С начала года вокруг отечественного Минздрава разгораются нездоровые страсти. То директор киевского Института сердца Борис Тодуров вместе с командой именитых докторов обвинил и.о. министра здравоохранения Ульяну Супрун в срыве госзакупок лекарств, то в Винницкой области начался масштабный протест против создания госпитальных округов, то неожиданно отложили введение референтных цен на лекарства. 

И все это — на фоне массовой критики программы медицинской реформы, которая стартовала в Украине с 1 января. Проблема в том, что четкого плана преобразований Минздрав не озвучил: чиновники говорят лишь об отдельных моментах реформ, и то невнятно. Внести ясность в ситуацию UBR.ua попросил заместителя министра здравоохранения и одного из разработчиков медреформы Павла Ковтонюка. 

Павел, вы только что вернулись из Винницкой области, где местные жители протестуют против создания госпитальных округов. Против чего конкретно выступают люди? И зачем вообще нужны госпитальные округа?

Госпитальные округа нужны для предоставления качественной медицинской помощи в стационаре. Такая практика внедрена во многих цивилизованных странах. Показательный пример — Финляндия, в которой есть определенные проблемы, связанные с транспортным сообщением. И если у нас сложно добраться из одной точки в другую из-за плохих дорог, то там из-за специфического ландшафта, множества озер. 

Госпитальные округа — административное перераспределение областей на зоны, в каждой из которых есть необходимые медицинские услуги, причем в том объеме, в котором они необходимы. Наша цель — "золотой час": чтобы в каждом регионе была больница интенсивной терапии, до которой можно было бы добраться максимум за час. В состав каждого госпитального округа должна входить как минимум одна многопрофильная больница интенсивного лечения, где люди получат специализированную вторичную медпомощь, тогда как первичную — у семейных врачей. 

Почему именно час, иногда ведь на счету каждая секунда?

Давайте будем реалистичными, мы ведь не можем сразу построить сети новых больниц. Кроме того, по стандартам мировой медицины, самыми критическими для спасения пациента при попадании в разные катастрофы, при инфарктах и других экстренных случаях являются первые 60 минут после вызова медиков. 

Созданием госпитальных округов занимается Минздрав? 

По согласованию с Кабмином, мы просто даем список требований, перечень того, что обязательно должно входить в медицинские округа, какие услуги предоставляться. После этого региональные общины и представители окружных больниц формируют округа. Они определяют, какая должна быть их конфигурация. 

Затем в рамках округа будут созданы госпитальные советы. Такие организации в составе, например, глав пяти окружных больниц, составляют план развития медицинской инфраструктуры и определяют бюджет для его реализации. 
Финансировать такие планы будет государство — после того, как их получит и рассмотрит. Предполагается, что в текущем году завершится распределение на госпитальные округа и советы составят планы развития. 

В эти планы будет входить строительство новых больниц?

Да, но в этом году мы будем только утверждать планы. Главная цель на сегодня — чтобы любой человек, вне зависимости от места жительства, мог получить гарантированную медицинскую помощь: в надлежащее время и надлежащего качества. 

Потому что зачастую привозят больного в ближайшую клинику, а там нет ни нужного оборудования, ни необходимых лекарств. А после создания госпитальных округов гарантированно все будет. 

Звучит весьма оптимистично. Почему тогда протестуют жители Винницкой области? Вы так и не ответили на этот вопрос…

Это особый регион, в котором еще во времена Януковича, в 2012-2014 годах пытались ввести госпитальные округа. Тогда возникло немало проблем, то есть, люди помнят негативный опыт. Усугубили ситуацию распространяемые кем-то слухи, что местные больницы будут закрывать. Но мы ведь хотим не закрывать, а наоборот, открывать новые медучреждения.

Кому, на ваш взгляд, выгодно распространение подобных слухов?

Не знаю, но чем дальше, тем больше убеждаюсь, что политика и медицина тесно связаны, хотя медицина вроде бы и "неполитическая" тема. Есть люди, которые создают себе пиар на негативе, разжигая протестные настроения. Очевидно, это те, кто метит на ведущие политические позиции в регионе. 

Скажи народу, что на нем проводят опыты, и он поверит, скажи, что закрывают больницы и он тоже поверит, потому что страх — одна из самых сильных эмоций. Особенно страх смерти. А медицина — это же о жизни и смерти! Вместе с областными органами мы проводим сейчас разъяснительную работу, и ситуация постепенно стабилизируется. 

Рассуждая о пиаре, нельзя не вспомнить о конфликте между Ульяной Супрун и Борисом Тодуровым. Что вы думаете об этом скандале, кому он выгоден?

Я стараюсь не комментировать эту ситуацию. А вообще, мы занимаем абсолютно четкую позицию: работать исключительно с фактами. Мы представляем наши факты, Тодуров и его сторонники — свои. Пусть общество решает, проанализировав аргументы обеих сторон, кто прав, кто виноват.

Как проходит процесс медреформ, в частности, запланированный с начала января 2017 года переход на страховую модель медицины? Какие проблемы уже возникли?

