Украинский потребитель чаще поглядывает в сторону экотоваров. О перспективных сегментах рынка "зеленой" продукции.

"Быть зеленым — это сексуально!", — утверждает Дмитрий Чоповский, создатель интернет-магазина Sexy Green. "Наибольшим спросом из экотоваров пользуется бытовая химия. Она занимает порядка 40% оборота. 30% приходится на косметику, — делится бизнесмен. — В ближайшее время запускаем новую услугу — доставку по Киеву органических продуктов питания".

Украинцы, находясь в режиме жесткой экономии, продолжают покупать экотовары по цене как минимум в полтора-два раза превосходящей их "нечистых" братьев. Оказалось, что для экосегмента — чем хуже, тем лучше. Ему и мировые кризисы, и массовые заболевания только на пользу.

"Я болею тобой"

Мода на эко началась с продуктов питания. Создателями первых органических хозяйств были хиппи. Потом мода из Америки перекинулась в Европу. Но массовый интерес к экопродуктам был вызван спустя десятилетия угрожающей динамикой роста числа различных заболеваний: сердечно-сосудистых, онкологических, аллергических. Вносят свою лепту и вспышки атипичных болезней.

"В мире любая ситуация, связанная с загрязнением продуктов питания, сразу же приводит к росту потребления органики. Например, эпидемия коровьего бешенст­ва в Англии, — вспоминает Евгений Милованов, председатель правления Федерации органического движения Украины. — Паника из-за свиного гриппа не должна отразиться на отечественном экорынке — здесь нет прямой взаимосвязи. То, что возросло потребление продуктов, содержащих витамин С: например, малинового сиропа и варенья, в том числе и органического — это не есть экопрорыв".

По данным Федерации органического движения Украины, количество экохозяйств в нынешний кризис не сократилось, а даже увеличилось: в 2007 году их было порядка 90, в 2008-м — 118, а в 2009-м — более 120. Общая площадь органических сельхозугодий в Украине составляет 270 тыс. га, в то время как в России, например, всего лишь 3 тыс. га. "В нашей стране потребление чистых продуктов питания растет за счет внутреннего производства. Собственная продукция сейчас занимает примерно 50% рынка", — говорит Евгений Милованов.

Также согласно информации Федерации органического движения Украины, отечественный рынок органических продуктов в денежном выражении оценивается на уровне Балканских стран: от нескольких сот тысяч долларов до $1 млн. До уровня стран ЕС (объем рынка $11 млрд.) Украине еще далеко.

Стоит заметить, Интернет как канал сбыта для экотоваров сегодня вполне эффективен.

Портрет потребителя чистых продуктов полностью совпадает с портретом активного интернет-пользователя: гражданин Украины среднего возраста, с достатком выше среднего, обладатель диплома о высшем образовании. "Но на самом деле пачку органической крупы или макарон себе могут позволить даже студенты, — замечает Евгений Милованов. — И они-то как раз в последнее время все чаще и чаще приобретают подобные товары".

"В Украине экотренд — это удел богатых и молодежи. Богатых — потому, что за "эко" надо доплачивать и это престижно, а молодых — потому что модно", — объясняет ситуацию Нина Рохманюк, директор по стратегическому планированию "Бюро маркетинговых технологий".

"Но есть одна проблема. Желание потреблять экоеду не всегда трансформируется в реальные покупки. Так, согласно данным опроса, проведенного в Германии, порядка 90% немцев готовы приобретать экоеду, но делает это всего лишь 60% опрошенных", — отмечает г-н Милованов.

В заботе о собственном здоровье (вернее, в бегстве от аллергии) украинцы покупают и безопасную бытовую химию. Ежегодно один житель Украины приобретает примерно 4,5 кг всевозможной бытовой химии, — соответственно, объем рынка составляет порядка 2 млрд. грн. (при средней цене 1 кг бытовой химии 10 гривен ). На данный момент доля экохимии составляет около 0,3-0,5% (а еще пару лет назад исчислялась сотыми), в то время как в странах Восточной Европы этот показатель в 5-10 раз выше. Вот только выбор отечественных производителей в этом экосегменте, мягко говоря, не велик. По словам Дмитрия Чоповского, крупный производитель всего один — "Дакос-Т". Спасает ситуацию только то, что бытовая химия к скоропортящимся товарам не относится. А значит, ее можно (опять-таки преимущественно через Интернет) доставлять в любую точку страны. Рынок же пищевых продуктов подразумевает географическую сегментацию и создание локальных брендов. А потребитель, готовый "заболеть" экобрендами, существует во всех крупных городах. "Дети асфальта" подсознательно тянутся к природе. По моим наблюдениям, очередной всплеск экоактивности будет примерно через год, и должен он начаться именно в крупных городах, где есть платежеспособное население и переизбыток "пластмассовой" пищи", — утверждает Дарья Манеева, маркетолог.

