План по реформированию налоговой службы до 2020 года почти готов. Он согласован на 80% между всеми заинтересованными сторонами. Изменения в основном коснутся процессов проверочной работы, оказания услуг плательщикам и работы с должниками. Об этом сообщила советник министра финансов Украины, менеджер проекта реформы ГФС Яна Бугримова.

Выполняя рекомендации Международного валютного фонда, Минфин вместе с ГФС все лето изучали проблемы, которые надо решить в первоочередном порядке. И даже подсчитали приблизительное количество денег, которые государство теряет не только из-за неэффективной работы налоговиков, но и по причине несовершенства законов — 347 млрд грн.

Многие изменения не будут заметны со стороны, а их реальный эффект плательщики смогут оценить только по факту перемены отношения к себе и легкости выполнения тех или иных процедур. Поэтому UBR.ua выделил три ключевых изменения, которые могут произойти в ближайшее время и реально должны ощущаться бизнесом.

Перевод сервисов в онлайн

Как показало исследование, около 60% контактов плательщиков с ГФС осуществляется через Центры обслуживания плательщиков (ЦОП), что в три раза превышает средний показатель развитых стран, где только 20% — это физические контакты, а 20% контакты через call-центр, 60% — контакты через электронные сервисы.

При этом около половины обращений в украинские ЦОПы — подача налоговой отчетности и платежи.

«Плательщику важно не изменение структуры ГФС, а сервис, который она предоставляет. Если время обслуживания и уровень сервиса не меняется — эффекта не будет», – подчеркнул эксперт группы «Реанимационный пакет реформ» Илья Несходовский.

Поэтому в Минфине в 2018 году хотят перевести в онлайн оказание 10 основных админуслуг, создающих 90% обращений в ЦОПы. Всего, по расчетам Минфина, 35 из 55 админуслуг налогового направлении могут полностью предоставляться онлайн, другие могут уйти туда только частично.

Как сообщил проектный менеджер Офиса поддержки реформ при Минфине Дмитрий Кохан, сейчас только 2,4% контактов с ГФС осуществляется через call-центр, то есть в 24 раза меньше, чем количество визитов в ЦОПы. В том числе потому, что Национальный контактный центр ГФС технически в состоянии обслуживать лишь 50% входящих звонков (около 5,5 тыс. из 10 тыс. входящих звонков в день).

В следующем году чиновники намерены расширить штат, чтобы довести принимающую способность call-центра до 80%.

В Минфине также не исключают, что в будущем на наиболее часто задаваемые вопросы плательщиков будут отвечать боты, как это реализовано, например, во многих крупных финучреждениях.

«Мы сами пытаемся как можем, дистанцироваться от общения с налоговиками через онлайн сервисы. Но для регистрации РРО, например, надо минимум трижды приходить в налоговую и потратить четыре недели на оформление», — объяснил проблему Андрей Ершов из Союза украинских предпринимателей.

Кроме сервисов предлагается автоматизировать и процедуру аудита, то есть проверок предприятий.

Автоматизация проверок

Минфин и ГФС уже разработали алгоритм автоматизации камеральных проверок, благодаря которому одинаковая программа для всех областей будет обрабатывать отчетность и налоговые декларации автоматически.

По словам Дмитрия Кохана, пилотный проект в одной из областей показал, что программа анализирует данные декларации за пять минут, а инспектору нужно потратить на это около 40-ка.

«В ГФС эту идею восприняли неоднозначно. Тем не менее, мы будем распространять этот опыт на другие регионы, чтобы в дальнейшем автоматизировать камеральные проверки по всей Украине», — пообещал Дмитрий Кохан.

Это позволит освободить примерно 1,5 тыс. человек от рутинной работы и направить их на фактические инспекции бизнеса. В частности, на проверки кассовой дисциплины.

«Нас часто упрекают в том, что не проверяется применение РРО продавцами сложной бытовой техники. Что объясняется малым количеством сотрудников. В некоторых областях есть всего 4 аудитора по проверкам РРО», — признали в Минфине.

В долгосрочной перспективе чиновники намерены построить математические модели для унификации критериев для проверок. Сейчас существует порядка 40 критериев, разработанных минимум десять лет назад, а в существующем массиве баз данных ГФС хорошо разбирается всего несколько человек. В Минфине считают, что обновление и детализация модели налоговых рисков с четким отбором предприятий для плановых проверок позволит сделать проверки более объективными.

«Сейчас модель выдает до 10 раз больше предприятий, чем можно проверить текущими ресурсами, а это означает, что компании для проверок выбираются вручную по никому непонятным критериям», — заметил Дмитрий Кохан.

Наконец, автоматизация позволит решить проблемы работы с должниками.

Работа с должниками

Так же, как и в бизнес-практике, долги будут стараться взыскать с тех, кто с большой вероятностью может их оплатить. Так как из-за высокой нагрузки на одного налогового управляющего (около 800 юридических лиц и ФЛП-должников) большое количество должников отрабатывается неэффективно, либо не отрабатывается вообще.

К тому же примерно половина налогового долга имеет чрезвычайно низкую вероятность взыскания (предприятия без активов, банкроты, ликвидированные банки и т.д.).

Поэтому концепция предполагает разделение должников по категориям и определение приоритетных к взысканию долгов. Все силы налоговиков будут брошены на тех, с кого еще можно что-то взять. Для чего в Минфине хотят увеличить штат работников, которые занимаются взысканием долгов, доведя их среднюю численность с нынешних 4% всего штата ГФС до 13% принятого в развитых странах.

Теги: налоги налоговая реформа гфс
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 756