Проблема в том, что время играет против нас. Я считаю, что Украина потеряла "окно возможностей" в 90-е годы, потом в 2004 году. И чем дальше, тем сложнее что-то менять. Медицинские реформы, как хирургия, — очень болезненный, неприятный процесс. У пациента должен быть определенный духовный и физический ресурс, чтобы восстановиться после операции. 

Пациент в данной ситуации — это Украина и ее система здравоохранения. Задача в том, чтобы внедрить за кратчайшие сроки изменения, которые другие страны проводили в течение многих лет. Наша задача, чтобы операция прошла как можно более успешно, быстро и безболезненно. Приходится работать не только над внедрением новых моделей медицины, но и над преодолением страха людей перед переменами, боязнью нового.

Введение референтных цен на лекарства отложено до 1 апреля. С чем это связано? 

Фармрынок это не моя зона ответственности, за это отвечает замминистра Роман Илык. Могу лишь сказать, что, очевидно, потребовалось больше времени на внедрение этой программы. Это ведь огромный объем работы: нужно сформировать новые, максимально доступные цены на определенные группы препаратов, сверить их стоимость с ценами в пяти соседних (референтных) странах — Польше, Словакии, Венгрии, Чехии и Латвии, заключить договора с аптеками и т.п. У нас цены на лекарства не должны быть выше, чем в референтных странах, но во многих случаях у нас они выше. 

С 1 апреля также должна действовать программа реимбурсации? Как она будет внедряться на практике?

При реимбурсации часть расходов на лекарства покроет государство. В список входит 21 препарат. Врач назначает пациенту лекарство для лечения сахарного диабета, сердечно-сосудистых заболеваний или бронхиальной астмы, и в аптеке по рецепту выдают лекарства бесплатно или за часть стоимости. 

Аптека взамен рецептов и чеков получает компенсацию из госбюджета. Суть реимбурсации в том, что пациент не должен ограничиваться в выборе лекарств: самый дешевый препарат из списка можно взять бесплатно, а за дорогой доплатить разницу.

Согласно разработанной вами программе медицинского страхования, на человека предусмотрено всего 210 гривен в год. Вряд ли за такие деньги можно получить качественные услуги…

Многие не понимают, что сумма 210 гривен — это не сумма страхового полиса, а тарификация врача, часть его дохода за обслуживание одного пациента. А пациентов у него может быть несколько сотен, до 2 тыс. 

Государство платит врачу эти 210 грн., и он в течение года предоставляет человеку, с которым заключил договор, абсолютно все услуги в рамках первичной медицинской помощи, то есть, консультацию семейного врача, терапевта, педиатра. 

Что подразумевает консультация, какие это услуги?

Сформирован довольно большой список услуг, который мы подготовили и вынесем в этом месяце на публичное обсуждение. Это, в частности, регулярные осмотры, лечение всех простых заболеваний, которые не требуют дополнительного оборудования или привлечения дополнительных узких специалистов, — а это большинство обращений к врачу первичного звена. 

Кроме того, если семейный доктор не может помочь пациенту, он перенаправит его к другому специалисту, и будет следить за тем, как идет процесс лечения, постоянно его контролируя. Сейчас, несмотря на то, что в среднем каждый человек вносит на здравоохранение примерно 1500 грн. ежегодно, тратятся они не на пациента, а на больницу. Мы же стремимся, чтобы было наоборот.  

Специализированная помощь, например, кардиолога, хирурга не входит в список "первичной" помощи?

Нет, но со следующего года мы введем тарификацию и для узкоспециализированных врачей. Но, поверьте, когда врач первого звена будет более финансово мотивирован и заинтересован в качественном лечении, он в большинстве случаев будет решать все проблемы сам. 

Сейчас терапевты не мотивированы, у них достаточно знаний, но недостаточно желания лечить. Поэтому зачастую и отправляют пациента к другому доктору, не углубляясь в проблему. Но если от числа пациентов будет зависеть зарплата врача, ситуация кардинально изменится!

Вы говорили, что договор можно будет заключить как с государственной, так и с частной клиникой. Но в последних цены ведь космические. Если человек захочет обслуживаться в частном медучреждении, не придется ли доплачивать? 

Базовый набор услуг первичной медицинской помощи должен быть бесплатным для пациента, как в государственной, так и частной клинике. И это условие, необходимое для того, чтобы учреждение принимало участие в программе страхования. После консультации врач может направить пациента к "узкому" специалисту, но у него будет выбор куда обратиться: к врачу этой же частной клиники за деньги или в государственную поликлинику бесплатно. 

То есть, уже сейчас можно выбирать врача и заключать с ним договор?

Пока нет, можно будет, начиная с весны. В разных регионах новая система страховой медицины будет вводиться в разное время, по мере готовности, и материальной, и юридической. Одним из первых будет, скорее всего, Киев. 

Каковы планы Минздрава на нынешний год? Стоит ли ожидать глобальных перемен?

Наша цель — максимальный переход на новую систему финансирования первичной медицины, когда врач, в том числе частный специалист, получает деньги за лечение конкретных людей. 

Также в этом году мы будем готовить стационары (больницы) к переходу в 2018-м на новую систему финансирования. До конца года закончим формирование госпитальных округов и утвердим планы их развития. И, конечно же, с начала апреля — внедрение программ реимбурсации, формирование референтных цен на лекарства. 

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: страхование медицина
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 854