Через два месяца должна начать работу новая система реализации активов неплатежеспособных банков — электронная площадка, являющаяся аналогом системы ProZorro. Ее запуск анонсировали НБУ, МЭРТ, ФГВФЛ и Transparency Internationl Ukraine, разрабатывавшая ProZorro. И пообещали снять все "скандальные" риски при реализации активов. 

Какие из электронных площадок, занимающие продажей таких активов уже полтора года, будут допущены к торгам в новой системе, на каких условиях, и будут ли допущены, игроки еще не знают — несмотря на приближение сроков запуска "ProZorro-навыворот". 

Учитывая их опыт неудавшегося сотрудничества с ГП СЕТАМ, монопольно занимающегося организацией торгов активами банков-банкротов, находящимися в залоге НБУ, и постоянные нарекания участников рынка на непрозрачный допуск к реализации всех иных активов со стороны консолидированного офиса ФГВФЛ, участники рынка остерегаются сохранения непрозрачной системы допуска к торгам — и в дальнейшем. 

Поможет ли эффективным и прозрачным продажам и, главное, по максимальной цене — появление нового формата торговли активами, почему этого не удалось достичь ранее, кто выиграл и кто проиграл от застопорившейся реализации активов банков-банкротов UBR.ua спросили у представителей рынка: председателя Совета биржи PolonEX Мирослава Касьяна и генерального директора товарной биржи "ИННЭКС" Павла Лысечко.

Павел Анатольевич, Мирослав Валерьевич, все электронные площадки стремятся работать в новой системе, которую предлагает ProZorro? На каких условиях?


Лысечко Павел Анатольевич: Условия еще не известны, как и то, когда они будут оглашены. На сегодня есть только факт подписания Меморандума о запуске новой системы. Работать в новой системе, если она будет реально прозрачной, наверное, захотят все нынешние игроки. Все ли смогут — вопрос открыт.

Как объекты для реализации распределялись первоначально и какие изменения произошли с началом работы в ФГВФЛ Консолидированного офиса (КО)? 

П.А.: Биржи должны были активно "выбегать" распределение. Например, "ИННЭКС" получала активы так: посещали ликвидируемые банки, изучали активы, искали под них покупателей, находили, письмом гарантировали, что покупатель есть и получили актив на продажу.

А что изменилось?

Касьян Мирослав Валерьевич: Перешли к схеме, когда нам сразу дают какой-то объект, чтобы мы искали на него покупателя. Статус актива (ликвидный или неликвидный) — нам неизвестен. Распределение происходит исходя из расчета — 20 млн на биржу. Вам могут дать на реализацию 1 объект дороже, но который давно висит и не продается. И дальше вы будете ждать...

И часто ФГВФЛ практикует забирать у площадок объекты и передавать другим? 

П.А.: Случается. У нас на реализации было 15 квартир в Киеве. 10 реализованы без проблем. А 5 квартир, по случайной оплошности покупателей, которые уже перечислили залоги, регистрационные взносы, но не вовремя активировали заявку в системе, зависли. Сейчас эти квартиры всплыли на СЕТАМе. А должны были быть выставлены у нас. Банк и Фонд знали, что у нас есть покупатели!

М.В.: У нас был объект в Кривом Роге. Его никто не мог продать 1,5 года. Мы его нашли, провели рекламную кампанию, ездили на переговоры, согласовали цену, уведомили ликвидатора. Но КО назначил другую площадку и торги завершились без результата. 

Как продается то, что у вас не забирают?

П.А.: Из 150 млн. грн первично выставляемых объектов "ИННЭКС" продала на 50 млн. грн. Т.е. 30% эффективность первичной реализации, при этом максимальное повышение цены составляло 22%. Эта цифра могла быть и 100-200%, если бы нам давали в открытую прозрачную продажу объекты поинтереснее.

М.В.: На бирже PolonEX, мы выставляли активы на 220 млн грн. и продали на 173 млн. грн. с августа 2015 по апрель 2016 (при первичной и вторичной продаже). Т.е вышли на 70% реализации. С начала 2016 года по апрель, было продано активов на 60 млн. грн. А с апреля по июль на 20 млн. грн. Понижение объемов реализации чувствуют все участники рынка. 

Сейчас доступ к изучению объектов есть? 

П.А.: Доступ есть, а интереса нет. Это все к тому, что раньше гарантии успешной продажи подкреплялись письмами о наличии покупателей. Сейчас это не работает. Фонд полностью демотивировал площадки к поиску покупателей. А если торговцы не ищут покупателя — нет продаж.

В чем видите выход?

П.А.: Чтобы площадки активно искали покупателя, нужны гарантии, что тот, кто нашел покупателя — тот и заработает комиссию. Что мы получим честно заработанные 0,5-4% с конкретной продажи. 

Какие убытки площадок из-за простаивания, когда ждете пока Фонд даст вам объекты на реализацию?

П.А.: Если мы продавали на 10 млн. при средней комиссии в 2%, заработок составлял 200 тыс. грн. Сейчас реализации 0 и заработок, соответственно 0 грн. Убытки, при существующей системе распределения имеют все площадки. Можем получить объект, необъективно оцененный, например, в 100 млн. грн., который не продастся даже после троекратной уценки за 70 млн. грн.  Потом его переоценят в 50 млн. грн и отдадут на реализацию СЕТАМу и еще и скажут, что мы неэффективно продаем.

А в чем проблема с подключением к СЕТАМ на агентских условиях?

М.В.: Это экономически неинтересно. 

