Атака французского правительства на ArcelorMittal и Лакшми Миттала будет иметь последствия, значительно превосходящие проблему закрытия двух убыточных домен. Попытки государства заставить капиталистов "правильно" вести бизнес могут стать началом конца европейской металлургии, неконкурентоспособной в нынешних экономических реалиях.

Игорь Жигир

Обремененные высокими зарплатами и налогами, расходами на сырье и платежами за выбросы СО2, крупнейшие меткомпании в ЕС проигрывают борьбу за рынки конкурентам из Азии, Америки и СНГ.

 Мировой рынок стали: Новые попытки повышения цен

Ключевой проблемой вошедшей в период серьезного кризиса европейской сталелитейной промышленности является избыток производственных мощностей на фоне стагнации потребительского спроса.

Франция: экономика и политика, социализм и расизм

В информационной войне между французским правительством и крупнейшей мировой меткомпаний ArcelorMittal явных победителей не оказалось, а репутация обеих сторон сильно подорвана.

Является ли поражением ArcelorMittal отказ от планов уволить более 600 сотрудников на заводе Florange и обещание инвестировать средства в улучшение отделки и упаковки готового проката за следующие пять лет?

Можно ли считать победой правительства Олланда тот факт, что домны, которые простаивают уже 18 месяцев по причине отсутствия спроса, так и останутся закрытыми? Оба вопроса, понятно, риторические…

С экономической точки зрения все ясно – две домны на Florange неконкурентоспособны, особенно при текущем слабом рынке, и ArcelorMittal намного выгоднее получать полуфабрикаты с завода в Дюнкерке.

С политической тоже – резкие, в духе Уго Чавеса, заявления министра промышленности Арно Монтебурга о возможности национализации предприятия, вызваны весьма непростой экономической ситуацией во Франции. Уровень безработицы достиг 14-летнего максимума в более чем 10%, а рейтинги президента страны Франсуа Олланда находятся на рекордно низком уровне уже через полгода после избрания.

Конечно, многие понимают, что есть разница между риторикой правительства социалистов и реальностью, однако заявления Монтебурга все равно вызвали бурю возмущения в деловой среде Европы. После введения высокого налога для богатых, заявления о национализации стали поводом для новой дискуссии о степени влияния государства на бизнес, о законах рынка и политической целесообразности.

Прежде всего, нанесен ущерб Франции как месту для ведения бизнеса – и именно тогда, когда она так нуждается в иностранных инвестициях, чтобы предотвратить рецессию.

 

Европейская деловая пресса пишет и о том, что министры Олланда не понимают (или делают вид), что ArcelorMittal, частная компания, не является помощником французского правительства в реализации каких бы то ни было политических целей, а единственной ее задачей является эффективная работа и получение прибыли. Как показывают последние события, испорченные отношения с крупнейшей стальной компанией могут обернуться неизмеримо большими потерями для Франции – ее промышленности, налогов и занятости. Разумеется, ArcelorMittal не уйдет из Франции, во всяком случае, до тех пор, пока в ней работают большие автомобильные концерны, но на большие инвестиции впредь можно не рассчитывать.

В конечном счете, давление на ArcelorMittal достигло, как мы видим, лишь ограниченных результатов. Сначала Лакшми Миттал обещал, что доменные печи Florange будут использованы в проекте ULCOS (Ultra-Low Carbon CO2 Steelmaking, производство стали с минимальным уровнем выбросов углекислого газа), что гарантировало бы их поддержание в рабочем состоянии и соответственно сохранение рабочих мест. Однако уже 5 декабря компания заявила, что попросила Еврокомиссию, которая курирует программу ULCOS, отозвать заявку по Florange "по техническим причинам".

Учитывая, что основное бремя расходов по проекту (€ 620 млн.) будут нести не ArcelorMittal, а Еврокомиссия и французский бюджет, все это выглядит как месть Миттала за оскорбления со стороны министров Олланда.

Конечно, в Европе и мире ни у кого нет иллюзий в отношении персоны Лакшми Миттала и его бизнес-методов, однако в данном случае, пишет европейская пресса, его действия мотивированы чистой экономикой, тогда как Елисейский дворец ведет себя как "истеричная девица". Чтобы вынудить Миттала к реальному компромиссу, правительству следовало задействовать имеющиеся экономические рычаги давления (они есть), а не устраивать публичные разборки с угрозами, которые находятся, скажем так, вне правового поля. К слову, кабинет Саркози, который также имел немало проблем с Митталом, использовал именно тактику "схватки бульдогов под ковром", и в большинстве случае достигал желаемого, тогда как правительство Олланда вероломный индиец прямо "посадил в лужу".

Забавно, но Монтебурга в ряде СМИ даже назвали расистом, акцентировав внимание на то, что публичной обструкции подвергся миллиардер индийского происхождения, в то время как такие крупные национальные работодатели как PSA Peugeot Citroën, Air France и Sanofi, увольняли французских рабочих тысячами, но избежали каких-либо санкций.

