Все тот же дедушка в разорванных сандалиях и с ранами на ногах с трудом подымает на подножку троллейбуса свою тяжелую ношу