этого покупателя в портах государств Индийского океана. Уполномоченные Ираном компании, по схеме этих сделок, получают в расчет за поставки своей нефти в Индию российскую нефть в Европе, и эти ресурсы РФ продаются по поручению иранцев для НПЗ в Италии, Словакии и других стран.

Такие замаскированные «под россиян» иранские позиции на ресурсном рынке ЕС – одно из объяснений, почему политики некоторых стран Европы так противятся намерению США ужесточить санкции против Ирана.

Несмотря на ограничения, частью украинской земли владеют США и Саудовская Аравия

Одним словом, в сфере нефтяной политики в Европе пока не наблюдается такого единства, которым ЕС отличается на ниве транспорта природного газа. И вероятно поэтому, первый проект саудовских компаний на рынке энергоресурсов ЕС, который начат в Болгарии, реализуется именно в газовой, а не в нефтяной плоскости.

Украинские власти, которые уже несколько лет с переменным успехом продвигали в Саудовской Аравии совместные проекты в авиа- и ракетостроении, вполне обоснованно не учитывали такую специфику саудовских интересов на рынке энергоносителей Европы.

Акцентом стала покупка саудовскими инвесторами украинских авиаракетных технологий, а также аграрных компаний-арендаторов. В то же время, усилия по привлечению саудовского или родственного ближневосточного капитала именно в нефтепереработку или газовый сектор Украины до последнего времени, почти не предпринимались.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: саудовскя аравия нефть газ газопровод болгария газпром россия взрыв диверсия иран санкции
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 29130