Норковые шубы, полушубки из лисицы и песца — дорогие и красивые вещи, вокруг которых постоянно кипят страсти. Одни мечтают о приобретении такой роскошной одежды; другие уверены, что возможность красиво выйти в свет не стоит жизней десятков животных. Как бы то ни было, пушной бизнес в соседней Беларуси есть, и занимаются им не только государственные предприятия, но и частники.

Как популярные бренды стали сверх-узнаваемыми

Звероферма в деревне Литусово была построена более 20 лет назад. Все это время ее хозяева занимаются разведением пушного зверя. По сравнению с другими зверофермами, сегодня это не самое большое предприятие. На момент, когда мы приехали в Литусово, большую часть животных уже забили, в клетках остались "дозревать" 600 голов песца и лисы, 1000 голов норки. Раньше поголовье доходило до 17 тысяч, но предприниматели отказались от таких больших объемов, предпочтя количеству качество.

Читайте также:

— Мы выращиваем скандинавскую черную и жемчужную короткошерстную норку, серебристо-серого песца, черно-бурую лису и рыжую огневку, — рассказывает Екатерина, показывая нам длинные ряды клеток, большинство из которых уже пустые. — Оставшихся зверей будем забивать через 7—10 дней — мех должен дозреть. Останутся только самцы и самки, необходимые для дальнейшего разведения.

 В условиях дикой природы норки живут около 10 лет. На звероферме самок, которые дают потомство, и самцов-оплодотворителей держат до 3 лет, после чего животное идет на убой, так как из-за интенсивной кормежки у него "садится" печень. Основная же масса норок живет лишь 8 месяцев — они рождаются в апреле, а на убой идут в ноябре. Такой же недолгий срок жизни и у песцов с лисами. Правда, песца-оплодотворителя используют 7—8 лет, но для этого ему приходится немало поработать — некоторые самцы кроют до 30 самок за сезон.

— Скажу честно, я никакой жалости к животным, когда идет забой, не испытываю, — признается Екатерина. — Наверное, это профессиональная деформация. Наоборот, чувствую глубокое удовлетворение, понимаю, что долгий и трудный рабочий процесс подходит к окончанию. Я радуюсь, что удалось вырастить хороший мех, я его продам и заработаю деньги.

Хозяйка фермы рассказывает, что самый тяжелый характер у лис, — они почти всегда агрессивны, своенравны. Норки по природе своей любопытны и позволяют человеку многое. Самые добродушные и покладистые — песцы. Причем чем светлее окрас животного, тем оно будет добрее. Это касается также и норок, и лисиц.

— Обывателю кажется — ничего сложного: посадил зверушку в клетку, насыпал ей корму и жди, пока вырастет, — говорит Екатерина. — На самом деле звероферма — это адский труд. Корм надо найти, привезти, хранить, правильно готовить, вовремя животным давать… И каждый этап напрямую влияет на качество меха. К примеру, в июле, когда еще животные маленькие совсем, было жарко, а на выходе, когда идет забой в ноябре, качество меха из-за этого уже не то. Для того чтобы контролировать процесс, необходимо предвидеть развитие событий хотя бы на полгода вперед. Например, весной родились маленькие щенки, размером они поначалу — 2,5 см. Вроде все хорошо, провели первую вакцинацию, и тут резко  — жара 28 градусов. Животные к этому просто не готовы, 30—40 голов в день может умереть, не выдерживает сердце.

Когда приходит время, животных усыпляют смертельной инъекцией. Они засыпают, останавливается сердце. Снятые шкурки обезжиривают, сначала вручную, после — в специальном барабане с опилками. После этого их натягивают на деревянные доски и сушат. На заключительном этапе обработки уже готовые шкурки вновь бросают в барабан, заполненный опилками, слегка смоченными бензином (чтобы мех распушился, стал мягким и принял товарный вид). С момента, когда животное усыпили, до того времени, когда мех готов к продаже, проходит двое суток.

Шкурка норки стоит 50 долларов, песца — 100—120 долларов, лисы — от 150 до 170 долларов. На норковую шубу идет около 60 шкурок норки, на полушубок — около 30—35. Если полушубок делают из песца или лисицы, на него идет около 12 шкурок.

Как стать успешным. Известные бренды одежды и их создатели

Уже много лет Екатерина работает с мехом, но своей шубы у нее до сих пор нет. Не то чтобы у нее нет возможности ее пошить, просто она не видит смысла в таком приобретении.

— Я считаю, что деньги в шкафу висеть не должны, лучше я их вложу в производство, — говорит хозяйка фермы.

— Наверняка после публикации будет немало нелестных комментариев в ваш адрес со стороны защитников животных.

— Люди искусственно выращивают цветы, убивают их и продают. Я выращиваю норок, лис и песцов, продаю мех. Благодаря тому что мы занимаемся этим бизнесом, пушных зверей, живущих на воле, стреляют меньше. Это жизнь. Искусственный мех никогда не сможет сравниться с натуральным. Норковая шуба — это статусная вещь. Женщина, надевшая норку, молодеет лет на 10, ловит на себе взгляды окружающих. И я горжусь, что помогаю ей в этом.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: производство мех
Источник: Onliner Просмотров: 12670
Загрузка...
Загрузка...