Встроенная экономика

Энергетический кризис 1970-х годов начался от большой экономии: члены ОПЕК снизили объемы добычи нефти, что и привело к резкому удорожанию последней. И экономия вошла в каждый дом: человечество стало учиться экономить ресурсы. Интерес к альтернативным источникам энергии, а также энергосберегающим технологиям дал толчок для развития экосегмента.

Появление "зеленых домов" (под "зеленым строительством" подразумевается более рациональное использование различных ресурсов как при возведении объекта, так и при его эксплуатации) и ресурсосберегающей бытовой техники — это тоже отголосок кризиса 70-х ХХ века. Но в Украине может позволить себе так экономно роскошничать только премиальный сегмент.

"Зеленые дома" — это в первую очередь идеология, а потом уже технологии и средства. И если освоить второе — вопрос реальный, то с первым мы пока упираемся в глухую стену, — говорит Константин Шульга, менеджер по продукции компании ABB. — Мое направление — интеллектуальное управление зданиями — это возможность снизить расходы энергии на освещение, отопление, вентиляцию и т.д. Изначально такие системы создавались для коммерческих объектов, где через 10-15 лет средства, затраченные на проектирование и внедрение, окупались за счет экономии энергоресурсов. Но в Украине недвижимость покупается готовой или арендуется, поэтому подобные решения прижились в част­ном сегменте, где более востребованы функции "зеленого дома", но для обеспечения комфорта". Подобные системы существуют уже более 20-ти лет. Объем мирового рынка приближается к $20 млрд., из которых 40% приходится на страны Европы и 45% — США и Японии. А продажи таких систем в Украине пока что можно сосчитать на пальцах двух рук.

Похожая история вышла и с ресурсосберегающей бытовой техникой: в течение первого квартала 2009 года объем продаж крупной бытовой техники в Украине составил 1,7 млрд. гривен., что на 14% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Положительная динамика сохранилась только в премиальном сегменте (рост продаж составляет порядка 1-2%). "Бытовая техника — только как прикол! Потому что никому нет дела, заплатить за воду за месяц 36 гривен. или 54, например. А тем, кому есть до этого дело, не хватает денег на экотехнику, — уверен Андрей Ягодзинский, директор по стратегическому развитию РА TABASCO. — Исполь­зуются в основном только системы энергонезависимости домов, например: тепловые насосы, солнечные батареи, ветряки и другие подобные вещи, которые уже есть, но на рынок еще не выведены. Слишком дорого их покупать и обслуживать, поэтому речь идет не о выгоде или добром отношении к природе, а исключительно о независимости от централизованных поставок энергии".

Но все же есть одна предпосылка для появления в среднеценовом сегменте такой экономии. Способствует этому сама стоимость энергоресурсов.

"Рыночные ниши, в которых экология "помогает" экономить деньги, будут заполняться. Например, счетчиками воды уже никого не удивишь. На очереди — счетчики тепла, которые пока дороги, но с ростом цен на коммунальные услуги станут более "экологически окупаемыми", — уверена Нина Рохманюк.

Юнона и авоська

Целевая аудитория "зеленого" ширпотреба в Украине предельно узкая. Это продвинутые и небедные люди, которым либо есть дело до экологии, либо они являются приверженцами всего натурального. "Продаются ведь эко-сумки, мыло, косметика, иногда даже карма-фри бриллианты", — говорит с улыбкой Андрей Ягодзинский. То есть все, что модно. Мода — это третий (после болезней и экономии), самый позитивный и простой ответ на вопрос "почему покупают эко".

"Зеленые вещи" создают в основном модные дизайнеры. "В Украине дизайнер Лилия Пустовит вместе с "Крихіткой Цахес" скреативили "Торбу — природе" и она пошла "на ура"! А все потому, что было выполнено два условия: правильно выбрано название и ЦА, — утверждает Дарья Манеева. — Например, та же Аня Хиндмарч продавала экосумки по $10-15 (обычно ее продукция стоит в 100 раз дороже). И всего лишь за несколько дней было продано 20 тыс. экземпляров. С хорошим "зеленым слоганом" можно продать любую экоодежду и аксессуар". Дмитрий Чоповский с этим согласен: его магазин тоже в ближайшее время планирует выставить на продажу серию футболок с месседжами для "зеленых и сексуальных".

Но к патовым ситуациям приводит предложение экотоваров антагонистам. По словам Антона Миронова, директора спортивного магазина "Номад", когда потенциальным потребителям предложили сделать выбор между стандартным синтетическим спальником и аналогичным, но сделанным из вторсырья — в частности, из использованных пластиковых бутылок, — все голоса были не в пользу эко. И это несмотря на то, что экоспальники ничем не отличались по качеству, хотя их цена была примерно на 20-25% выше. Собеседник отмечает, что в Украине одежда из переработанного сырья почти не пользуется спросом — разве что редкий зеленый турист посмотрит. А вот охотники и рыболовы, считающие, что они увлекаются VIP-хобби, говорят, что не готовы отдавать деньги за одежду из мусора.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: экология товары перспективы
Источник: власть денег Просмотров: 2525