Еще одно важное последствие войны правительства социалистов с ArcelorMittal заключается в том, что публично нападая на крупного работодателя и инвестора, правительство провоцирует профсоюзы и рабочих к забастовкам и волнениям, что не только не способствует стабилизации экономики, но и чревато непредсказуемыми последствиями. 6 декабря французские металлурги, по примеру итальянских коллег, ранее захвативших завод Ilva в Тарранто, заблокировали производственные участки Florange, намереваясь "взять в свои руки" будущие решения о судьбе предприятия. А чтобы Лакшми Миттал не сомневался, что профсоюзы настроены серьезно, акцию металлургов Лотарингии поддержали трудящиеся других французских заводов ArcelorMittal. В понедельник может начаться массовая стачка рабочих в целом ряде регионов Франции. Вполне возможно, что из "французской искры" может разгореться "общеевропейское пламя". Помимо ArcelorMittal, которая остановила уже 10 из 25 доменных печей в Европе, серьезные проблемы переживают и другие крупнейшие европейские стальные компании – итальянские Riva, Beltrame и Lucchini, испанская Alfonso Gallardo, немецкие ThyssenKrupp и Salzgitter, индо-британская Tata Steel и даже всегда благополучные шведская SSAB и финская Ruukki.

Евростальной дисбаланс

Сегодня европейский стальной спрос переживает худшие с 2009 г. времена. Во 2 квартале видимое сталепотребление в ЕС упало на 12% в годовом исчислении, за 1-е полугодие снижение составило 10%. Благодаря значительному сокращению импорта, падение внутренних поставок европейских сталекомпаний за полгода составило "всего" 7%.

В 2012 г. производство в секторах, использующих сталь, упадет на 3%, видимое потребление сократится на 9%, реальное потребление – на 4%.

Европейское стальное производство в ближайшие годы – а скорее никогда – не вернется на докризисный уровень. Необходимость приведения мощностей в соответствие с реальным текущим спросом понимают и в Eurofer, и в офисах ведущих меткомпаний, и в Еврокомиссии.

По словам президента Eurofer Вольфганга Эдера, попытка поддерживать производство по политическим и социальным причинам была бы ошибкой, которая ранее уже приводила к негативным последствиям. В настоящее время коэффициент использования мощностей в европейской стальной отрасли составляет около 70%, но в ряде стран он уже близок к 50%.

В следующем году некоторый рост потребления будет (?) в лучшем случае лишь со 2-го полугодия. В 2013 г. видимое и реальное потребление стали сократится, по прогнозу Eurofer, на 1%. Рост ВВП в планируется на уровне 0,4%, промпроизводство также продемонстрирует небольшое восстановление (+0,5%), после падения на 2,2% в нынешнем году.

Производство в машиностроении и производстве бытовой техники, как ожидается, увеличится на 0,8% и 1,4% соответственно, однако в секторах строительства, автомобилестроении и судостроении прогнозируется дальнейшее снижение: на 0,9%, 0,7% и 4% соответственно. У Moody`s же считают, что прогноз Eurofer слишком позитивен, и в 2013 г. стальное потребление сократится на 2-4%.

Динамика стального производства и видимого потребления в ЕС, млн. т:

 

2007

2008

2009

2010

2011

2012 (оценка)

2013 (прогноз)

Пр-во

210,2

198,2

139,4

172,8

177,65

170

165

Потребл.

201

185

121

148

157

144

145

Источник: данные Eurofer, оценки автора

Даже если экономикаЕСк 2014-2015 гг. выйдет из рецессии, спрос на сталь в ЕС не превысит отметку в 160 млн. т. В то же время, при наличных мощностях по производству нерафинированной стали в Евросоюзе в 210 млн. т в 2011 г. было выплавлено 178 млн. т, в текущем году будет не более 170 млн. т.

Таким образом, для достижения баланса между спросом и предложением мощность стальной отрасли ЕС должна быть снижена на 20-25%. Причем сделать это надо не за 15 лет или 20 лет, а за ближайшие 2-3 года.

Такие решения будут приниматься не национальном уровне, а на уровне компаний. Но, поскольку ожидаемое сокращение избыточных мощностей повлечет за собой сокращение минимум 100 тыс. рабочих, в Eurofer уже около полугода ведутся консультации по принятию некой новой стратегии для европейской сталелитейной промышленности. Отрасль имеет решающее значение для экономики и занятости Евросоюза, поэтому принятие мер для сохранения ее долгосрочной конкурентоспособности остается одним из приоритетов ЕС.

 Производство стали в ноябре побило пятимесячный рекорд

Понятно, что в текущей экономической ситуации сокращение избыточных мощностей должно проводиться мягко, постепенно, дабы избежать социальных взрывов. Исход противостояния на Florange станет первым тестом на способность металлургии ЕС найти компромисс между рыночной ситуацией, социальной справедливостью и политической целесообразностью. Найти решение, которое удовлетворит всех, почти невозможно, но Западная Европа не раз демонстрировала умение договариваться.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: промпроизводство металлургия сталь
Источник: umgk.info Просмотров: 836
Загрузка...
Загрузка...