П.А.: 99% всей работы по реализации — найти покупателя. А СЕТАМ остается только зафиксировать факт продажи. Т.е. за то, что я сделаю 99% работы — мне предлагают 20% комиссии от вознаграждения СЕТАМ. Зачем? Я займусь другим делом. Или дайте площадкам 80% комиссии, а остальное — СЕТАМ за техническую реализацию факта торгов.

Как быстро активы банков-банкротов теряют цену?

М.В.: Пример — кредит, обеспеченный недвижимостью и оборудованием в залоге под рефинансированием в НБУ в Ракитнянском р-не. НБУ и ФГВФЛ год не могу выставить его на продажу. А должник уходит в банкротство. На все его активы наложат мораторий, и что получит НБУ? Ничего. А мог бы — десятки миллионов.

П.А.: Банковские активы — скоропортящийся товар. Простаивающие производственные мощности - один график снижения цены. Бланковые кредиты физическим лицам — спустя 1-2 недели после объявления ликвидации банка, эти активы вообще ничего не стоят.

Как Фонд объясняет медленный процесс выставления объектов?

М.В.: Они выработали схему распределения активов в ручном режиме и ничего не объясняют. У рынка возникают вопросы и разные мнения...

ФГВФЛ анонсировал переаккредитацию площадок по новым правилам, к разработке которых приглашал площадки

П.А.: С нами критерии не обсуждали. Мы просили включить площадки в рабочую группу по их разработке, но получили официальный ответ, что такой группы в Фонде нет. Мы готовы изложить свое видение критериев, но кому их отправлять при отсутствии рабочей группы?

Какой объем сегодня предлагается площадкам на реализацию?  

П.А.: Если объем, передаваемый нам до апреля взять за 100%, то сейчас нам передают 5-10%.  

М.В.: Нам сегодня передают порядка 30% от прошлых объемов. До этого за полтора месяца дали 1 объект на 34 млн. грн, который долго не продается и "нагрузку" на 8,5 млн. грн. — актив-кредит в Крыму.

Общая статистика по рынку есть? 

М.В.: Она есть в ФГВФЛ, но он ее не предоставляет в консолидированном виде. Потому что если бы ее обнародовали в разрезе год к году, до запуска консолидированного офиса, то всплыло бы, что у монополиста по реализации активов которые находятся под рефинансом — СЕТАМа, показатель эффективности в разы ниже.

Какой объем можете реализовывать с учетом неликвидных объектов?

П.А.: Объемы, которые мы назвали, можно умножать в несколько раз. Для нашей площадки и 500 млн. грн., и 1 млрд. грн., и больше — не проблема. По неликвиду — любая площадка согласится реализовывать имущество если из 100% передаваемых активов, 30% будет ликвидных и 70% неликвидных, которые являются прямым убытком площадок. Но те 30% хороших объектов будут нивелировать эти убытки.

С появление системы, анонсированной по принципу ProZorro, перечисленные выше недостатки в работе ФГВФЛ исчезнут?

П.А.: Мы считаем ее более приемлемой, если к этой базе будет возможность подключиться всем площадкам. Мы за конкуренцию и прозрачность. Пусть так, чем как планировалось — только через СЕТАМ и две американские площадки.

Что надо для подключения к системе, аналогу ProZorro?

М.В.: Пока трудно ответить. Наша компания, например, планирует подключиться к госзакупкам, изучаем сейчас техническую документацию. По этой документации и техзаданиям подключить площадку — несложно. Логика примерно совпадает. Но это по закупкам, какая система будет по реализации активов — еще неизвестно. 

За два месяца можно все подготовить?

М.В.: Возможно. Но это еще два месяца неопределенности. Сколько еще должников уйдут в банкротство, сколько имущества будет арестовано? 

Гонтарева сказала, что благодаря новой системе будет реализовано активов на 12 млрд грн.

П.А.: А успеют? В этом году ФГВФЛ реализовал активов на 1,5 млрд грн. при том, что изначально план на год был озвучен 15 млрд. грн. 

А на какую сумму в год могут продавать частные площадки, если им не мешать?

М.В.: Если свести потенциальную пропускную способность активных площадок, круг их клиентов-покупателей, годовые продажи могут превысить 30 млрд. грн. Но — это, если бизнесу не будут мешать честно и открыто продавать активы.

С аналогом ProZorro манипуляции возможны?

М.В.: Мы такой возможности не видим. Все прозрачно: создается центральная база данных, в которую сливается вся инфа по активам всех ликвидируемых банков и распределяется по категориям. И к этой базе 24 часа в сутки в течении 365 дней имеют доступ все площадки. Кто больше найдет покупателей, предложит больше услуг, тот больше получит. 

Но есть момент. НБУ, как залогодержатель, имеет право отдавать кому хочет на реализацию. И все пускают на СЕТАМ. Поэтому до сих пор не снят риск, что Нацбанк даже после запуска ProZorro отдаст самые ликвидные залоговые активы под рефинансы на СЕТАМ и на два американские ООО. А все остальное отдадут на продажу через ProZorro.

Но тогда это не ProZorro, а замыливание глаз...

П.А.: Надо мониторить все реализации, максимально подключать общественность, Ассоциацию защиты прав вкладчиков, которые теряют больше всех от недостатка сумм возмещения, журналистов, других участников этого рынка. Если все вместе будем наблюдать и каждый факт спорных торгов озвучивать — тогда добьемся прозрачности рынка (как мы это уже сделали, когда заставили ФГВФЛ не скрывать информацию про активы, выставляемые на продажу).

Теги: нацбанк биржа электронные торги polonex
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1483